Апокалипсис на каждый день

Апокалипсис на каждый день

Культура

[b]Скромный репертуар Другой сцены театра «Современник» пополнился теперь новым пунктом: Нина Чусова поставила здесь спектакль, главной «фишкой» которого (увы, по-другому не скажешь) являются инновационные технологии. А именно – 27 плазменных панелей.[/b]Не то чтобы именно Чусова первая придумала перепоручить часть сценографического решения экрану, на котором можно наглядно показать и контекст, и подтекст, и второй план, не ломая больше голову над тем, как выразить все это сугубо театральными средствами. Но именно чусовская премьера позиционируется как новое слово в развитии отношений культуры и бизнеса, когда бизнес не просто дает деньги, но и принимает участие в создании спектакля продукцией, интеллектуальными разработками и сервисной поддержкой.К сербскому драматургу Биляне Срблянович Нина Чусова обращается уже второй раз. Ее «Мамапапасынсобака» по пьесе «Семейные истории» был несомненной удачей: спектакль попал в номинанты «Золотой маски», а Чулпан Хаматова даже ее и получила. Вряд ли нынешнее представление Чусовой, обозначенное как комиксшоу, ждет та же счастливая судьба.Недавние катаклизмы (бомбежки Белграда в «Семейных историях» или крушение башен-близнецов в «Америке») становятся неотъемлемой частью атмосферы пьес Срблянович. Впрочем, трагедия 11 сентября уже мутировала в сознании людей как вирус, к которому выработан иммунитет. Сегодняшнего американца (на сербский взгляд) хватает лишь на то, чтобы вяло извиниться за невольную бестактность перед тем, чей близкий погиб в этих башнях, – мол, все там могли быть. Для сегодняшнего американца, дескать, самая страшная катастрофа – увольнение с работы.Жил себе некто по имени Карл Россман (привет кафкианской «Америке»), работал в престижном месте, получал «больше президента», купил пентхаус, согласовывая аж полгода свое право там жить (вот-вот, и у них бюрократы). И вдруг лишился работы, а с ней сразу всех счетов в банке, cash быстро спустил и, оставшись по уши в долгах, быстро скатился на самое дно. Добавьте сюда еще гибель друга от передозировки кокаина, вертящуюся под ногами русскую проститутку-кокаинистку-нелегалку, агрессивного нищего по имени Стенли Ковальский (вот и культовый «Трамвай «Желание» подъехал) – и перед вами типичный сюжет эпохи застоя для рубрики «Их нравы». От сербского драматурга трудно было ожидать лояльного и вдумчивого отношения к Америке – многие белградцы братались на улицах, когда в Америке разбирали завалы Всемирного Торгового центра. Нину Чусову, видимо, привлекла возможность провести параллель с нашей жизнью, где деньги тоже многим застят глаза. И чем больше человек «цивилизовывается» (кредитные карточки, «неподкупный» швейцар в подъезде, дорогой костюм, ароматные спреи), тем уязвимее и беспомощнее он становится. Да только получилось уж больно лобово и плоско.Пресловутые экраны транслируют то крушение башен, то беспорядки на улицах, то монстрообразный рот шефа с сигарой (привет мультяшному «шефу» из «Приключений капитана Врунгеля»), а то (всего один экран из двадцати семи) – счастливое детство на лоне природы (футбол, собаки, соседские мальчишки), снятое в коричневатых тонах в стиле ретро. К неоновой агрессии экранов добавляется звуковая – бесконечный назойливый саундтрек, точно ты на дискотеке пытаешься поговорить с кем-то по душам. И современный homo sapiens представляется таким примитивным созданием, точно он бытовой прибор: отключили от источника питания (сиречь работы) – и нет его.[b]На илл.: [i]Ирина (Елена Плаксина) и Даниэль (Андрей Аверьянов) предаются кокаиновому буйству.[/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzen