- Город

Пани Моника мечтала быть Джульеттой

Синоптики пообещали москвичам «возвращение» зимы

Станцию «Смоленская» закрыли на полтора года

Москва признана самым мужественным городом СНГ

Биатлонист Логинов рассказал, как проходил обыск на ЧМ в Италии

Путин оценил шансы на дружбу между Россией и Украиной

Сергей Собянин рассказал о мерах по предотвращению появления коронавируса

Forbes назвал самую богатую женщину России

Дибров объяснил, почему упал в обморок в кинотеатре

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Шеф-повар предложил праздничное меню ко Дню защитника Отечества

Пани Моника мечтала быть Джульеттой

Ольга Аросева в детстве сидела на коленях у Сталина...

[i]Каждая встреча с [b]Ольгой Аросевой [/b]— праздник. И совершенно не важно, где и как состоялось очередное свидание с ней: на сцене театра, в кино или на телевидении... Сегодня вы можете встретиться с Аросевой, прочитав ее книгу «Без грима». Оказывается, Ольга Александровна в детстве сидела на коленях великого кормчего Сталина...[/i] [b]— Ольга Александровна, а это правда, что вы не получили специального актерского образования? [/b] — Правда. Я недоучилась в театральном училище и у меня нет диплома. С детства я в художественной самодеятельности. Мне всегда поручали играть веселых девиц — я такой и была, наверное... Очень любила всех передразнивать. В 1945-м в Москву после эвакуации приехал Ленинградский театр комедии, которым руководил Николай Павлович Акимов. Я очень хотела поступить в этот театр. Но диплома-то у меня не было. Тогда я взяла диплом моей старшей сестры, которая театральное училище окончила, и показала его в театре. Руководство засомневалось: «Написано Елена Александровна Аросева, а вы Ольга». Я выкручивалась как могла: «Елена, Ольга, Леля —меня так дома называют». Принимали меня в театр удивительные люди: Николай Павлович Акимов, драматург Евгений Львович Шварц, завлит театра Алексей Михайлович Бонди (его брат — известный пушкинист). Они решили: если два голоса «за», один «против» — меня берут. «За» были Шварц и Бонди, а Акимов «против». Там меня и приняли в Ленинградский театр комедии. [b]— Такой прозорливый человек, как Акимов, был против вас? [/b] — Да, но он потом говорил, что это была самая большая ошибка в его жизни. [b]— А как вам показался сам театр? [/b] — Просто чудо. Я считаю, мне очень повезло в жизни, что я попала в театр такого культурного уровня. Николай Павлович был не только режиссером, он был великолепным художником. Занимался воспитанием молодежи. Я помню, как он заставлял меня читать: «Вот пять книг, прошу прочесть и прийти рассказать мне». [b]— Как вы оказались в Москве? [/b] — Время было суровое. Помните: Ахматова, Зощенко, борьба с космополитизмом... В 1950 году Николая Павловича сняли, тоже объявив космополитом. Без него в театре стало неинтересно. И кроме того, я коренная москвичка, мои родители жили в Москве. Я всей душой была влюблена в театр и Акимова! Когда его сняли, я и уехала. [b]— И сразу в Театр сатиры? [/b] — Да, с 1950-го я работаю в этом театре. Сорок восемь лет на одном месте. Мне грех обижаться. Могу только пожалеть, что театр определенного жанра — сатиры. Хотелось бы более разнообразных ролей. [b]— Но и серьезные роли вы играли...[/b] — И Чехова, и Бернарда Шоу, «Дом, где разбиваются сердца». Это были серьезные большие роли, на этих спектаклях не обхохочешься... С каждым днем я все больше люблю именно драматические роли. Правда, в последние годы мне стали их доверять... В конце 1995-го я выпустила бенефис «Как пришить старушку». В «Афинских вечерах» я играю со Львом Дуровым, Верой Алентовой и молодыми актерами. Это первый спектакль новой антрепризы Петра Гладилина, который и написал пьесу. Причем роль старой аристократки писалась прямо под меня. Удалось мне или нет изменить традиционное амплуа комедийной актрисы? Не знаю. Но хохотушек и мещанок я наигралась вдоволь, хочется чего-то серьезного. Хотя комедию я люблю и считаю, что это очень трудный жанр — труднее, чем драма. [b] — «Афинские вечера» — не первый антрепризный спектакль, в котором вы заняты? [/b] — Да, несколько лет назад играла у Михаила Козакова, когда он еще жил в Израиле... Репетировали недолго и за 15 дней гастролей, например в Израиле, давали по 13 спектаклей. [b]— Прямо-таки западный темп работы.[/b] — А как же Станиславский, который за 28 дней «Чайку» выпустил? Тоже неплохая вещица получилась... [b]— Неужели вам никогда не предлагали ни одной чисто драматической роли? [/b] — Никогда. Жанр театра сделал свое дело. А в кино и на телевидении всегда придерживаются штампа. Если уж однажды сыграл шпиона, разведчиком тебе не бывать... [b]— Вас до сих пор называют «пани Моника»? [/b] — Это естественно. Пятнадцать лет ежемесячно я приходила в дом к людям именно в этой роли. [b]— И как вы относитесь к этой роли? [/b] — Я не стыжусь ее и не считаю, что это было плохо. Некоторые снобы говорили: «А, «Кабачок 13 стульев» — это не искусство, а пошлость». А ведь это была единственная тогда развлекательная передача, которая приносила людям радость. На телеэкране они сталкивались не с какими-то глобальными проблемами, а с житейскими, которые всем свойственны, — отношение родителей и детей, мужа и жены, начальника и подчиненного... Это все вроде бы мелкие темы, но общечеловеческие... За 15 лет я мешки писем получила и поняла, какое воздействие передача на людей оказывала. [b]— Вкус к театру вам привил отец? [/b] — Наверное. Семья у нас была очень театральная. Последняя должность, которую занимал мой отец, председатель ВОКСЗа — Всесоюзного общества культурных связей за границей. Сам концерты для иностранцев делал, выходил на сцену и читал Зощенко, Чехова... Очень любил выступать и петь. Но пел он только дома. Его брат был актером в Казани, сестра Августа Яковлевна Козлова — актрисой Александринского театра, ее сын Игорь Козлов много и хорошо играл в театре имени Станиславского. Моя сестра — прекрасная актриса. Так что в семье не я одна уродина. [b]— Ваш отец был профессиональным революционером? [/b] — Он был идеалистом, романтиком. Но какая это была партия, какого времени? Это были интеллигентнейшие люди. Разве они знали, во что превратится их идея? Отец погиб, как все порядочные люди: в 1937 году он был расстрелян…

Новости СМИ2

00:00:00

Сергей Хвостик

Футбол — не для девочек

Ольга Кузьмина  

Про мужскую логику и женскую любовь

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Алиса Янина

Сон или явь: почему россияне не высыпаются

Мехти Мехтиев

Ипотека-2020: жилье станет доступнее

Георгий Бовт

Как не допустить новой донбасской войны

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Как будет судить Христос

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью