Возмездие

Возмездие

Происшествия

[b]Советское правосудие когда-то гордилось неотвратимостью возмездия: сколько бы ни прошло лет, оно не забывало и не прощало. Российское не так уж редко прощает, а часто просто забывает. Но сейчас оно поставлено перед неизбежностью реализовать то самое возмездие – слишком уж резанули общество два преступления, одно из которых произошло три года назад, а второе – чуть меньше года.[/b]По стечению обстоятельств, практически одновременно с началом суда по делу погрома на царицынском рынке в руки следствия попал один из основных подозреваемых по делу о взрыве домов в Москве и Волгодонске, и оттуда тоже потекла информация о показаниях подозреваемого. Сразу после злодеяний власти клялись найти и обезвредить виновных; сейчас мы можем убедиться, что свое слово они пытаются сдержать.Однако практически сразу же стало ясно, что сдержать его не так-то легко. Адам Деккушев, задержанный в Грузии и выданный России, даже с точки зрения следователей не является организатором терактов в Москве и Волгодонске и потому вполне мог не знать, кто именно поручил взрывать дома. К тому же у него было целых три года на заметание следов, и, надо полагать, он воспользовался этим обстоятельством. Что же касается погромщиков, то, по последним сообщениям с процесса, у них растут шансы уйти безнаказанными, так как потерпевшие и свидетели пока игнорируют судебные заседания.Причина проста: торговцы-южане зачастую имеют сложные отношения с правоохранительными органами, которые улаживают исключительно неофициально, и излишняя «засветка» им не нужна – выйдя из тени, они станут объектом интереса фискальных органов, которые в экономическом плане для них куда страшнее скинхедов.Кроме того, практика законоприменения в России приучила их к мысли, что неофициальные пути «восстановления попранной справедливости» эффективнее официальных (об этом, кстати, даже президент в послании к Федеральному собранию говорил, так что сюрпризом для органов юстиции это являться не может). Так что процесс имеет все шансы развалиться – причем раз и навсегда.Но наиболее опасно, если общество увяжет два разбирательства и скинхеды-погромщики воспользуются этим, попытавшись представить себя мстителями за страдания москвичей и тем самым превратив суд в откровенно политическое шоу.Рядовым российским гражданам, после того как страна пережила весь ужас взрывов, похищений, чеченского садизма по отношению к пленным, кажется неприемлемым даже само сравнение «обычных хулиганов», которыми они считают скинхедов и прочую воинствующую молодежь, с профессиональными террористами. Многочисленные опросы общественного мнения показывают, что люди в большинстве крупных городов России воспринимают выходцев с Кавказа достаточно настороженно – и это вполне объяснимо. Международные бандиты действительно должны понести заслуженную кару, но сам факт участия лица в незаконных вооруженных формированиях должен быть доказан.С другой стороны, националисты-хулиганы – такие ли уж они «обычные»? Учитывая размах, с которым они берутся за дело «избавления» столицы, а затем – в планах – и всей России от «инородцев», количество регулярно совершаемых ими преступлений, а также уровень организации, можно утверждать, что нет. На сегодня скинхеды – это не просто бритые ребята, которым хочется пошуметь и подраться, а дисциплинированные, почти военные отряды со своими главарями-планировщиками, эмблемой, нормами образа жизни и жутковатой философией. Достаточно сказать, что своим кумиром они, убежденные славяне, избрали Адольфа Гитлера и день его рождения, 20 апреля, каждый год отмечают массовой бойней. Напрашивается вывод, что факт участия в такого рода группе есть обвинение в антисоциальности, а в данном случае – просто в уголовном преступлении. Но, опять же, его нужно в законном порядке доказать.В общем, есть четыре варианта исхода процессов. Два – наиболее вероятные. Если все сложится так, что юные бунтари действительно окажутся невиновными, а подрывник Деккушев будет осужден по всей строгости, борцы за права человека из ООН или ОБСЕ быстренько обвинят российскую Фемиду в пристрастности, потворстве расизму, а саму Россию – в очередном нарушении прав человека. Если же наказать всех и сразу, возникает риск обвинения в «процессуальном формализме», т. е. стремлении побыстрее всех пересажать, не вникая в суть проблемы, а также тот самый вопрос, на который невозможно ответить, – о сопоставимости степени общественной опасности.Два других варианта менее вероятны, и общество их воспримет еще хуже. Если следствие не сумеет доказать виновность Адама Деккушева, суд потеряет доверие практически всего населения страны, а если невиновными окажутся все, то вывод коснется не только бессилия суда, но и неприменимости нового Уголовно-процессуального кодекса к реальной жизни.В результате правосудие неизбежно подвергнется артиллерийскому обстрелу со стороны правозащитников, интеллигентов, националистов, примиренцев, западных политиков – в любом случае кто-то будет недоволен. Поэтому правосудию, по сути, предстоит экзамен на независимость от мнения общества и политического курса исполнительной власти. Сможет ли он сохранить объективность и в каждом случае провести самостоятельный последовательный анализ, выявляя состав преступления, а после доказать свои выводы обществу?[b]Дело-1: Взрывы домов – более 250 погибших[/b]Гражданину Деккушеву (1962 года рождения, не работает, имеет двоих детей, прописан в г. Карачаевске) инкриминируется участие в вооруженных бандитских формированиях, незаконное хранение и перевозка взрывчатых веществ, организация взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске, в результате которых погибли более 250 человек.По данным ФСБ, с 1997 г. он входил в ваххабитскую группировку «Мусульманское общество № 3», прошел подготовку в лагере Хаттаба под СерженьЮртом, потом занимался вербовкой новых боевиков и добывал оружие. Летом 1999 года Деккушев присоединился к подрывникам, которыми руководил его земляк, пресловутый Ачимез Гочияев. В июле террористы присмотрели в Москве помещения для будущего складирования взрывчатки и под предлогом торговли договорились об их аренде, а уже в середине августа Деккушев вместе с Юсуфом Крымшамхаловым вывез из Чечни девять тонн смертоносного груза.Некоторое время он хранился на базе хлебопродуктов в Кисловодске, а в конце месяца был под видом мешков с сахаром переправлен в Москву. Здесь они разместили гексоген в ранее подготовленных укрытиях на ул.Гурьянова, Краснодарской и Каширском шоссе. (Закладка, размещенная по ул. Краснодарской, не сработала.) Непосредственно осуществление взрыва провели Сайтаков и Абаев. Деккушев к этому времени уже находился в Волгодонске. Здесь он вместе с Юсуфом Крымшамхаловым и Тимуром Батчаевым приобрел у гражданина Искендерова «ГАЗ-53», нужный ему якобы для «продажи картофеля». Уже в день покупки в автомобиль был погружен все тот же гексоген, на этот раз привезенный в кузове «КамАЗа», на котором террористы и прибыли в город. В мешках, которыми была замаскирована взрывчатка, действительно находился картофель.На этот раз бандитов подвела роковая случайность: продавший им автомобиль Искендеров «незапланированно» остался в живых. Он должен был дежурить возле начиненного взрывчаткой («картофелем»!) грузовика, охраняя поклажу, однако в пять утра отлучился домой погреться. Через сорок минут после его ухода прогремел взрыв.Именно благодаря показаниям Искендерова и удалось выйти на след террористов, которые, однако, успели через Кисловодск бежать в Чечню.Все они были заявлены в международный розыск. Деккушев был перехвачен грузинскими спецслужбами, когда пытался переправиться в Турцию, – там его уже ждал паспорт на другую фамилию.[b]Дело-2: избиение в Царицыне – трое погибших, десятки раненых[/b]Погром на рынке возле станции метро «Царицыно» вечером 30 октября 2001 г., когда на торговцев – людей в основном кавказских и среднеазиатских национальностей – напали около трехсот подростков, вооруженных арматурой и металлическими прутьями, серьезно поставил вопрос о появившейся проблеме ксенофобии среди молодежи. В результате драки погибли три человека, более тридцати были ранены; волна беспорядков захлестнула и платформы близлежащих станций метро – «Каширская» и «Каховская» – и докатилась до гостиницы «Севастополь» – по мнению лидеров московских «бритоголовых», оплота незаконных иммигрантов на юге столицы.Организацию побоища Мосгорсуд инкриминирует Михаилу Волкову, 20-летнему студенту-москвичу, который, по данным следствия, за день до драки приобрел ту самую арматуру, а затем раздал будущим соучастникам.Ему помогали Сергей Поляков, схваченный милицией за избиением торговца, Валерий Русаков – личность, известная среди московских «скинов», и Сергей Климанов. Последний, правда, лично никого не бил – его обвиняют в доставке арматуры на своей машине к месту преступления. В день задержания Волков признался в содеянном, но сейчас, в ходе процесса, он отрицает свою вину. Его адвокат заявил, что юноша был просто случайным прохожим, которого схватили милиционеры и путем физического насилия заставили взять на себя ответственность. Еще один «отрицающий» подсудимый – Русаков, остальные частично признались.Общественный резонанс проблемы в том, что, даже если Михаил Волков невиновен, националистическая направленность погрома остается. Все трое погибших, как и большинство пострадавших, были «неславянами». Если вспомнить еще один погром, учиненный «скинами» в Ясеневе, и многочисленные нападения на иностранцев в метро, на улицах, возле Университета дружбы народов, то впечатление складывается достаточно тяжелое.

Google newsYandex newsYandex dzen