В башне витражника творятся настоящие чудеса

Общество

НАПРЯГИТЕ память: как давно вы видели в метро человека за вязанием? А когда кто-нибудь из коллег хвастался сшитой дома обновкой? Многие и готовить-то стали только по праздникам, а так – принес из магазина полуфабрикаты, разогрел – вот и ужин. Куда там шить или вязать! Мы даже не задумываемся, как много всего можно создать своими руками.В башне одного из сталинских домов, в небольшой витражной мастерской, где каждое стеклышко хранит тепло рук, побывала корреспондент «Вечерки».[b]Глубокий синий[/b]Куда ни глянь, везде стекло: хрупкие прозрачные и матовые метровые листы выстроились вдоль стен, на столе разложены аккуратно вырезанные стеклышки, внизу под столом множество картонных коробок набито стекольными обрезками. На подоконниках ютятся, перекрывая друг друга, мозаичные лилии, лютики, вьюнки.Стоит лишь солнцу заглянуть в окна, как в комнате начинается сказочная феерия: все искрится и играет пестротой бликов.…Межкомнатная витражная перегородка, стены в «домашнем кинотеатре», витражный потолок, витраж для бани, для молельной комнаты – Алексей Александров, перебирая фотографию за фотографией, показывает мне работы мастерской. Каких только сейчас витражей не делают!– Узнаете? – спрашивает мастер. – Ван Гог «Церковь в Овере», только это не картина, а наш витраж. В нем 3000 стеклышек – больше года работали, каждый мазок кисти художника повторили. Трижды переделывать пришлось: все никак заказчику угодить не могли. «Похоже, – говорил он, – но цвет неба не тот», – и мы переделывали. Потом заказчик не выдержал, нас в командировку за границу отправил, чтобы мы своими глазами увидели тот самый, синий. И что оказалось?! Мы думали, у него столь утонченный вкус, что мы его просто понять не можем. А ему-то обычное светофорное стекло – глубокий синий был нужен.Алексей, художник-реставратор по специальности, полушутя называет себя в искусстве человеком случайным.– Я в художественное училище пошел поступать с другом за компанию, – рассказывает он. – Хорошо сочинение написал, вот и взяли. Я вообще лет до 20 жил не приходя в сознание. А потом, после института уже, поехал работать в Кирилло-Белозерский монастырь. И вот в один момент увидел травы, и букашек, и небо, и птичек услышал. И ощутил, что все пронизано вселенской любовью, и что я пронизан этой вселенской любовью. Вот это чувство и пытаюсь передать в своих работах.[b]Стрекоза с прожилками[/b]Чтобы я смогла попробовать смастерить витраж, нашли ненужные обрезки. Голубые стеклышки с прожилками сами подсказали, кого сделать: конечно, попрыгунью-стрекозу, пропевшую лето красное.Вот оно, сокровище! В банки из-под варенья насыпаны разноцветные стеклышки: округлые, продолговатые, вытянутые в полоски. Чтобы они стали нужной формы, их, будто пироги, пекли в печке. Правда, при температуре градусов в 600–800.Высыпав содержимое банок на стол, я выискиваю глаза и тело для стрекозы. Вот и они! А крылья уже придется резать самой.Светлана Кокарева, еще один гость мастерской, забежала поработать в перерывах между репетициями в опере.Несколько лет назад она заглянула сюда впервые – с тех пор каждую свободную минуту тратит на витражи. Светлана так понятно объясняет мне принципы работы, что кажется, я и сама все знаю.Сначала на бумагу наносится рисунок – в моем случае стрекозы. Затем с помощью кальки эскиз переводится на стекло. Теперь берем в руки главный инструмент стекольщика – стеклорез. Держать его можно как обыкновенную ручку, да и резать, оказывается, не сложнее, чем писать слова.Вырезанные детали обтачиваю на специальном станке, чтобы не было острых углов.Теперь каждое стеклышко оборачиваю медной фольгой и спаиваю между собой оловянным припоем.– Эту технику изобрел в конце XIX в. американец Луи Тиффани, – объясняет Алексей, – вот она и носит его имя.Классический витраж делать сложнее, там стеклянные детали скрепляются между собой свинцовым, латунным, медным или алюминиевым профилем. Еще витраж можно получить, используя технологию фьюзинг (в переводе – сплавка). Когда кусочки разноцветного стекла спекаются друг с другом в печи.Пока в моих руках стеклышки оживают стрекозой, Алексей раскладывает свой витраж и приговаривает:– Если рассматривать человека как единое целое, то каждый из нас – кусочек пазла, у каждого – свое место, и больше он никуда не может подойти. У человека, когда он выходит на путь призвания, все легко, душа поет. Мое призвание – ремесло. И сейчас у меня душа поет, а витражи подхватывают эти мелодии.[b]Справка «ВМ»[/b][i]Транспаранта, стеклянная картина, узорное окно – так раньше называли витраж, и лишь в 1900-е в русском языке появилось привычное нам теперь слово. Долгое время витражи стоили баснословных денег – как привозные, так и первые отечественные.На всероссийской мануфактурной выставке 1839 г. «картина в 61 стекло» завода М. Ф. Орлова была оценена в 6 тыс. руб.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen