Улыбчивое обаяние Гречко

Общество

В толчее телевизионщиков я совершенно забыла имя-отчество самого улыбчивого космонавта: «Ребята, подскажите, как величать Гречко?» – обратилась к одному из операторов.– Зовите Жорой, он не обидится, – хохотнули сбоку.Ой, вот спасибо, сразу и вспомнила – Георгий Михайлович.[b]– Георгий Михайлович, не сомневались, что вас возьмут в космонавты?[/b]– Сомневался до последнего. И когда подал заявление в космонавты. И когда меня послали на исследования. Ведь у меня за плечами голод, оккупация, война. Не у всех (нас было более двухсот кандидатов) детство таким сложилось.Отбор в космонавты был жесткий. Даже жестокий. Отобрали тринадцать человек. Двенадцать слетели.Остался я. Сильно сомневающийся в своих физических возможностях. Но, как оказалось, невзгоды закаляют.[b]– В первом полете чувствовали себя героем?[/b]– Если человек говорит: я иду на подвиг – значит, он просто не готов ни на что. Ни на полет, ни на подвиг. Вот и все. Гагарин сказал: «Поехали!» Он ехал в неизвестность, когда космос был чрезвычайно опасен. Я был уже тридцать четвертым номером в списке космонавтов. Поэтому сказал: «Поехали на работу!»[b]– Чем «заполняли» досуг в космосе?[/b]– У меня никогда не было голых стен – всегда на стеллажах теснились книги. Люблю стихи, песни. Музыку. Мама меня воспитывала на классических образцах. Ну а я пристрастился к авторской песне – Клячкин, Визбор, Высоцкий.Но я – ученый. Частенько вместо еды (а порой и сна) выполнял эксперименты. Какой-то шажочек мне удалось сделать.И в науке я стал широко известен. Но в достаточно узких кругах ученых, которые изучают атмосферу Земли.[b]– Чего не удалось сделать?[/b]– Не удалось нам слетать на Марс. Потому что во время операции умер Королев. Ведь ракету Н-1 – нашу, советскую, мы начали делать для полета на Красную планету.Институт медико-биологических проблем, где сейчас заканчивается имитация полетов на Марс, Королев с 1964 года донимал. Его всерьез интересовало: каким образом человек может долететь до Марса?[b]– Вы считаете, все дело в Королеве?[/b]– Королев был незаменим. И, пожалуйста, вам доказательство – уже минуло полвека, а второго Королева так нигде и не появилось. Есть фигуры достойные, безусловно. Но не его масштаба. А Королев еще в детстве со своим единомышленником мечтал не вокруг Земли лететь, и не на Луну вовсе. Они на Марс готовились. Цандер, который вместе с Королевым работал, запирался и тренировал дыхание (ведь в ракете по пути на Марс особенно не надышишься). Ел какие-то продукты, которые, по слухам, сам и выращивал.И я абсолютно уверен: если бы Королев не погиб на операционном столе, мы бы уже на Марсе были. Это мое мнение.[b]– Но наверняка тут сыграло роль и изменение государственной политики к космосу, ведь сегодня мы значительно отстаем от других стран?[/b]– Конечно, отстаем. Мы шли впереди США. Сегодня вырвались не только США, Китай, поджимает Бразилия. И с такими темпами, как сейчас, мы уже будем не третьеразрядными, а гораздо ближе к концу этого списка по космосу.Виновата в этом и так называемая рыночная экономика. Ведь она хочет одного – быстрых денег. А что это значит? Вложить рубль, на завтра получить пятьдесят, схватить и убежать. Но на этой основе нельзя делать космонавтику.Космонавтика – это длительное вложение средств. Меня часто спрашивают: «А стоит ли тратить на космос такие громадные деньги?» «А стоит ли идти в престижный американский вуз и платить деньги?» – спрашиваю их я.Тут все зависит от того, что ты станешь делать там, в престижном американском вузе.Если гулять, пить, кататься на лыжах, ходить в ночные клубы – и в итоге ты вылетишь оттуда неучем, то вряд ли стоит так серьезно тратиться. Но если ты будешь хорошо учиться, ходить на научные конференции и в результате (очень даже возможно!) получишь Нобелевскую премию – значит, оно того стоило.[b]– Какое будущее у нашей космонавтики?[/b]– Абсолютно все направления будут задействованы. Орбитальные, конечно. Потому что там должны летать дешевые, маленькие, надежно работающие спутники, которыми человечество пользуется и для связи, и для навигации, и для изучения недр. Остановите меня, я могу перечислять бесконечно. Второе: должны быть и пилотируемые полеты.Потому что сегодня готовить на земле космонавтов – явно недостаточно. Готовим в школе, в институте, в Центре подготовки космонавтов, а потом в филиале центра подготовки космонавтов на орбите. Только там настоящая школа бывает. Ну и, наконец, что дальше? Американский астронавт Эдвин Олдрин, который вместе с Нилом Армстронгом впервые ступил на Луну, сказал: «Пусть китайцы и русские летают на Луну, а мы полетим на Марс!» У меня часто спрашивают: «А ты бы, если представилась возможность, снова полетел?» Я говорю: «Да. Полетел». Только полеты вокруг Земли мне не нужны. Я уже состоявшийся космонавт. Полеты на Луну? Ну, они уже были, и меня не интересуют. Я бы сначала слетал на астероид (как промежуточный этап полета на Марс). А потом на Марс. Да тот же Олдрин написал, что «надо лететь на Марс. Но без возвращения. Вы, европейцы, когда приплыли в Америку, вы же не вернулись обратно, вы приплыли и остались. Надо прилететь на Марс, остаться и осваивать Марс». Видите, какие идеи интересные есть.[b]– Ведь мечтали, что в 2011 году произойдет нечто грандиозное: и яблони на Марсе обязательно зацветут. Почему же не получилось?[/b]– Человечество шло из Каменного века в Бронзовый. Оттуда – в Серебряный. И когда всему человечеству осталось сделать один-единственный шаг до Золотого века, они вернулись в Бронзовый. А сегодня мы где? Правильно, в Каменном веке. Почему? Потому что мы из пионеров, которые всегда раздвигали горизонты, в одночасье превратились (скатились, опустились – тут уж как кому нравится!) в общество потребления. И можем только потреблять, потреблять и потреблять.[b]Справка «ВМ»[/b][i]Георгий ГРЕЧКО родился 25 мая 1931 года в Ленинграде.Окончил Военно-механический институт.Дипломный проект защитил в 1955 году в КБ Королева и туда же был распределен после окончания института.В 1966 году зачислен в состав советского отряда космонавтов.Свой первый космический полет совершил с 10 января по 9 февраля 1975 года вместе с Алексеем ГУБАРЕВЫМ в качестве бортинженера космического корабля «Союз-17» и орбитального комплекса «Салют-4» – «Союз-17».Второй космический полет совершил с 10 декабря 1977 года по 16 марта 1978 года вместе с Юрием РОМАНЕНКО в качестве бортинженера космического корабля «Союз-26» и орбитального комплекса «Салют-6» – «Союз-26».В свой третий космический полет отправился 17 сентября 1985 года вместе с Владимиром ДЖАНИБЕКОВЫМ на космическом корабле «Союз Т-13».Доктор физико-математических наук.Дважды Герой Советского Союза.Награжден тремя орденами Ленина, медалями.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse