Понедельник 23 июля, 07:07
Дождь + 18°
Корреспондент "ВМ" встретился с Сергеем Борисовичем Прохановым накануне его отъезда на отдых

«Усатый нянь» теперь свободный мужчина

Фото: ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Елена Никитченко
Свое 65-летие отметил худрук театра луны Сергей Проханов. «Усатый нянь» рассказал, что он теперь свободный мужчина и что никакой радости от этого не испытывает

Мы встретились с Сергеем Борисовичем Прохановым накануне его отъезда на отдых, чтобы за чашкой китайского чая из фарфорового сервиза неторопливо побеседовать о творчестве, жизни и, конечно, любви.

- Сергей Борисович, недавно в Театре Луны состоялась мировая премьера мюзикла корейского режиссера Те Сик Кана «Чайка». Успех огромный. Как вам удалось заполучить знаменитость для работы?

- Прошло несколько спектаклей — да, успех большой. Но сейчас продолжение спектакля под вопросом. Корейская сторона чем-то недовольна. На Западе так принято: играют по несколько спектаклей, а потом делают перерыв.

- Мэр Москвы Сергей Собянин был в вашем театре? Правительство Москвы оказывает театру поддержку?

- Сергей Семенович, к сожалению, не был у нас. Он строит Москву и не может посвящать столько времени театральной жизни. Но помощь мы получаем — находимся на финансировании правительства города. Сегодня оно не большое. Деньги дают на премьеры. К сожалению, артисты театра получают немного, и меня это не радует. Так что нынешняя театральная премьера, может, и пойдет нам на пользу. Кстати, я уже год как оставил пост директора Театра Луны, но остаюсь худруком. Я окончил физматшколу и всегда считал хорошо, но сегодня все эти финансовые расчеты, схемы стали такими сложными, это уже не для моего ума.

- Мне кажется, вы слегка лукавите. Театр Луны расположен в историческом особняке, и театр — роскошный. Да и не у каждого худрука в кабинете такая экзотика — огромный телескоп!

- Телескоп мне подарил спонсор. У актеров, а я все-таки по первой профессии актер, много знакомых в различных областях, и бизнесмены среди них тоже имеются. Один из них и решил, что мне нужен телескоп. Возможно, вы правы, я не такой простой, каким кажусь на первый взгляд. По природе, по сути своей я этакий Остап Бендер, великий комбинатор. А если бы я им не был, то не придумал бы этот театр... Когда передо мной стоит какая-то преграда, я очень даже хорошо и быстро думаю.

- Не скучаете по актерской профессии, по игре?

- Надоела мне эта профессия. Как только почувствовал, что скучно, стал режиссером. А теперь я увлекаюсь продюсированием.

- Ваша бывшая супруга Татьяна Юрьевна, внучка двух маршалов — Жукова и Василевского, по характеру тоже генеральша?

- Если говорить современным языком, Татьяна была представительницей золотой московской молодежи. Перед тем как мы поженились, меня долго проверяли органы. Виталий Вульф участвовал в распознании — что я за фрукт такой. Вроде бы криминала не нашли и в семью меня взяли. К тому же на тот момент я был успешным актером, с деньгами, с машиной. 25 лет я был женат. Дети, трое внуков... Пожить мне удалось. Хочется, чтобы и дети пожили.

- Жена была главной в семье?

- Да. А я жил себе и жил. Мной трудно верховодить.

- Теперь вы свободный мужчина...

Да, холостой. Радости пока от этого большой не испытываю. Все-таки четверть века брака, счастливого брака, а теперь вот один. Не могу сказать, что я однолюб, но вот одножен — пожалуй, да. До сих пор доверяю своей жене. А как общаться с незнакомыми женщинами, даже не знаю.

- А как вы относитесь к женщинам-актрисам?

- Их быстро разгадываешь: у актрис все наигранное, все наработанное. Все их приемы мне знакомы, и стоит поговорить час, как перед тобой — открытая книга. Чувствительность у них на первом месте, а ум — на третьем. К тому же актрисы так много играют, что порой забывают, какие они на самом деле. А когда девушка настоящая, она вызывает длительный интерес. Но я не хочу ранить актрис — будто бы они все глупые. Среди них есть очень даже умные женщины, только ум их направлен исключительно на получение ролей и на выгоду. А еще они очень обидчивые и нередко мстительные. Но для актрис Театра Луны я как родитель. Многие — мои ученицы.

- Вы кричите на актеров?

- Нет. Если только актер пьяным придет на репетицию, но это очень редко бывает. А еще не разрешаю актерам близко подходить к театру, если они не в духе. Но вообще жесткость в театре необходима. Говоря шутливым языком, не в библиотеке работаем.

- Кстати, о библиотеке. Она у вас большая?

- Очень. Часть книг храню здесь, в кабинете. Хотите посмотреть? В основном это те, что дарят мне друзья. В последнее время я и сам много пишу. Половина репертуара театра — спектакли по моим пьесам. Но драматургия для меня — хобби. Сейчас написал пьесу «Матриархат» — репетируем спектакль по ней.

- В вашем кабинете висят интересные картины. Коллекционируете живопись?

- Не коллекционирую, но люблю. Эти картины я привез из Парижа. Вся Франция без ума от этого художника-абстракциониста. А я больше люблю импрессионистов. Сам я открыл для себя прекрасного художника Козлова и покупаю его картины. Он рисует девушек на велосипеде, девушек-скрипачек, девушек-купальщиц. Я не обращаю внимания на фамилию художника, на известность. Если нравится картина, покупаю.

- Ходите ли вы в другие театры?

- Редко. Сегодня в театре мало открытий. Я очень любил Ленком, ходил в него с радостью, но сегодня уже нет тех ярких постановок, как в годы расцвета театра.

- Есть вещи в современном театре, которые вам не нравятся?

- Не люблю прибалтийскую режиссуру. В каждом спектакле у них некое пренебрежение к России. Якобы они — викинги, а мы — пьянь да рвань.

- Вы собрались отдыхать. Куда поедете?

- Во Вьетнам. Погреться хочется, искупаться.

- Вы разделяете увлечение своего сына дайвингом?

- Я не любитель подводного плавания. Поплавать люблю, а под водой мне плохо.

- Не могу не вспомнить вашу роль в фильме «Усатый нянь». Наверняка вы много возились со своими детьми и внуками?

- Это миф, родившийся благодаря фильму. Детей я люблю, но сидеть с ними не умею. Дедушка я заочный. Подарки покупаю, но не сижу.

Фильм «Усатый нянь» за месяц собрал 350 миллионов рублей, как фильм «Кавказская пленница». Очередь за билетами была огромная. А сейчас не снимают детское кино. В Госдуме сделали плохую вещь — запретили во время детских сеансов показывать рекламу, и все деньги из детского кинематографа ушли. Спонсоры ушли. Детское кино дали на откуп средним режиссерам, и ничего хорошего они снять не могут. Кстати, в нашем театре есть детская студия «Маленькая Луна», где мы будем создавать детские мюзиклы.

- А вы поете?

- Да, у меня баритон, довольно приличный. Раньше любил в караоке петь. Весь репертуар Петра Лещенко знаю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Павел Майков: Сериал «Бригада» – это преступление против России, в котором я участвовал

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER