Наши молодые львы не спасовали перед польскими зубрами

Культура

[i]Итак — джаз на открытом воздухе, на пленэре.Мысль использовать только что отремонтированный «Эрмитаж» для фестиваля джаза оказалась гениальной: центр города, зеленая зона, тишина. Все, кто побывал в эти дни в «Аквариуме», убедились — звуки улицы в саду не слышны! Первый, прошлогодний фестиваль прошел явно не без помощи «высших сил». Ибо любой концерт на открытом воздухе всегда рискует: августовская погода в столице непредсказуема. В конце лета 98-го вовсю хлестали ливни, но первый фестивальный день оказался солнечным, а теплое вечернее небо — бархатно синим...И вот миновал год. Погода не подвела. Музыканты играли, аудитория кайфовала. При желании можно было выпить кофе, пива или даже рюмку «спонсорского» коньяка.[/i]Московский фестиваль в «Эрмитаже» — это три дня, пять концертов, шестнадцать коллективов. И даже некоторый международный оттенок: среди участников были группы из Украины, Туркмении и Польши.Вот украинская вокальная группа «Мен-Саунд». Вообще-то джаз — это почти всегда инструментал, хотя в генах его заложены вокально-хоровые спиричуэлс, то бишь религиозные негритянские песнопения. В звучании «Мен-Саунда» мы слышим и линию баса, и духовые, и ударные.Но все это — имитация. Аранжировки написаны так, что один певец изображает пиццикато контрабаса, другой — шелесты и звоны ударных, два-три человека — оркестровую фактуру, а ведущий солист — импровизацию («засурдиненной трубы» например). И весь состав ритмично прищелкивает пальцами — идеальный аккомпанемент при средних темпах. Все это удачно «подкрашено» звукорежиссером, объемно звучит.Несколько составов я бы объединил в одну «надгруппу», условно назвав ее «Молодые львы». Это 25-летние выпускники джазовых училищ и Гнесинки. Многие успели поработать за границей, поиграть с американскими звездами. Скажем, пять талантливых ребят из квинтета пианиста Ивана Фармаковского, квартет «пятиструнного» скрипача Феликса Лахути и трио «Версия Z» гитариста Игоря Золотухина, квинтет заслуженного мэтра барабанов Виктора Епанешникова. Когда в заключение фестиваля на сцену вышли именитые гости — польский квартет Walk Away, я почувствовал, что былого нашего отставания в джазе нет, как будто и не было никогда. Поляки были превосходны, но и наши «молодые львы» ни в чем им не уступали...Но это все традиция, «золотая середина». А где же новации, эксперимент? Чистого авангарда не было совсем. Хотя можно назвать группу с «лица необщим выраженьем» — квартет пианиста Андрея Кондакова. Это человек ансамбля, работающий не на себя, а на группу. Кондаков — «импровизирующий композитор». Он владеет формой, ее дыханием, пульсацией, пространством.И лепит композицию, как гончар или стеклодув, ощущая природу, фактурность вещества. Его музыка не болтлива. Он знает, когда надо остановить бег мысли.И еще одно наблюдение. Давно уже исчезло из джазового ассортимента «танцевальное» направление.В моде все больше был джаз интеллектуальный. А ноги, а танцевальные ритмы где? И вот, пожалуйста: если нравятся фокстроты и чарльстоны — диксиленды Льва Лебедева и Бориса Матвеева. Если современные танцы — «Трансатлантик» Сергея Чипенко. Сплав латиноамериканских ритмов с забойным черным фанком. Публика отплясывала с наслаждением.[b]Сами джазмены о прошедшем празднике высказались так: [i]Алексей Баташев, ведущий фестиваля, настоящий мужчина с бокалом: [/b]— Когда-то джаз играли в ресторанах, потом был концертный бум, теперь — джазклубы (в Москве их около десятка). И наконец — у нас есть фестиваль. Точно так, как в Нью-Йорке в Центральном парке есть вот такое «намоленное» джазовое место. Да и Россию бог не обидел — есть Обнинск, Ставрополь, Питер... Будет и Москва, тем более что «Эрмитаж» выглядит просто великолепно, а ЦПКиО уже давно стал так называемым Парком культуры.[b]Андрей Кондаков, стильный лидер питерского квартета: [/b]— Народ готов воспринимать летний джаз. В Питере на ступеньках Русского музея в Михайловском саду тоже проводилось что-то подобное — и люди очень хорошо реагировали.Конечно, звезды мирового масштаба нам не повредят. Москва и Питер отличаются всегда и во всем, но это здорово. Если бы я делал фестиваль, а я его буду делать в Днепропетровске в сентябре, я бы открыл двери абсолютно всем стилям и направлениям. У нас в Питере есть два профессиональных джаз-клуба. Может ли Москва похвастаться клубом, который работает каждый день и с разной программой, тридцать дней —тридцать эстрадных проектов? Игорь Бриль, пианист: — На прошлом фестивале не был, но этот мне нравится — свежий воздух, масса напитков, все на месте. Конечно, есть еще над чем думать, я бы ребятам пожелал как можно меньше коммерции в программе, побольше национальных корней в музыке. Скажем, туркмен-джаз «Нисса» — это здорово.[b]Сергей Манукян, «российский Эл Жарро», певец, клавишник: [/b]— Вообще все великолепно. Впрочем, здесь такие шашлыки, что слюна, я думаю, у духовиков не выделяется и играть не мешает... Самое главное, чтобы у нас в стране никогда не забывали про своих музыкантов, а иностранные приедут.[b]Алекс Ростоцкий, руководитель «Джаз-бас-театра» и организатор фестиваля: [/b]— Все это было не так просто, как кажется, когда народ уже сомлел на траве под солнышком. Фестиваль мы готовили полгода, но собрать музыкантов было просто, самое сложное — деньги. Конечно, фестиваль мы бы хотели сделать традиционным. Но пока денег на следующий год нет. Как видите, все очень банально. К тому же я мечтаю сделать фестиваль этнического джаза. Приеду из отпуска — начну писать этнопластинку, которая будет ключом этого проекта. Парфенов, Шилклопер там точно будут. Кстати, позавчера вышла моя двенадцатая пластинка (! — Ред.). Никаких толп поклонников я не жду.Придут двадцать человек в клуб — и ладно.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen