Клубок злоключений

Клубок злоключений

Общество

[b]Возвращение домой обернулось для туриста из России настоящей пыткой[/b]Как сообщает сайт Пресстур (http://presstour.ru), клубок злоключений выпал в Египте на долю московского бизнесмена Павла.История такова. Занимающийся дайвингом Павел, купил путевку у турператора «Тез Тур» через турагентство «Интраст-Тур»в Шарм-эш-Шайх на три дня. Он вылетел туда 16 декабря, а 19-го должен был вернуться обратно в Москву.В Шарм-эш-шейхе Павел остановился в отеле Pyramisa 5*. Утром 18-го декабря он должен был отправиться в Дахаб. Местный дайв-инструктор прислал за ним микроавтобус, арендованный у частной транспортной компании.Из отеля выехали рано, в семь утра. Павел – он сидел на втором ряду микроавтобуса «Фольксваген» - задремал. На первом сиденье, рядом с водителем, сидел еще один пассажир, который тоже уснул. Как выяснилось позже, сон сморил и водителя.Лишенный управления, автомобиль на скорости 110 км/ч съехал на обочину и врезался в припаркованный там джип. В результате столкновения внедорожник несколько раз перевернулся и оказался в кювете, а микроавтобус остался на дороге, но был сильно искорежен. «Сам момент удара я не помню – позже выяснилось, что у меня было сотрясение мозга, - рассказывает Павел. - Когда очнулся, понял, что не могу двигаться- повреждены ноги. Минут через двадцать приехали полиция и скорая помощь. Мужчину, сидевшего в нашем автобусе рядом с водителем, на вертолете отправили в реанимацию, а меня и пятерых пассажиров джипа повезли в госпиталь». Когда Павла перенесли в машину скорой помощи, он нашел среди своих вещей страховой полис и позвонил в страховую компанию ОАО «Ресо-Гарантия». Продиктовав номер своей страховки, он рассказал сотруднице, взявшей трубку, о том, что попал в ДТП в 20 километрах от Дахаба, в госпиталь которого его сейчас и везут. Девушка сказала, что страховка Павла действует только на больницу, расположенную в Шарм-эш-Шейхе, и в случае, если его доставят в другой госпиталь, страховая компания оплачивать лечение не будет.«Я попытался убедить санитаров отвезти меня в Шарм, но они сказали, что не поедут туда – слишком далеко, сами они из Дахаба и ближайший госпиталь именно в Дахабе, к тому же кроме меня вмашине находятся еще четверо травмированных пассажиров, – вспоминает Павел. - В госпитале я провел больше суток, меня ни разу не покормили, и не давали даже пить. Меня спасло только то, что ко мне приехал мой друг, дайв-инструктор, с которым я должен был нырять, и привез мне еды и воды. Доктор наложил на ноги гипс, при этом сказал, что мне повезло, и у меня нет переломов – и этопри том, что передвигаться я практически не мог. На этом все лечение и закончилось. Сотрудники «Ресо-гарантии» мне так и не перезвонили. Я сам еще раз попытался дозвониться по номеру, прописанному в страховом полисе, но трубку так никто и не взял». При оформлении в госпиталь у Павла забрали паспорт, сказав затем, что отдадут его обратно только после того, как он на арабском языке напишет бумагу о том, что не имеет претензий к правительству Египта, муниципалитету города Дахаб, начальнику госпиталя и лечащему врачу. Кроме того, еще одним условием для получения паспорта было заявление Павла о том, что в дальнейшем он откажется давать показания в полиции на том основании, что был без сознания и ничего не помнит. «Я попытался объяснить, что не знаю арабского языка, и поэтому не могу написать такую бумагу, однако служащих госпиталя это не убедило, и они отказывались выдавать мне паспорт», - рассказывает Павел. Наконец, проблема была решена с помощью все того же дайвинг-инструктора, обратившегося к своим знакомым. Только после этого Павла выпустили из больницы – утром 19 декабря.Приехав в аэропорт за два часа до рейса (он вылетал в 13:00 19.12.08), Павел на каталке, которую вез служащий аэропорта, направился к стойке регистрации рейса «Трансаэро». Однако, видимо, судьба решила, что мучений в госпитале Дахаба ему недостаточно – и поставила на его пути сотрудников авиакомпании «Трансаэро», которые оказались покруче любого арабского доктора. «Вы не полетите. Мы не можем вас пустить на борт потому, что у вас на ногах гипс, - таким заявлением встретили своего соотечественника сотрудники авиакомпании, - Если с вами в самолете что-то случится, то ответственность будет лежать на нас. Поэтому езжайте обратно и лечитесь». «Несмотря на все мои попытки убедить их, что возвращаться мне некуда, из госпиталя в Дахабе меня выставили на все четыре стороны, да и «лечиться» там невозможно (вопреки заявлению местного доктора о том, что у меня нет переломов, позже выяснилось, что на обеих ногах множественные переломы ступней, а на одной к тому же сломана еще и лодыжка, а также порваны подколенные связки), на борт меня отказывались пускать. А в качестве альтернативы предложили обратиться в какой-нибудь госпиталь, пройти обследование и получить справку о том, что я могу выдержать перелет до Москвы», - говорит Павел. До вылета оставалось полтора часа, и было очевидно, что за это время пройти обследование он нигде не успеет. «Ну, завтра полетите», - заявили сотрудники авиакомпании. На резонное возражение Павла о том, что у него нет на завтра билета, они только развели руками. И добавили (очевидно, для утешения), что, впрочем, и свободных мест на завтрашнем рейсе все равно нет. Последней надеждой был врач аэропорта, к которому привезли Павла – но и отказался чем-либо помочь, сказав, что у него нет рентгеновского аппарата, и поэтому он не может сказать, не провозит ли наш невезучий соотечественник контрабанду под гипсом. Тогда Павел решился на крайний шаг –попросил у служащего аэропорта ножницы, и прямо в зале ожидания стал срезать гипс с ног. Затем он достал из чемодана кроссовки, натянул их на ноги и снова поехал на каталке к регистрации. Но сотрудникам «Трансаэро» этого было мало. «Но вы же не можете ходить! Вот если вы докажете нам, что в состоянии передвигаться самостоятельно – тогда идите в самолет», – заявили они. Пришлось Павлу на переломанных ногах встать и пройтись перед ними.«Наш старший по смене может взять на себя такую ответственность, но для этого вы должны дать нам еще 200 долларов», - наконец заявили они.К этому времени Павел уже был готов улететь домой любой ценой. «Но на летное поле мы вас в коляске не пустим», - добавили предупредительные сотрудники авиакомпании, - коляска довезет вас только до выхода, а дальше идите как хотите. Вы же доказали, что здоровый человек, а здоровые люди у нас ходят сами. Вот если бы вы были больны, и имели все документы об этом, мы бы попросили службу аэропорта, чтобы вас довезли на каталке и донесли до места, а так – добирайтесь самостоятельно».Через паспортный контроль удалось пройти нормально - египтяне оказались более отзывчивыми, чем сотрудники российской авиакомпании, и никаких препятствий чинить не стали. Однако каталку, на которой Павел передвигался, на выходе на летное поле действительно отобрали. «К счастью, я договорился с двумя нашими туристами, которые помогли мне добраться до своего места, а в Москве меня уже встретила в аэропорту бригада врачей», - рассказывает он.Сейчас злоключения Павла практически закончились, хотя он все еще продолжает хромать, и только спустя два месяца после аварии начал ходить без костылей.Но эта история ставит много вопросов, имеющих прямое отношение к безопасности российских туристов за рубежом. Например, кто виноват в том, что пострадавший в автокатастрофе человек не получил квалифицированной помощи и был вынужден самостоятельно снимать гипс и идти на сломанных ногах в самолет? Как быть в том случае, если «Скорая помощь» отказывается везти их в госпиталь, рекомендованный страховой компанией? Почему сотрудники «Ресо-Гарантия» не перезвонили туристу, попавшему в тяжелое ДТП, номер страховки и место пребывания которого они знали? Насколько адекватными были действия сотрудников авиакомпании «Трансаэро? За что они потребовали двести долларов, и как бы развивалась ситуация в том случае, если бы у Павла не оказалось этих денег? Редакция «Пресстур» готова предоставить компаниям «Трансаэро» и «Ресо-Гарантия» возможность для публикации их мнения о происшедшем. В рамках начавшегося журналистского расследования соответствующие запросы будут направлены в Росстрахнадзор, Ростуризм и министерство туризма Египта. Мы будет следить за развитием ситуации.

Google newsGoogle newsGoogle news