Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Погреб с сырым порохом

Общество
Погреб с сырым порохом

[b]Профессор исторического факультета МГПУ Евгений Николаевич ПАШЕНЦЕВ находился в командировке в Болгарии по приглашению Болгарского геополитического общества. Прочел цикл лекций перед студентами Военной академии имени Раковского, а также в университетах Софии и Варны.— Болгарию почти не затронули события вокруг бывшей Югославии, но она, как ее ближайшая соседка, не могла не измениться. Так что нового в Болгарии?[/b]— С 1990 года, когда я был там последний раз, изменилось многое. Хороший сервис, внимание к иностранцам, но много и проблем, очень похожих на наши, — болезни переходного периода. Безработица, низкий уровень жизни населения, высокий уровень преступности, быстрый рост численности цыганского меньшинства (их уже больше 5% населения, и трудоустроить их практически невозможно)...Конечно, есть и желание преодолеть эти проблемы, причем вместе с Россией. Там любят приводить слова: «Россия без Болгарии может существовать, Болгария без России — нет». Я думаю, что и Россия не может разбрасываться своими друзьями, как мы поступали последние годы. Дружба с Болгарией добыта кровью — в марте будущего года мы будем отмечать 125-летие освобождения этой страны от турецкого владычества русскими войсками, и ожидается, что президент Путин приедет в Софию на торжества. Однако вернемся в современность. 20% болгарского импорта — из России, в то время как сюда идет всего 1,5% экспорта. Это мизер для таких традиционных партнеров... Да и мы могли бы поставлять болгарам не только нефть и газ. Конечно, станции «Лукойла» по дороге из Варны в Софию выглядят прекрасно, но мы могли бы сотрудничать в высокотехнологичных отраслях...[b]— На время вашего визита пришлась и замечательная история, в точности соответствующая пословице «Дружба — дружбой, а табачок врозь».[/b]— Да, делом «Булгартабака» была полна болгарская, да и российская печать. И вряд ли оно закончено. Но тем не менее и премьер Симеон Саксен-Кобургский, и президент Пырванов подчеркнули, что экономические разногласия между странами есть, и очень серьезные, однако они не должны мешать положительной динамике политических отношений.Вдумайтесь: летом в Москву приезжает премьер, а в сентябре — президент Болгарии. Это совершенно не похоже на тот период, когда мы, казалось бы, не обращали внимание на существование друг друга.[b]— Но в то же самое время был введен и визовый режим...[/b]— К сожалению. Знаете, чем это обернулось для самой Болгарии? За прошедший год они потеряли 60 миллионов долларов от сокращения притока российских туристов. Разве это мало для больной экономики Болгарии? Она ничуть не более здорова, чем российская. И им, и нам надо выздоравливать, и вместе это сделать легче.[b]— Странный тезис. Сложно выходить из кризиса вместе с конкурентом. Ведь, по сути, все страны бывшего соцлагеря являются конкурентами, с точки зрения погони за инвестициями, да и по многим другим параметрам...[/b]— Безоблачного будущего, конечно, не может быть. Речь идет о том, что Болгария заинтересована в наших туристах, и всегда будет в них заинтересована. Здесь мы не конкуренты. Болгария может стать транзитной страной для российской нефти и газа, да и других товаров, если они пойдут морским путем — так чем же она конкурент? Скорее все-таки партнер.Конечно, можно найти то, что нас разделяет, но ведь и объединяет нас немало совпадающих интересов.[b]— По-моему, Болгария все-таки считает, что ее интересы больше совпадают с интересами Евросоюза.[/b]— Это так и будет, если Россия не выйдет из кризиса. Но давайте всетаки будем оптимистами... А Евросоюз, конечно, притягателен. Когда я выступал перед студентами, я сперва спросил их — на каком языке мне читать лекцию, на русском или на английском. Из 40 человек 35 проголосовали за английский. Но даже те 35 человек, которые не знали русского языка — он перестал быть обязательным предметом в школах давным-давно — хотели знать о России как можно больше.[b]— Все ли болгары заинтересованы в сближении с Евросоюзом?[/b]— В той или иной степени. Но в то же время, к примеру, у интеллигенции есть очень тревожное чувство — они опасаются чрезмерной вестернизации их страны. Ведь очевидно, что традиционные культурные ценности болгар куда ближе русским, чем, к примеру, англосаксам, которые по сути не ощущают их ценности. Поэтому тревога их утраты у интеллигенции есть. И это ощущение сейчас усиливается, так как от Запада не удалось получить всего, на что рассчитывали.[b]— Как в Болгарии относятся к не очень давней операции против Югославии?[/b]— Сказать, что это занимает умы болгар, нельзя. Их куда больше занимает македонская, в меньшей степени косовская проблематика. В последнее время всплыли многие неурегулированные споры между балканскими странами, которые в рамках Варшавского договора были несущественны. И эти споры являются питательной средой для развития ультранационалистических сил, которые есть и в Болгарии, и у ее соседей. Не могу сказать, что сегодня они определяют политическое лицо Болгарии и ее соседей, но что будет завтра? В начале прошлого века Балканский полуостров называли пороховым погребом Европы. Сейчас я бы назвал его погребом с сырым порохом.[b]— Порох — это такая субстанция, сырость которой трудно определить, разве что экспериментальным путем.[/b]— Будем надеяться, что он сырой.

Подкасты