Кричат загонщики до рвоты и лают псы

Общество

Правила загонной охоты простые.С одной стороны леса выставляются стрелки.С другой идут и шумят загонщики, выводя на них зверя.Стреляет тот, на кого зверь вышел.Cтрелявшему, по правилам, достается голова, загонщикам – ноги от колена до копыт.А тушу делят поровну... Мы за триста километров от Москвы, в Тверской области, в Кесовогорском районе. Бесконечное чередование заснеженных холмов и низин. И бескрайние леса с огромными елками, какие мы видим в столице только на Новый год.Охотничье хозяйство «Медведица» расположено на 100 тысячах гектаров.– Такое название у нас не просто для красоты, – говорит главный охотовед Игорь Устинов, сидя за рулем «уазика», тяжело идущего по занесенной снегом дороге. – Медведи у нас и на самом деле есть, не говоря о волках. Ну а лосей и кабанов постоянно подкармливаем, следим, чтоб поголовье держалось.На прошлой неделе тут охотились сотрудники американского посольства, взяли кабана. Вообще часто к нам сюда приезжают из столицы – база, сами видели, новая… В машине, в предчувствии настоящего дела, нетерпеливо подает голос пегая гончая по кличке Таюр. Когда прибываем к месту охоты, один из егерей обламывает крохотное деревце, торчащее из снега у обочины дороги, и привязывает собаку, строго наказав ей молчать. Таюр неохотно замолкает. С нами еще три лайки и фокс-терьер. Чтоб заранее не спугнуть зверя, их вовсе не выпускают из машин.Егерь Александр Фалин на снегоходе «Буран» объезжает участок загона. По следам он определяет, сколько сейчас в нем лосей и кабанов.Снег в лесу не осевший, рыхлый, толщиной около метра. Егеря не советуют мне идти в загон. У них валенки, рукавицы, жилет с полосой поверх фуфайки, а у репортера форма одежды, можно сказать, «городская». Однако, согласитесь, когда еще попадешь на настоящую загонную охоту, увидишь все изнутри? Тем более сегодня последний день сезона на копытных. В общем, прошу взять с собой в загон. В итоге, в виде исключения, разрешают.Руководитель Департамента по охране и развитию охотничьих ресурсов Минсельхоза России Алексей Саурин объявляет построение на инструктаж: – Стрелки в одну сторону, загонщики – в другую! Ружья заряжать только на месте охоты, на номерах. Стрелять – только по видимой цели, не допускать подранков! Стрелки – в основном работники департамента, который по традиции выезжает всем составом на закрытие сезона. Их десять человек. Они будут стоять в ожидании зверя на линии, а цепь загонщиков с противоположной стороны поднимет зверя с лежки и начнет гнать, пока он не будет остановлен выстрелом кого-то из готовых его встретить «номеров».Стрелки уезжают на машине на линию. Егеря остаются.Четверо встают на лыжи и выстраиваются друг за другом позади снегохода, взяв в руки веревку.«Буран» с ревом трогается, и вся цепочка отправляется по снегу (прямо водные лыжи!) к месту, откуда начнется гон. Ко второму снегоходу прицеплены низенькие сани, устланные соломой. Садимся в них.С молодым егерем Виталием Абаляевым нас высаживают первыми.– Идти будете за мной, след в след, – предупреждает Виталий. – Тут недалеко, километра полтора, но все-таки напрямик через лес.Ну, подожду, если устанете… И вот звучит сигнал о начале охоты. Не без волнения захожу в лес, вслед за Виталием. В егерях он всего три месяца, но, как и все мужики в этих краях, с детства приучен к охоте, с ружьем с пятнадцати лет.Идем, проваливаясь в снегу.Почему без лыж? – По такому снегу, – объясняет Виталий, – на лыжах больше мороки в лесу, лишний груз за плечами.Первые сотни метров с непривычки трудны. Дело даже не в глубине снега, а в чистоте и свежести воздуха, от которого отвыкаешь, живя в большом городе. Кислорода слишком много. Но постепенно дыхание выравнивается, и я уже стараюсь не отставать. Виталий через определенные промежутки времени кричит каким-то гортанным звуком. Это у егерей называется «подавать голос», чтобы «стронуть зверя». Наверное, так кричали и наши предки, когда еще в раннем палеолите добывали себе добычу с помощью этой самой древней, загонной охоты.Много упавших деревьев, через которые надо перелезать. За одним из таких павших великанов Виталий обнаруживает первые следы. Это даже не следы – хорошо утоптанная тропинка, похожая на плотную канавку в снегу.– Кабаниха шла с выводком, – объясняет он, — след совсем недавний.Пройдя еще с полкилометра, обнаруживаем место лежки лосей.– Это мы их подняли, – говорит Виталий, – если по следам судить – они как раз к номерам-то и побежали. Где-то недалеко они! Выйдя к опушке леса, поросшей мелкими деревцами – «брядиной», впереди ясно видим взрослого сохатого, который тяжело движется по снегу в нашу сторону. Виталий снимает ружье и стреляет вверх. Лось разворачивается и уходит.– Он, видно, вдоль номеров ходил, – говорит Виталий. – Хитрый он, почуял опасность и решил уйти по бредняку, через вот этот кустарник.Минут через пять слышим, как подают голос Таюр и другие псы.В голове крутятся строчки: «Кричат загонщики, и лают псы до рвоты...» Лось, которого егеря вывели на стрелков, идет, как говорят охотники, в «полветра», то есть поперек основного направления, и уже не может «контролировать ситуацию».Он мечется. «Обложили меня, обложили – гонят весело на номера!..» Стоящий на номере стрелок, услышав лай собак, уже понял, что в загоне есть зверь и надо быть готовым в любой момент. Сейчас он, наверное, снимает предохранитель и поднимает ружье... Лось выходит на открытое место, и звучит сухой раскатистый выстрел...К счастью, выстрел понадобился только один. Лось поражен почти мгновенно – выстрел как раз под лопатку, как рекомендуют в пособиях по охоте...Мы выходим наконец на дорожку, проложенную снегоходом вдоль леса. С жадностью набираю в руку снега, который после «Бурана» слегка пахнет гарью, и глотаю.А потом, конечно, по старой традиции, выпиваем по рюмке «на крови» за всех загонщиков и стрелков.На соседнем номере подстрелили еще крупного кабана-секача. Подранков на этой удачной охоте нет...[b]Справка «ВМ»[/b] В мире сейчас охотничий бум. Есть люди, готовые платить большие деньги за хороший трофей, увлекательную охоту, при этом нанося минимальный ущерб природе. И мир пользуется этим. Многие страны Африки живут практически доходами от туризма. США тратят в год на охоту более 160 млн долларов, большая часть которых оседает в Африке. В Венгрию съезжаются охотники со всего света. Наша страна в этом плане имеет колоссальные возможности. Финансирование по статье «капвложения» в охотничью отрасль в последний год увеличилось в 10 раз, созданы базы, отвечающие самым современным образцам.Но чтобы сделать охоту доходной отраслью для государства, приносящей валюту, чтобы привлечь охотников с Запада, нужно вкладывать еще больше...

Google newsGoogle newsGoogle news