Секс у героев “Плюс один” был!

Культура

“Все началось с К. Он прочитал сценарий и говорит: “Ну что опять за лирика, жестче давай… Взрослые люди – мужчина и женщина… Мне кажется, у них обязательно должен быть секс”. Потом читали разные люди. И как правило, женщины: “Все очень хорошо, не должны они спать”; мужики: “Ну что это такое? Где секс? Ты что, его отменила?” Сижу теперь в раздумьях – не знаю, нужен все-таки этот секс или не нужен?” Вот что я прочла случайно, забредя в чей-то ЖЖ. Заинтригованная, стала читать дальше и поняла, что попала в журнал Оксаны Бычковой, которую три года назад, после ее дебютного фильма “Питер FM”, профессионалы от кино внесли в список “подающих громкие надежды”. Только что в прокате прошел ее второй фильм – “Плюс один”, и, как мне кажется, эти надежды в общем оправдались. А так увлекший меня вопрос “быть или не быть сексу” – не в глобальном, разумеется, смысле, с этим все прогрессивное человечество уже давно разобралось, а между конкретными мужчиной и женщиной – решался Оксаной как раз в процессе работы над данной картиной.Мужчины на этот раз победили: секс у героев “Плюс один” был. Но и женщины остались “при своих”: как большинству из нас мечтается, он был сдобрен необходимой порцией романтических переживаний.[b][i]Секс отстоял Адабашьян[/i]– Оксана, вы, что называется, уважили и тех и других. А вообще в процессе создания фильма вы советуетесь с друзьями-коллегами, к чьему мнению больше прислушиваетесь: к мужскому или женскому?[/b]– Все зависит от ситуации – в первую очередь я все-таки прислушиваюсь к себе. Если же говорить о конкретном – о “Плюс один”, то “последней каплей” в “защиту секса” стал Александр Адабашьян, которому я дала читать сценарий на предмет участия в фильме.Александр Артемович тоже счел, что нужно “пожестче”, и я скрепя сердце попросила свою подругу и сценаристку Нану Гринштейн сценарий переписать. Сама я, признаюсь, не была уверена в том, что поступаю правильно, но прислушалась к авторитетному мужскому мнению.[b][i]Они, конечно, трусы. Но такие милые![/i]– Знаю, что во время работы над фильмом вы часто обращались за помощью к сильной половине. Например, в том же ЖЖ попросили рассказать, что у них в голове происходит после “случайного” секса. Откликнулись, правда, немногие… Кстати, вам это помогло?[/b]– В общем, помогло – хотя вы правы, смельчаков оказалось немного – трусливые они, конечно, люди. ([i]Смеется[/i].) Женщины в этом смысле более откровенны. Помогли, конечно, в основном близкие знакомые, которые понимали, что это не праздное любопытство, а нужно для работы.А что я узнала нового? По большому счету то, о чем и раньше инстинктивно догадывалась – что между нами все-таки есть что-то общее.Они не такие уж бессердечные. И что, вопреки расхожему мнению, к пресловутым “случайным” связям часть из них относится очень даже серьезно, и достаточно сильно они по разным поводам переживают. Хоть и прикрываются часто нарочито прохладным, отстраненным отношением.[b][i]Не делю кино по половому признаку[/i]– Для вас существует разделение на женское и мужское кино?[/b]– Лично я по такому принципу кино точно не делю. И затрудняюсь давать определения. Как делить – исходя из того, кто снимал? Тогда под определение “женское кино” попадает Кира Георгиевна Муратова, а для меня то, что она делает, с понятием “женское кино” ну никак не ассоциируется. По жанру? Не знаю. Есть мужчины, которые снимают такие слезливые мелодрамы! И это явно не назовешь мужским кино.Свое кино я классифицировать тоже затрудняюсь. Отказываться от своего естества я совершенно не хочу, я – женщина, и с этим уже ничего не поделаешь. И если кому-то мое кино кажется женским, то ничего плохого я в этом не вижу. И не считаю, что кино – это мужская профессия. Это профессия людей с определенным складом характера – патологическим, несколько даже мазохистским. Вот с этим я согласна, а пол здесь значения не имеет. Есть женщины, способные ею заниматься, и точно так же есть мужчины, которые в ней совершенно бездарны.Это так же как водить машину – несмотря на то что многие девушки уже давно сели за руль, это занятие почему-то считается преимущественно мужским.[b]– Однако опять же в своем ЖЖ вы пишете совершенно другое. Например: “Сегодня снимаем второй день в гостинице “Белград”. Гостиница, надо сказать, так себе. Но вид из окон на нашем 19-м – что надо. Накануне – игровые дрессированные собаки покусали Мадлен Джабраилову прямо вовремя дубля, испарился – не объясняясь, ушел с проекта – второй режиссер… Список несчастий можно продолжать... Как трудно, с жутким скрипом идет моя вторая картина”. И дальше: “Еще и личная жизнь тут неожиданно дала зигзаг страннейший. Опять двадцать пять. Или пить – или курить. Или женщина – или режиссер. Трудно мужчинам, которых я встречаю, пережить мою работу и тотальную занятость. Грустно…” Что на это скажете?[/b]– Скажу, что у каждого бывают минуты слабости. ([i]Смеется[/i].) Могу же я иногда на жизнь пожаловаться.[b][i]Вокруг меня много счастья[/i]– Сейчас, кстати, многие жалуются – на жизнь, друг на друга. Дамы – на мужскую жадность и инфантильность, мужчины – на нашу повышенную прагматичность. Все – на непонимание и одиночество. Что с этим делать?[/b]– Не знаю, наверное, у каждого из нас все-таки своя картина мира. В моем кругу достаточно много счастливых людей. Наверное, как посмотреть. Собственно, это и есть основная мысль “Плюс один” – что счастье человека зависит от его взгляда на этот мир. Открываешься миру – тот отвечает тебе взаимностью.[b]– Ой ли? Этот мир часто ведет себя непредсказуемо – ты открываешься, а тебе – раз по носу. Может, лучше и не выходить из своей норки?[/b]– Лучше выходить. Обязательно. Конечно, болезненные ситуации будут – как же без этого, но будут и радость, и счастье. Это все равно что растить ребенка. Ты ведь тоже ни от чего не застрахован, постоянно за него переживаешь, но ведь сколько счастья![b]– Вы это знаете по собственному опыту?[/b]– Да, моему сыну сейчас 13, почти взрослый самостоятельный мальчик. Я бы с удовольствием еще одного ребенка родила. Дети – это действительно здорово. А современные дети – это вообще чудеса: они прямо вундеркинды какие-то. Рано начинают ходить, читать, чуть ли не с младенчества все понимают. И сам процесс рождения сейчас как-то правильно происходит, с нужной энергией – совсем не так, как это было, когда я рожала. И на мамаш никто не орет, и папы могут присутствовать на родах, и ребенка от мамы сразу не забирают, как раньше. Я так уверенно об этом говорю, потому что знаю не понаслышке – в процессе работы над “Плюс один” у нас родилось двенадцать детей. В том числе второго ребенка – сына – родила моя подруга и сценарист фильма Нана Гринштейн. И все у нас были в прекрасных “детских” заботах, и все были такие позитивные.[b]– А папа вашего почти взрослого сына разделяет ваш энтузиазм в этом вопросе?[/b]– Не знаю, мы с ним это не обсуждали: мы давно расстались. Мы были женаты очень недолго.[b]– Вы могли бы сами влюбиться в такого фрика, как герой в “Плюс один”?[/b]– Влюбиться, как показывает опыт, можно в кого угодно. ([i]Опять смеется[/i].) Конечно, с ним непросто будет выстраивать отношения – он как раз весьма инфантилен, не стремится брать на себя ответственность. Но мне кажется, в процессе он развивается. Так что все не безнадежно.[i][b]Кино и глазированные сырки[/i]– Как ни крути, ваша карьера складывается достаточно удачно – сразу после курсов вы сняли один фильм, теперь вот второй. Те, кто учился с вами на курсах, столь же успешны?[/b]– По-разному. Кто-то снимает. У кого-то не получается. Режиссер – это ведь профессия, которая ничего не гарантирует. И очень зависит от везения. Иногда просто удивляешься – у человека ну все есть: и талантливый, и сценарий хороший, и даже пробивные способности отличные, – а не складывается! Мне, конечно, повезло.[b]– По крайней мере, деньги, потраченные на учебу, отбили...[/b]– Да уж, на самом деле это было безумием. Учеба ведь недешевая, и некоторые отдавали последние деньги – продавали квартиры, отрывали от семьи – там ведь уже взрослые, у многих семьи, дети, их надо кормить. И тут – все бросить и на два года вновь уйти в студенческую жизнь с неясными перспективами. Это поступок смелых людей.[b]– Вам не пришлось продавать квартиру?[/b]– Нет, обошлось. ([i]Смеется[/i].) Зато пришлось два месяца работать дегустатором глазированных сырков – основная сумма у меня все-таки была, и надо было добрать. Теперь я на эти сырки смотреть не могу.[b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Какое кино вы любите?[/i]Антон ПАЛЕЕВ, депутат Мосгордумы:[/b][i]– Я люблю старые советские фильмы 60–70-х годов. Мне в них нравятся чистота человеческих отношений, добросердечность, порядочность – те качества, которые сейчас либо утрачены, либо просто не видны в современных фильмах. Потому что на первый план сегодня выходят человеческие страсти, жестокость, насилие, низменные чувства, связанные со стяжательством, алчностью, желанием заработать больше денег, – чего не было в старых советских фильмах. Единственное, что осталось в современном кинематографе, – это нравственные человеческие страдания и редко любовь.[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news