Мне-34, ей-52

Общество

Эта рубрика в нашей газете существует уже полгода, и на какие только письма-вопросы я не отвечала! Про секс, про измены, про несходство характеров... Но ТАКОЕ письмо пришло на мой адрес впервые.Даже оторопь берет, не знаешь, что и ответить… [i]Уважаемая Ольга! У меня осталась одна надежда — на Вашу мудрость.Мне 34 года. Внешность — средняя. Рост — средний. Не был женат, хотел прежде «встать на ноги». Встал. Влюбился. Влюбился до безумия. Сделал предложение. Получил отказ. Мотивация: ты мне в сыновья годишься! Она малообеспеченная: кандидат технических наук, преподает в вузе. Я имею два вузовских гуманитарных диплома. Работаю не по специальности. Хорошо обеспечен.Мы оба любим искусство, но разные жанры. Она — оперу и балет, я — мюзиклы. Но есть и точки совпадения. Мы оба любим Николая Баскова, Максима Галкина и Владимира Жириновского. Оба любим читать: я — современные детективы, она — книги по современной истории (старую историю она знает давно и отвечает на любой вопрос).И, наконец, мы оба любим ее трехлетнего внука. Так сложилось, что других близких родственников у нее нет. Разве это не основа для семьи? Как мне завоевать ее сердце? А может быть, в своей статье Вы дадите совет не мне, а ей? Подтверждаю, я ее безумно люблю. Готов на все! Сообщаю, что предмету моей любви 52 года. Имя – Тамара (условное). Но в Испании была 70-летняя красавица, из-за которой дрались на дуэлях двадцатилетние влюбленные… Мне кажется, Ваш совет будет мудрым и поможет принять правильное решение.P. S. Когда я с ней, жизнь очень интересна. Когда ее нет рядом, погода кажется плохой, встречные люди — хмурыми. Я становлюсь равнодушен ко всем материальным благам, которыми располагаю.Сергей (имя измененное)[/i] Ей-богу, вы поставили меня в тупик, «Сергей», — или как вас по-настоящему? Спасибо, конечно, за высокую оценку моего ума, но насчет мудрости вы, честно говоря, поторопились.Не знаю я, что сказать и как повлиять на вашу «Тамару»! Слишком мало знаю о ней. Но вот что подумала: вы-то сами уверены, что знаете о ней все? Совпадения вкусов и пристрастий – политических, литературных – все-таки не основа для семьи. Любовь к внуку… ну, положим. Вы говорите-пишете, что готовы для нее на все. Сразу вспоминается диалог между Мюнхгаузеном-Янковским и Мартой-Кореневой из всем известного фильма: «Помнишь, когда мы встречались с Шекспиром, он сказал: все влюбленные обещают совершить невозможное ради любви, а не делают и того, что могут».Так вот, «на все готов» — это красивый оборот речи или в самом деле? Но тогда, простите, на что именно готовы? Согласны ждать ее решения сколько потребуется? Или имеются в виду материальные блага, которые она почему-то, видимо, отвергает? Ну, конечно же, ей страшно! Женщинам это простительно и свойственно! Нетрудно понять ее переживания: если все так, как вы описываете в письме, она будет стариться у вас на глазах, а вы — оставаться молодым. Одна эта мысль способна убить любое чувство! Если оно есть... Плюс окружающие.Осуждения боится, мол, старуха из ума выжила. Нет, не всякая отважно решится: хоть минута, – да моя, а там – хоть трава не расти! И еще. Она не отвечает на ваш пыл в каком смысле? В смысле законного бракосочетания или интимных отношений? Из письма не понять.Простите, что, наверное, ничем не смогла вам помочь. Да и поможешь ли тут? Не знаю. Что там пожилая красавица в Испании, из-за которой молодые дрались на дуэлях! В истории полно прецедентов подобных отношений: Бальзака всю жизнь тянуло к женщинам, годившимся ему в матери, потому что собственная маменька была, мягко говоря, стервой… Но ведь исторические параллели – это одно, а жизнь — совсем другое.А может, вы ей не нравитесь как мужчина? Извините за прямоту. Или ей просто уже «не нужно» то, чего вы ждете и хотите от нее? В силу опятьтаки, простите, физиологии? Но ваши чувства делают вам честь. Правда. Храните их. Сколько сможете. И тогда, возможно, она поверит…

Google newsGoogle newsGoogle news