В наше время повальным стало увлечение телесериалами

В наше время повальным стало увлечение телесериалами

Общество

В наше время повальным стало увлечение телесериалами. Почему? Потому что зрителю хочется «продолжения»! Они протестуют против завершения экранной судьбы полюбившихся героев. Сто с лишним лет назад такие «сериалы» с успехом заменяли газетные фельетоны, печатавшиеся «с продолжением». Кто же был одним из авторов этих «сериалов старого времени»?В детстве все обучение купеческого сына Мити Астафьева ограничилось грамотой, которую ему преподавала монашка московского Рождественского монастыря. Несмотря на это, Митя рано пристрастился к чтению. Читал он все подряд, пользуясь услугами разносчика книг в торговых рядах, который давал за гривенник книжки «на прочет».Однажды летом в окрестностях отцовской лесопилки, находившейся недалеко от села Ильинское, он повстречал дачника – доктора Лосева. Обнаружив потрясающее невежество купеческого сына, Лосев стал корить его ленью, дал ему учебники, подыскал репетитора. И через некоторое время, на 19-м году жизни, Дмитрий Астафьев отправился держать экзамены за 1-й класс гимназии. Он сдал закон Божий, математику, но срезался на русском языке, налепив такую массу ошибок, что экзаменаторы ужаснулись.Дмитрию пришлось «взять себя в узду»: за три года он одолел премудрости не только русской грамматики, но и французской, а отчасти и немецкой. Успехи окрылили молодого человека, и он уже всерьез собирался поступать в университет, но… отец разорился, и Дмитрию пришлось думать о пропитании. Взяв псевдоним Дмитриев, Митя начал писать бытовые пьесы, что у него недурно получалось. А вскоре Дмитриев стал постоянно печататься в московских журналах: «Свет и тени», «Развлечение» и многих других. Его заметил Никита Петрович Гиляров-Платонов, издатель газеты «Современные известия», и пригласил к сотрудничеству. Дмитриев печатал в газете статьи, посвященные церковно-духовной тематике, а также повести и рассказы, став мастером «романов в фельетонах».Когда открылась газета «Новости дня», его пригласил на работу редактор А. Я. Липскеров. Это была настоящая литературная каторга. Дмитриеву платили по три копейки за строчку, и, чтобы свести концы с концами, автор умудрялся «вести» по роману в нескольких газетах. Это приносило рублей 40 в неделю, и он считал себя богачом. Какие-то деньги давали и пьесы, шедшие в провинциальных театрах. Всего в месяц набегало рублей 200 – жить можно! А на свое 50-летие Дмитриев получил от Липскерова конверт, в котором была… одна копейка! Это означало, что автору отныне прибавили копейку за слово.К концужизни Дмитриев успешно совмещал два занятия – писательство и служение в церкви. Сан священника он принял, решив оставить мирскую суету после ранней кончины от чахотки своего сына. Но суета не отпускала, и Дмитриев по-прежнему писал «фельетоны с продолжением». Последний роман писателя печатался в одной из московских газет уже после его смерти в марте 1915 года: верный многолетней привычке, он написал несколько частей «впрок»…

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse