- Город

Короткоствольное оружие в России – за и против

Школы Москвы начнут учебный год в очном формате

Кому выгодна история о спасении российских дипломатов в Иране

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

Профессор МГУ оценил опасность частых КТ-исследований из-за COVID-19

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«По 500 тысяч долларов»: Пригожин рассказал о гонорарах Егора Крида

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

«Жертва заговора»: как «народ» защищал Ефремова на слушании дела о ДТП

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

«Небезнадежен»: каковы шансы Дегтярева закрепиться в Хабаровском крае

Рошаль оценил эффективность борьбы с COVID-19 в России

Финансист ответил на слова Собчак об «идиотах» со сбережениями в рублях

Пожилых и людей с хроническими заболеваниями предостерегли от путешествий из-за COVID-19

Охлобыстин заявил, что адвокат Ефремова «загипнотизировал» актера

Короткоствольное оружие в России – за и против

Как повлияет возможная легализация КС на криминогенную обстановку в стране

Сегодня молодые менеджеры из поколения некст, приобретающие дорогие иномарки, зачастую автоматически покупают и модный нынче травматический ствол “для бардачка”. Они считают, что с его помощью смогут защитить и себя, и машину. Однако на практике это выливается в перестрелки на дорогах, в кафе и других местах. Есть жертвы. А между тем в СМИ в очередной раз начали муссировать тему о возможности разрешить продажу короткоствольного боевого оружия в частные руки. Как в США. [b]А как же в США?[/b] В 1791 году была принята знаменитая “кровавая” поправка к Конституции США, предоставляющая американцам право на ношение оружия. С тех пор чуть ли не ежегодно в различных штатах делаются попытки ограничить свободную продажу и ношение оружия, но эти попытки, как правило, заканчиваются ничем. Так, уже в этом году в федеральном округе Колумбия были отменены ограничения, касающиеся приобретения и хранения охотничьих ружей и винтовок. В соответствии с ними владельцы “длинных” стволов должны были хранить их дома незаряженными и в разобранном виде. И даже это, казалось бы, вполне здравое требование американские правозащитники сочли чрезмерным и опротестовали через суд. В США, несмотря на то, что обладание стволом без лицензии является преступлением, полиция не привлекает нелегальных владельцев к уголовной ответственности, если случайно обнаруживает пистолет, например, в машине или дома у законопослушного гражданина. Он же еще ничего не совершил. А если при самообороне он применит это оружие и застрелит нападавшего, то таким образом всего лишь реализует свое конституционное право, так что суд будет обсуждать только правомерность применения оружия, но не сам факт его наличия. Если наложить такую терпимость Фемиды по отношению к применению огнестрельного оружия на российскую действительность, честно говоря, становится страшно. Страшно, если на каждого представителя нашего измученного стрессами, нервного и склонного к употреблению алкоголя населения будет приходиться два с половиной боевых ствола! С другой стороны, 140 миллионов населения России – это огромный рынок для оружейных компаний. Поэтому вопрос о легализации продажи боевого оружия и впредь будет подниматься в нашей стране регулярно. [b]Россия – территория закона?[/b] Законы “Об оружии” и “О частной охранной деятельности” были приняты в России в 1996 году. Именно они регламентируют обращение оружия в нашей стране. Претензий к этим документам, даже с учетом принятых позже поправок, достаточно много. Поэтому, скорее всего, уже в осеннюю сессию Госдумы будет предложен целый ряд поправок к существующим актам. Какого рода будут эти поправки? – Наверное, нет смысла обсуждать достоинства и недостатки действующего законодательства – мы работаем в том правовом поле, которое существует, – говорит Владимир Ермоченков, заместитель начальника Управления организации лицензионно-разрешительной работы и контроля в частной и детективной деятельности ГУВД по городу Москве. – Как практик, я могу лишь указать на те места, где хотелось бы усилить ответственность граждан, владеющих травматическим оружием. Так, например, по действующему законодательству просто гражданин с травматическим пистолетом и нетрезвый гражданин с таким же пистолетом – это одно и то же. Думаю, не надо объяснять, что нетрезвому человеку лучше не хвататься за оружие, каким бы оно ни было, и ответственность в этом случае должна быть выше. Необходимо, на наш взгляд, ужесточать ответственность и за утерю любого оружия. Только в этом году официально потеряно более 60 стволов, из них 24 – нарезные. Кто знает, когда и где они теперь выстрелят. А владельцам – ничего. Мнение сотрудника ГУВД, безусловно, очень весомо. Но в последние полтора десятка лет в России сложилась система Негосударственных структур безопасности, сотрудникам которой приходится постоянно доказывать свое право на ношение оружия. И у них на эту проблему несколько иной взгляд. – На мой взгляд, граждане России должны иметь возможность приобретать нарезное оружие, – заявил нашему корреспонденту Дмитрий Галочкин, председатель профсоюза работников Негосударственных систем безопасности (НСБ). – В данном случае я опираюсь на элементарную логику: если у преступника нет никаких проблем с приобретением боевого ствола, то почему у законопослушного гражданина они должны быть? Другой вопрос, как такая продажа должна вестись. Во-первых, должен быть жесткий контроль со стороны милиции, во-вторых, я уверен, каждый, кто покупает оружие, должен пройти элементарную подготовку у инструктора – хотя бы 5–6 занятий. Человек с оружием, который не умеет им пользоваться, априори опасен и для себя, и для окружающих. Частные охранные предприятия (ЧОП), которые существуют в России уже 16 лет, на мой взгляд, наглядно доказывают, что человек, прошедший подготовку и периодически проходящий переаттестацию, может владеть боевым оружием. Сейчас в ЧОПах России на вооружении находится более 118 тысяч единиц оружия. И по нашей статистике, его применение в каждом конкретном случае более оправдано, чем, например, у милиции, где оружия гораздо больше. Однако на этом основании никто не предлагает распустить милицию. [b]Не успеть – значит опоздать[/b] Нет сомнения в том, что если уж вводить ограничения по выдаче лицензий на приобретение травматического оружия, их надо вводить в ближайшее время. У России уже есть печальный опыт, когда с таким ограничением опоздали. Так было с газовым оружием. В начале-середине 1990-х годов, когда в стране царил криминальный беспредел, газовое оружие можно было купить свободно. В результате десятки тысяч единиц “ушли а народ” бесследно. Потом лицензирование газового оружия утвердили законодательно, но к тому времени законопослушные граждане уже поняли его неэффективность и переключились на травматические пистолеты. А вот преступники быстро поняли, что газовые стволы легко переделываются под боевые патроны, и теперь, как это ни парадоксально, переделанные газовые пистолеты стали излюбленным оружием российских киллеров. Они дешевы, и их не жалко выбросить после применения. Так, последнее громкое убийство в Москве – начальника земельного управления ЦАО Алексея Дергачева, – произошедшее 26 июля, было совершено из двух “расточенных” под калибр 7,62 мм газовых пистолетов “Байкал”. По статистике МВД, ежегодно только у легальных владельцев пропадает около четырех тысяч единиц газового оружия. При этом почти три тысячи единиц изымается у незаконных владельцев. Вполне логично предположить, что, если за оборот газовых пистолетов возьмутся всем милицейским миром, то следующим оружием киллеров станут пистолеты травматические. Именно поэтому ужесточить правила их продажи и ношения желательно уже сейчас. А то может быть и поздно. В тех законодательных инициативах, которые сейчас предлагаются и в Госдуме, и в Мосгордуме, речь идет, прежде всего, о введении жесткого лицензирования при продаже травматического оружия. Перестрелки на дорогах из травматических пистолетов уже перестали быть экзотикой. Достаточно взять сводку происшествий за неделю. Нервные водители в московских пробках палят друг в друга по малейшему поводу. Поэтому продажу травматического оружия необходимо ограничивать. Естественно, в рамках закона. [b]Компетентное мнение Сергей ГОНЧАРОВ, заместитель председателя Комиссии Мосгордумы по безопасности, бывший работник спецслужб:[/b] – Ни о каком разрешении свободной продажи короткоствольного нарезного оружия речь не идет. Это я вам как законодатель говорю. У россиян не тот менталитет, чтобы разрешить им свободно покупать боевое оружие, будет только хуже. [b]СПРАВКА “ВМ”[/b] Сегодня московский частный арсенал вырастает в среднем на 14 тысяч единиц в год. За десять лет он увеличился с 363 до 507 тысяч стволов. Более половины приобретаемого оружия – травматическое. Случаи его применения в бытовых условиях возрастают приблизительно в той же пропорции. За последние два года, по официальной статистике, от резиновых пуль с металлическим сердечником погибли 27 россиян. Число тяжелых травм исчисляется сотнями.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

182 000 + 842 (за сутки)

Выздоровели

243 406 + 693 (за сутки)

Выявлено

4 498 + 13 (за сутки)

Умерли

 Александр Хохлов 

Кто в Арктике хозяин

Руслан Карманов

Мишка улетел, но обещал вернуться

Анатолий Горняк

Депутат за четыре копейки

Екатерина Рощина

Перепалка в стиле «сам дурак»

Александр Лосото 

Если вся стоматология станет платной

Елена Кондратьева-Сальгеро

Чем плохи «Африканка» и «Китаец»

Ризван Джанарсланов

Как выбрать «свой» продуктовый магазин

Ольга Кузьмина  

Как поссорились Иван Борисыч с Борисом Ивановичем

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите