Наш человек в Голливуде

Звезды

[b][i]Учись, студент[/i]– Александр, ваша целеустремленность в собственном промоутировании лично у меня вызывает самую разнообразную гамму чувств – от раздражения до восхищения…[/b]– Знаете, я же не просто так хочу всем рассказать, какой я хороший. Работа такая. Я действительно не сижу на месте, все время тружусь над какими-то проектами, и для их успешности необходимо, чтобы о них узнали. По-моему, нет ничего плохого в том, что вы пропагандируете некоторые свои достижения. Во-первых, самому полезно – нет пути назад. И другим тоже полезно – может, они читают и думают: если у него получилось, значит, и у меня получится.[b]– Тогда расскажите, чем вы сейчас занимаетесь…[/b]– Только что закончил съемки фильма “Фокусник” (Magic Man). Это новый для меня жанр – триллер с элементами фильма ужасов. Я играю главную роль и выступаю сопродюсером. Фильм рассказывает о полицейском – я как раз его и играю – он русский, но вырос в Америке.Герой расследует серию убийств, инсценированных под фокусы. Под подозрение попадает знаменитый фокусник – его играет Билли Зэйн.Моего начальника – начальника полиции – играет Арманд Асанте. Также в нашей команде Ричард Тайсон, с которым я снимался еще в “Московской жаре”. Режиссер – Стюарт Купер – дважды лауреат Берлинского кинофестиваля.[b][i]Не лезьте в Россию[/i]– Расскажите нам из первых уст – как сейчас американцы относятся к русским?[/b]– Нормально. Конечно, некоторые каналы в августе начинали новости с лозунгов “русская агрессия в Грузии” и т. п., но во многих газетах – например, в “Лос-Анджелес Таймс” – вышли большие статьи, авторы которых советовали не лезть в дела России, а обратить внимание на то, что происходит сейчас внутри страны. Пропаганда – она, к сожалению, есть везде – так выстроен мир.Но главное – я никогда не испытывал какого-то отрицательного к себе отношения из-за того, что русский. А моя подруга Памела Андерсон, не так давно посетившая Москву, была даже удивлена столь теплым приемом. Она мне рассказывала, как к ней подходили люди на улицах, говорили комплименты, искренне радовались. На самом деле простые русские и американцы – далекие от политики люди – очень похожи.[b]– У вас здесь очень напряженный график. А где вы предпочитаете отдыхать?[/b]– О, это больной для нашей семьи вопрос. Дело в том, что я очень люблю Гавайи, а моя жена Катя предпочитает родительскую дачу.Вот и в этом году вместо того, чтобы после съемок “Фокусника” ехать заниматься серфингом на Гавайях, мы отправились помогать Катиной маме сажать огурцы.[b]– Вы и это умеете?[/b]– Нет, из меня помощник в этом деле никакой – я человек “недачный”. Помогает в основном Катя.[b][i]Русская жена – the best[/i]– Вы всегда уступаете супруге или это какой-то особый случай?[/b]– Уступаю достаточно часто, потому что считаю, что мне в жизни дважды реально повезло: с мамой и женой. Мама делала для меня все – разрывалась между работой и домом.Она очень хотела, чтобы я получил высшее образование, и доходчиво объясняла мне, почему она этого хочет. К счастью, я ее понял и именно поэтому, уйдя из спорта, не остался у разбитого корыта.Кате пришлось нелегко – ведь поначалу, когда мы приехали в Америку, меня нигде не снимали. Меня никто не знал, никуда не звали – будущее было неопределенным. Потом стали предлагать роли карикатурных русских – я отказывался в силу своих убеждений. Но я-то хоть знал, за что бьюсь, Кате же там было совсем грустно. Тем не менее она меня всегда поддерживала. Американские коллеги мне завидуют, мечтают приехать в Россию и найти себе такую же русскую жену, которая будет всегда поддерживать.[b]– Катя – просто жена своего мужа или еще и карьеру делает?[/b]– Она мне помогает, на “Фокуснике” была одним из продюсеров. У нее экономическое образование, мы вместе окончили Московский институт управления, сейчас это частный Университет управления. Еще Катя увлекается фотографией – у нее уже много интересных работ, я агитирую ее сделать выставку.С женой я всегда советуюсь, женщины лучше чувствуют ситуацию, намного тоньше воспринимают мир. Шварценеггер тоже всегда советуется с Марией Шнайдер. Они, кстати говоря, вместе уже больше тридцати лет. Все эти байки про то, что звезды изменяют – ерунда. Настоящие понимают важность семьи.[b]– Психологи утверждают, что в любых, даже самых близких отношениях, каждый должен иметь свои маленькие секреты. Вы с женой придерживаетесь этого правила или у вас нет тайн друг от друга?[/b]– Однажды давно я из-за такой тайны чуть не опозорился. Мы отправились на Канарские острова, в наше первое романтическое путешествие.В один из дней Катя затащила меня в аквапарк и заставила залезть на самую головокружительную вышку. И говорит: “Прыгай, я тебя в прыжке сфотографирую”. Я – в полной растерянности. Я не рассказывал ей, что банально боюсь высоты. Но я же мачо, русский Шварценеггер! Стою я в глубокой задумчивости… Тут мальчуган рядом спокойно так – бултых в воду! Стыдно стало – пацан не боится, а я боюсь.Прыгнул, в общем. Катя тогда ни о чем не догадалась, спросила только: “Ты чего так долго там стоял?”[b]– И как вы выкрутились?[/b]– Сказал, что видом хотел насладиться. Там, кстати, действительно очень красивая панорама.[b]– Какими еще видами вы в последнее время любовались?[/b]– Мы любим путешествовать, причем никогда не обходится без приключений. Очень нам нравится Италия – и Рим (туда, кстати, на фестиваль мы возили мой предыдущий фильм “Форсаж да Винчи”), и Венеция – там я чуть не лишился любимого кожаного пиджака. Пришли мы на Сан-Марко, Катя говорит – встань, руки в стороны подними, я тебя сфотографирую.Я встал. И тут на меня голуби как полетят, облепили всего, когтями вцепились. А я вдруг вспомнил, что мой кожаный пиджак – очень дорогой, и так жалко его стало! Начал я лихорадочно голубей с себя снимать. Окружающий народ ничего не понял, смотрел на меня с недоумением, но пиджак я спас.[b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Нужны ли русские актеры Голливуду?[/i]Антон ПАЛЕЕВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Конечно, нужны. У нас великолепная школа актеров, много по-настоящему талантливых людей. Нам есть что показать. И подтверждение тому – премии международного уровня. Кстати, заметьте, сегодня много наград получают восточные режиссеры. Это значит, что появляется любопытная тенденция: просыпается интерес к самобытности наций. А нашу самобытность лучше, чем мы, никто не сможет показать.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news