- Город

С трудными подростками работать трудно

Нарушителей режима самоизоляции в Москве ждут крупные штрафы

Синоптики рассказали, когда в Москву вернется тепло

Воробьев: Блокировка Москвы и Подмосковья не планируется

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Сергей Собянин сообщил о мобилизации всех мощностей для борьбы с коронавирусом

«Россия потеряла 50 миллионов на войне»: как Трамп мастерит небылицы

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

Вассерман назвал сроки действия режима самоизоляции в России

Медработник объяснила, как сделать антисептик из подручных средств

«Нам просто не повезло»: Диденко порассуждала об опасности сухого льда

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

С трудными подростками работать трудно

Особенности работы педагогов с трудыми подростками на примере колледжа № 8 имени И. Ф. Павлова

Трудные подростки были всегда. Правда, говорят, что они такие не только потому, что с НИМИ ТРУДНО, а потому, что ИМ ТРУДНО. И как мы их только не называли – в разные времена: шпана, отпетые, безбашенные, отморозки и т. д. и т. п. Дети из неблагополучных, а порой и вполне себе, на первый взгляд, успешных семей… Откуда что берется и как происходит в душе маленького человечка этот внутренний излом и надлом? Почему вчерашний абсолютно нормальный малыш, подрастая, превращается в изгоя, “волчонка”? Кто прохлопал, просмотрел, упустил – родители, школа? И кому исправлять этот педагогический брак – психологам, социологам, медикам? А может быть, не надо изобретать велосипед, а нужно просто вспомнить то, что у нас когда-то было, а потом исчезло? То самое трудовое воспитание и перевоспитание, принципы и основы, которые были заложены у нас еще в 20-е годы прошлого века? Помните такого – Антона Семеновича Макаренко и его “Педагогическую поэму”? …И кто говорит, что сегодня таких педагогов, таких наставников нет у нас в Москве? Если вы так считаете, то с вами категорически не согласятся работники ГОУ Политехнический колледж № 8 имени дважды Героя Советского Союза И. Ф. Павлова, в составе которого 4 отделения: Хорошевский, Савеловский, Дмитровский и Коптевский. Этим колледжем руководит молодой, энергичный генеральный директор А. В. Воронин. И сегодня мы хотим предоставить слово людям, которые работают в этом колледже. Как говорится, от первого лица. [b]Николай ТКАЧЕНКО, директор Хорошевского отделения Политехнического колледжа № 8: Наши выпускники без работы не останутся[/b] – Наше учебное заведение начало свою деятельность еще в 1920 году, когда при Московском авиационном заводе образовалась профшкола. Сначала там были только рабочие специальности: слесари, станочники широкого профиля. Кстати, когда в 90-е годы от этих специальностей стали отказываться, мы во что бы то ни стало решили их сохранить и выиграли. Сейчас этих специалистов катастрофически не хватает не только в Москве, но и по всей России. И наши ребята никогда не останутся без работы. Сегодня в Москве наш колледж один из немногих проводит набор по специальности станочник, это токарное, фрезерное дело. И делаем мы это с учетом наступившего века инновационных технологий, то есть ребята обучаются не на грязных, допотопных станках, а на станках с числовым программным управлением. Это уже не просто механическая, однообразная работа, это – творчество. И самое важное: наши выпускники никогда не останутся без работы, невостребованными. Кстати, наш генеральный директор планирует отправлять учащихся по этой профессии на стажировку в Германию. Кроме того, уже два года мы даем возможность получить на базе колледжа среднее профобразование для государственных муниципальных управлений. Но все же самым главным делом нашего педагогического коллектива считаю работу с детьми из “группы риска”, – мы ведем ее с 1995 года. Большинство из этих ребят состоит на учете в детской комнате милиции, в Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Понятно, что все эти дети из неблагополучных, асоциальных семей. Они не нужны ни школе, ни родителям, ни обществу, одним словом, изгои. Но у нас они находят себя, начинают учиться, сначала, конечно, еле-еле, а потом нагоняют. К нам они приходят после 7, 8-го классов, заканчивают здесь 9 классов, получают свой первый аттестат и идут дальше – получают профессию, а многие и в институт потом поступают. У наших ребят бесплатное питание и стипендия, если заработал не больше пяти троек. Увлечь, заинтересовать чем-то в жизни этих ребят непросто, и мы постоянно придумываем новые формы обучения; скажем, многие темы по физике, химии ребята проходят не в стенах классов, а в Политехническом музее, где проводятся увлекательные экскурсии, и т. д. У нас на бесплатной основе работают кружки, секции, есть театральная студия “Артпрофи”, которая в прошлом году на городском конкурсе заняла 2-е место. Ребята – лауреаты многих городских конкурсов. Большинство наших педагогов с высшим специальным образованием, имеют высшую и первую квалификационные категории, а это свидетельствует о высоком потенциале нашего преподавательского состава... [b]Татьяна АЛЛАХВЕРДЯН, заместитель директора по общеобразовательным программам: Был шпаной, стал звездой[/b] – Понимаете, дети ведь не плохие, они просто запущенные. И приходят они к нам не от хорошей жизни, а оттого что отовсюду выгнали и идти некуда. Достоевский точно сказал: “Страшно, когда идти некуда”. А наш коллектив педагогов создал такую атмосферу, что дети сюда не только приходят, порой и прибегают, потому что им здесь хорошо, их встречают с любовью, и они отвечают нам своими открытыми сердцами, горящими глазами, желанием учиться, как вам и ни покажется это парадоксальным. У нас есть ребята, которые приходят на занятия даже раньше педагогов, как к себе домой. На первом же родительском собрании мы из года в год говорим одно и то же – ребенку необходима любовь, уважение, понимание. Помню случай – прикрепляю к двери расписание уроков, прошу мальчика, который пришел к нам после 7-го класса: “Зайчик, помоги мне!” А он вдруг… заплакал! Я его спрашиваю: “Что случилось, я тебя чем-то обидела?” А он отвечает: “Меня никто никогда не называл зайчиком”. Он впервые услышал ласковое слово! Хорошо, – отвечаю, – я буду почаще называть тебя ласково, но и ты меня не подводи, не огорчай. Знаете, как он начал стараться, учиться, помогать во всем. Или еще случай. Пришел к нам мальчишка с этакой шпанистой бравадой: “Имел я вас всех в виду, мой папа трижды сидел, мама дважды, а брат придет, всех вас перережет и т. д.” Главным для него было одно – прийти в колледж и рассказать, где, с кем и сколько он вчера выпил. А ему всего тринадцать лет, в 8-м классе учится. И тем не менее постепенно, всем коллективом, мы его привели в чувство. Он закончил 9 классов, перешел на профессию станочника, стал заниматься в театральной студии при колледже “Артпрофи”, и у него открылись великолепные актерские данные. Сейчас его не узнать – красивый, подтянутый, вежливый, самая яркая звезда в нашем театральном коллективе. И таких историй, поверьте, очень много. [b]Наталья ШУБИНА, мастер производственного обучения: Тема классного часа: первая любовь[/b] Сначала это опоздания, прогулы, настороженность по отношению ко мне, к учителям. У каждого классного руководителя, мастера своя метода. Я обязательно звоню домой, выясняю причину отсутствия, пытаюсь разговаривать с родителями, налаживать с ними контакт, а это, поверьте, порой очень сложно. Некоторые и не знают, что их ребенок вообще где-то учится…. Приходится и стыдить, и убеждать как ребят, так и их родителей. Но без ругани, без оскорблений. Это мое правило, ведь я на себе испытала все прелести подобной воспитательной работы. Когда я сама училась в ПТУ, у нас была мастер, которая считала, что ругань и крик – самая надежная метода. Еще тогда я решила: обязательно пойду в мастера, но в корне изменю такой метод подхода к детям. Для меня важно не орать, а помогать, разбираться с каждой ситуацией, с каждым конкретным случаем. Вот не так давно мы провели классный час на тему: “Как расстаться с первой своей любовью”... Ведь для них чувства в 15, 16, 17 лет – огромное, эмоциональное событие в жизни, и так страшно разочароваться. В моей группе случилась такая драма: молодой человек сам не мог пережить горе, вот мы и решили все вместе ему помочь. Как себя вести в данной ситуации, как справиться с болью? Ребята сами придумывали различные ситуации, анализировали и т. д. И, знаете, помогло; в первую очередь, парень понял, что он не остался один на один со своей проблемой, что ему все готовы помочь, поддержать. А ведь это очень важно знать, что ты не один, ты всегда можешь посоветоваться, и никто не будет над тобой смеяться… Еще одна важная проблема, которая меня очень беспокоит: почти все поголовно курят. И опять-таки, не жалея сил и времени, пытаюсь проводить с ними беседы. Например, объясняю: почему мужчина дает своему ребенку свое отчество и фамилию? Потому что это продолжение его рода, его самого в детях. И вот какой вы сегодня Илья Муромец, такого же Илью Муромца и родите. Знаете, задумываются. Дальше: объясняю – почему на Западе запрещено курить и употреблять спиртные напитки до 21 года? Потому что только к этому возрасту организм укрепляется, становится более устойчивым и способен бороться с подобной заразой. Это не я придумала, это данные медицинских исследований. Еще проблема: подростковая агрессия. У кого-то она проявляется в большей, у кого-то в меньшей степени. И опять – классные часы, беседы с учениками. Мы очень много с ребятами говорим о жизни, о будущем. Пытаюсь внушить, что жизнь – это дорога, по которой сначала, в первой ее половине, вы идете и раскидываете бумеранги добра и зла, и сколько вы запустили бумерангов добра, столько же к вам и вернется, и наоборот… И еще такой момент: каждый абитуриент колледжа сначала проходит собеседование у нашего директора. Знаете, он так плавно разговаривает, задает, казалось бы, простые вопросы: как учился, помогает ли маме, за какую команду болеет, есть ли дома компьютер. Ребенок расслабляется, и тут – главный вопрос: почему уходишь из своей школы? Вопрос неожиданный, и дети не успевают придумать какую-нибудь сказку, отвечают прямо – “учителя плохие”. А почему ты решил, что у нас учителя хорошие? – А мне друзья рассказали про ваш колледж, поэтому хочу к вам – А что рассказали? И так далее. Получается своеобразный мониторинг. Для нас ведь это очень важно, как сделать жизнь и учебу своих детей наиболее комфортной. И эти разговоры “по душам” очень помогают создавать свой положительный микроклимат и для детей, и для педагогов… [b]Справка “ВМ”[/b] [i]За последние 10–15 лет количество семей с детьми, оказавшихся в опасной социальной ситуации, по всей России увеличилось и, к сожалению, продолжает увеличиваться. По данным Управления семейных форм воспитания Департамента семейной и молодежной политики города Москвы, в 2008 году в столице выявлено: 2917 детей-сирот, 2371 детей, оставшихся без попечения родителей, 2045 человек были лишены родительских прав, 1147 – ограничены в родительских правах, 5257 детей состоят на учете в региональном банке данных, 11 340 детей живут в приемных семьях.[/i]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Пройти тест на человечность

Александр Мясников, заслуженный врач города Москвы

Важно соблюдать спокойствие

Мехти Мехтиев

Мир поменяется: какой будет экономика после кризиса

Анатолий Горняк

Зачем вводить сухой закон

Ирина Алкснис

Повседневное волонтерство: как помочь соседям

Илья Новокрещенов, учитель

Не делайте за ребенка уроки

Сергей Лесков

Телевидение Влада Листьева

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем нам страдать?

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?