Идеи Генриха Наваррского – в жизнь!

Идеи Генриха Наваррского – в жизнь!

Общество

Примерно четыреста лет назад популярный в России французский король Генрих IV Наваррский (муж «Королевы Марго», если кто не помнит) сформулировал одну из самых ярких в мировой истории продовольственных программ. «Желаю, – говаривал монарх, – дабы каждая французская семья могла на рождество есть курицу»... ну или что-то вроде того. Как и у его идейных последователей из СССР, эта продовольственная программа при жизни короля с треском провалилась. Однако теперь не только французская семья, и не только в праздник... Казалось бы, все прекрасно? Не все.Россия сейчас действительно насыщена курятиной по самое не хочу. Мороженые цыплята пересекают по пути к нам Атлантический океан: не успели наши власти ограничить ввоз «ножек Буша», как резко вырос поток курятины из Бразилии. Заокеанская птица дешева: некоторых выращивают там, где зимы нет вовсе; а там, где иногда холодает, правительство так поддерживает фермеров, что цена на их продукцию падает чуть ли не до отрицательных величин. Но в «путешествии за три моря» пернатым, точнее ощипанным, приходится несладко – глубокая заморозка превращает их из лакомства в еду, а то и в пищу. Разницу между этими понятиями россияне узнают все лучше, потому что на рынке все чаще и чаще начинает появляться отечественная охлажденная курятина.Скажу сразу: она дороже. Потому что лучше. А если учесть новые технологии, внедряемые сейчас на передовых предприятиях отрасли, то гораздо лучше. К примеру, на Петелинской птицефабрике АПК «Михайловский», входящего в холдинг «Черкизовский», закупленное у голландцев (которые, кстати, сами не очень-то едят мороженое мясо) оборудование стоимостью в 12 миллионов долларов позволило увеличить срок хранения птицы с трех дней до 9, а также сделать многое другое. К примеру, применяемая на других фабриках технология убоя птицы сильно травмирует их психику, что сказывается на качестве мяса. Повышение частоты импульсов электроглушения в восемь раз, примененное на Петелинской фабрике, и резкое уменьшение контактов птиц с людьми сняло эту проблему. Если раньше путь бройлеров от попадания на конвейер до товарного вида занимал три и более часа, то теперь – только полтора, причем за эти полтора часа их почти не касаются человеческие руки.Но до попадания на этот конвейер бройлер проживает целую жизнь, которая в общей сложности тянется около двух месяцев.Сперва 18 дней яйцо лежит в инкубационном шкафу, затем три дня в выводном, где из него вылупляется породистый цыпленок. Через сутки он отправляется в птичник, где в течение 38 дней поедает полезные гранулы с витаминами, но без применяемых некоторыми птицеводами антибиотиков. Когда приходит время, птицы отправляются за пять километров в цеха – именно такое «санитарное» расстояние рекомендовано экспертами для разделения производственных процессов. А уже из цехов они в виде запакованных тушек и полуфабрикатов уезжают к москвичам на собственных авторефрижераторах Петелинской птицефабрики – там они находятся при правильной температуре.В том, что они знакомы москвичам, я убедился уже по возвращении с экскурсии по фабрике. В разговоре с родителями мельком упомянул, где был, и услышал в ответ: «Так это знаменитая фабрика!» Что ж... пять лет назад эта фабрика была знаменита со знаком «минус» – каждый вложенный в нее рубль давал 26 копеек убытка, оборудование тридцатилетней давности работало через пень-колоду, а трудовой коллектив разбегался куда глаза глядят в поисках зарплаты.Но в 1997-м предприятие попало в хорошие руки – ее судьбой занялся менеджмент холдинга «Черкизовский», а еще через год внутри этого гиганта отечественной мясной индустрии был создан АПК «Михайловский», специализирующийся как раз на птице. И завертелось: к 2000 году объем производства вышел на уровень лучших советских времен, а сейчас, после установки нового оборудования, должен превзойти их по итогам года более чем в два раза. А по сравнению с худшим годом кризиса рост производства – причем на новом качественном уровне – составляет почти 1000%. К тому же коллектив получает приличную, даже по московским меркам, зарплату, а работает – что нехарактерно для птицеводов – в одну смену: новое оборудование имеет огромный резерв мощностей, способно давать почти десять тонн живого веса в час. Так что родители правы: фабрика знаменитая.Конечно, не только хорошие руки тому причиной.Были и импортозамещение, произошедшее после дефолта, и помощь московского правительства, и банковские кредиты на развитие производства. Но эффект 98-го года уже почти сошел на нет, кредиты надо возвращать, а на одной помощи далеко не уедешь. Так что безоблачного будущего на Петелинской фабрике не ждут. Они лишь надеются на то, что правительство все-таки защитит внутренний рынок от импорта курятины, особенно дотируемой зарубежными правительствами. Они надеются, что у москвичей и других россиян разовьется вкус к качественному мясу, которое не может быть мороженым. И что им, как французам и прочим европейцам, а уж тем более американцам, уровень жизни позволит покупать курицу не только в праздник (пока же один американец съедает столько же куриного мяса, сколько три с половиной россиянина). А на то, что они вместе с другими фабриками в ближайшем будущем сумеют насытить внутренний рынок, пока что на треть зависящий от импорта, они не надеются. Они в этом не сомневаются.Впрочем, как я уже говорил, охлажденное петелинское мясо дороже «ножек Буша». Уточню: на двадцать процентов. Те, кто жарил окорочка, знают, что они ужариваются на эти двадцать процентов и даже больше, в то время как диетическое нежирное мясо подмосковных бройлеров, присутствующее на рынке под торговыми марками «Петелинка» и «Домашний ресторан», почти не теряет в весе. Вы еще сомневаетесь?

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse