Четверг 13 декабря, 19:12
Небольшой Снегопад -1°
Город

Как корреспондент «Вечерней Москвы» хотел стать тяжелоатлетом

Тяжелая атлетика – это все-таки далеко не кроссфит и не фитнес. На фото магистрант РГУФКСМиТ Максим Горбатко и корреспондент "ВМ" Кирилл Янишевский
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"
Тяжелая атлетика – это все-таки далеко не кроссфит и не фитнес. На фото магистрант РГУФКСМиТ Максим Горбатко и корреспондент "ВМ" Кирилл Янишевский
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"
Спорту я, несмотря на довольно тучные формы, не чужд, но предпочитаю любоваться на действо с экрана монитора. И однажды профессиональный долг натолкнул меня на заметку о чемпионе летней Спартакиады среди юниоров 2018 года, во время которой 23-летний москвич, тяжелоатлет Роман Чепик, поднял над головой штангу весом в 333 килограмма...

Посмотрев на то, как молодой человек держит над собой вес почти пятерых человек (а по признанию самого атлета, он поднимал и больше), во мне разгорелся интерес. Поэтому решил провести один день с тяжелоатлетом в Российском государственном университете физической культуры, спорта, молодежи и туризма. Провести со мной занятие вызвались магистрант Максим Горбатко и лично проректор по спортивно-воспитательной работе РГУФКСМиТ Дмитрий Голиков.

Меня радушно встретили на пороге учебного заведения и сразу повели в открытый буквально на днях спортзал. Внутри ждало огромное количество новеньких снарядов и витал тот особенный дух еще недавно постеленного покрытия, присущий только что отремонтированным домам. Нас, впрочем, из всего этого богатства интересовал только тот угол, где расположились стойки для штанги и гроздьями висели блины.

Сразу тяжелые веса мне, естественно, не дали. Впереди еще ждала разминка, но в первую очередь Дмитрий решил прочитать небольшую лекцию, разъяснив, что тяжелая атлетика – это все-таки далеко не кроссфит и не фитнес.

– Тяжелая атлетика, как ни крути, серьезно отличается от любого вида физической активности. В отличие от того же пауэрлифтинга или фитнеса – это не телостроительство, а сложнокоординационный вид спорта. В нем, конечно, используются упражнения из классического фитнеса и пауэрлифтинга – приседания, становые тяги, – начал Дмитрий Голиков. – Важно помнить, что тяжелая атлетика это крайне травмоопасный вид спорта. Если, вот как вы, хотите начать им заниматься, то нужно сперва получить представление, создать базу, которая поможет осознать, как работает координация тела в пространстве и только потом переходить на «веса». И, конечно, все тяжелоатлеты практикуют локальные упражнения для разминки тех или иных суставов.

Тяжелая атлетика, как ни крути, серьезно отличается от любого вида физической активности Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

На этой фразе Дмитрий Голиков повернулся в сторону Максима Горбатко, который, пока меня просвещали, упражнялся с грифом от штанги.

– Вот смотрите – Максим сейчас как раз занимается разогревом дельтовидной мышцы, которая используется для исполнения классического рывка в сед. А это движение сложное, как я уже говорил, травмоопасное, но оттого, наверное, и такое зрелищное, – добавил Дмитрий Голиков.

Неожиданным открытием стало то, что тренируют тяжелоатлеты в первую очередь не мышцы рук, а совсем даже наоборот – ноги и спину. Задав этот вопрос, я получил в ответ недоуменный взгляд Максима Горбатко.

– Ну а как же? Штангу именно так и поднимают. Все на мышцах задней стороны бедра, ягодичных и пояснице. Руки только в конце подключаются, и то больше плечевой отдел, чтобы штангу зафиксировать. Так что если не будете спину держать правильно, то точно себе что-нибудь повредите. Грыжу себе заработаете, например, – наставительно сказал Максим Горбатко. – Вам только кажется, что я руками поднимаю. Все идет от ног, толчки – это ноги. Поэтому для тяжелоатлетов главнейшее упражнение – это приседания.

Перед тем, как переходить на «веса», необходимо создать базу знаний и представлений о том, как работает координация тела в пространстве  Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

На этом вводную часть было решено окончить и перейти, наконец, к практике. После простеньких разминочных упражнений, сделанных больше для разогрева, меня пригласили на тренажер для выполнения гиперэкстензии. Это упражнение призвано было немного размять мою поясницу и позвоночник, а также бицепс бедра.

– Для новичков весьма неплохо подходит. Не очень сложно, но нагружает как надо, – сказал Максим.

Тренажер несколько пугал. Предполагается, что заниматься на нем надо лицом к полу, уперевшись тазовым отделом в специальную подушку, а ноги расположить на подставках и зафиксировать в области задней части щиколотки валиками. В итоге верхняя часть туловища просто отдана на откуп Ее Величеству гравитации и вашей пояснице.

Упражнение на тренажере направлено на разминание поясницы и позвоночника, а также бицепса бедра Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

– Так, теперь спину держим прямо, смотрим строго вперед и наклоняемся. На вдохе вниз, на выдохе наверх. Начали! – скомандовал Максим.

Простое, как казалось на первый взгляд, упражнение, оказалось куда тяжелее. Моментально заболели икры, а спина тут же попыталась выгнуться колесом. Проявился и еще один, весьма неожиданный эффект.

– Ух ты! – аж подскочил на месте Максим, взглянув на мои потуги. – Что ж у вас лицо то страшное такое? Неужели так сложно?

Моментально заболели икры, а спина тут же попыталась выгнуться колесом Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

В ответ получилось только что-то нечленораздельно пропыхтеть, хоть пусть и не без труда, но к странному упражнению я приноровился. Сложнее всего, как ни странно, оказалось побороть страх кувыркнуться головой вперед при наклоне, хотя задним умом было понятно, что тело прочно зафиксировано на тренажере.

После нескольких подходов мне разрешили слезть с тренажера и даже немного похвалили.

– Для первого раза, особенно с учетом нулевого опыта, не самый худший результат. Терпимо, – отметил Максим Горбатко. – Главная проблема – живот мешает.

После короткой передышки мы перешли к становой тяге на прямых ногах. Гриф от штанги (без блинов) немного приподняли над полом с помощью колодок. Блины вешать не стали, решив, что для новичка и 20-килограммовая металлическая палка уже достаточное испытание.

После короткой передышки мы перешли к становой тяге на прямых ногах Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

Это упражнение далось несколько проще, хотя сохранить при подъеме штанги прямую спину и в этот раз оказалось непростой задачей. К тому же нужно было не забывать правильно наклонятся, при этом сохраняя верный ритм дыхания. Руки опять оказались практически не задействованы, выполняя скорее роль канатов между плечами и штангой.

– Вот, нормально получается. А теперь еще раз пять хотя бы, – подбадривал Максим, заботливо следящий за техникой выполнения.

Еще предстояло сделать приседания с грифом на плечах и на груди Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

Отойдя от грифа, я начал чувствовать некоторую слабость в нижних конечностях, однако до конца еще было не очень близко. Еще предстояло сделать приседания, держа гриф штанги за шеей на плечах (бэк-скват), и то же самое, только с грифом на груди в районе ключицы (фронт-скват) – от такого положения штанги зависит, на какие группы мышц придется основная часть нагрузки. Опять же – с виду простые упражнения показали, что о спорте я не знаю ничего. Оказалось, я не в состоянии без помощи поставить в правильное положение локти.

С виду простые упражнения показали, что о спорте я не знаю ничего Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

– Сойдет, – констатировал Максим. – Но учиться еще очень долго надо.

– Это верно. Вот кажется что приседание – это просто. И новички к этому халатно относятся. В результате приседают, приседают – и оказываются в больнице, – добавил Дмитрий Голиков.

Вот кажется что приседание – это просто Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

Как оказалось, правильные приседания – это целое искусство. Нужно обязательно соблюдать целый ряд условий, нарушение почти каждого из которых грозило неподготовленному человеку травмой, хоть и не обязательно тяжелой. Один из главных грехов – отрыв пятки от пола во время выхода из нижнего положения. Если не держать стопы полностью на покрытии, то есть риск того, что ты просто опрокинешься вперед, а сверху еще и припечатает штангой. Никуда не делось и уже ставшее привычным требование к прямой спине. Кроме того во время исполнения запретили вертеть головой – иначе велик риск повредить позвоночник. Но главное – чтобы колени не выходили за носки. Если пренебрегать этим правилом, то суставы этого не простят. Словом, только непосвященному новичку кажется, что приседания – простые упражнения, однако это не так – здесь есть множество важных нюансов, соблюдая которые можно избежать тяжелых травм.

Сохранить при подъеме штанги прямую спину и в этот раз оказалось непростой задачей Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"

После первого часа стало понятно, что так просто в тяжелую атлетику мне не попасть. Адскую боль в мышцах, которая пришла по традиции только на следующее утро, еще только предстояло пережить. А пока практически все от щиколоток и до поясницы просто горело огнем.

Всего на наше пробное занятие ушло около полутора-двух часов, после которых хотелось лечь и больше никогда не вставать. Впрочем, продышавшись минут десять, снова подняться на ноги получилось, хотя и не с первого раза. Нижние конечности после всех испытаний ощущались как чужие, а вот Максим, который делал все то же, что и я, стоял и спокойно улыбался, как будто просто прогулялся от дома до магазина и обратно, не показывая даже толики того утомления, что терзало меня.

– Ну как? Разобрались, какого живется тяжелоатлетам? – поинтересовался он.

В ответ получилось только восхищенно выдохнуть.

Тяжелая атлетика – это все-таки далеко не кроссфит и не фитнес. На фото магистрант РГУФКСМиТ Максим Горбатко и корреспондент "ВМ" Кирилл Янишевский
Фото: Павел Волков, "Вечерняя Москва"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER