Среда 21 ноября, 13:11
Пасмурно 0°
Город

Виктор Раков: Начиналось все с комических ролей

Актер театра и кино Виктор Раков, фото 2017 года
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости
Актер театра и кино Виктор Раков, фото 2017 года
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости
Новый сезон стартовал в театре «Ленком». Среди самых востребованных спектаклей — «День опричника» Марка Захарова, где главную роль играет Виктор Раков.

 За создание образа Комяги — отчаянного головореза, статного красавца, «волка», способного прыгнуть за флажки и идти своим непроторенным путем, Виктор Раков получил в прошлом году Российскую премию «Хрустальная Турандот».

— Виктор, режиссеры часто видят в вас романтического героя. Но в «Ленкоме» вы блестяще играете и острокомедийные роли, например того же надворного советника Подколесина, сбежавшего из-под венца в «Женитьбе». А сами-то вы кем себя ощущаете — героем или характерным артистом?

— Начиналось все с комических ролей, и сейчас я живу в их ожидании. Но поскольку есть определенная фактура, меня режиссеры часто вытаскивают в герои.

— Вашей первой совместной работой с Марком Захаровым стал фильм «Убить дракона», которому исполняется в этом году тридцать лет. В нем вы работали со своими будущими коллегами по «Ленкому» — Евгением Леоновым, Александром Абдуловым, Олегом Янковским... Звездные имена!

— Это люди, которых мне сегодня очень не хватает. Они нам помогали уже тем, что были в нашей жизни. 10 лет, как нет Александра Гавриловича Абдулова, который мне был как старший брат. А в следующем году будет 10 лет, как нет Олега Янковского. Олег Иванович взял надо мной опеку, как мне показалось. Это благодаря ему я снялся в «Гардемаринах-3» и в «Мастере и Маргарите», как потом выяснилось. Мою роль предлагали Янковскому, а он рекомендовал меня. Его мнение для меня было очень важным в работе. Я обожал его юмор, самоиронию. Кстати, у меня удачно получалось его пародировать, чему он очень радовался.

— Ну а с Марком Захаровым за эти годы у вас творческие конфликты случались?

— С другими были. С ним — нет. Марк Анатольевич очень правильно ведет отбор того, что предлагает ему артист, и использует это в своих целях. Мне странно было бы с ним тягаться в режиссуре. Это профессия, которая дается от Бога, так я считаю. У Марка Анатольевича есть чутье, ощущение сегодняшнего дня, остроты, злободневности. Это присуще ему изначально, с того момента, как он бросил профессию артиста и стал режиссером. Когда Захаров говорит, никто не сомневается, не задает вопросов. У Абдулова, например, не было сомнений в фильме «Убить Дракона», что он должен падать связанным с высоты вводу и связанным плыть. Захаров — режиссер, который всегда берет ответственность на себя, ты чувствуешь свою спину прикрытой.

— Помню, артист «Ленкома» Игорь Фокин рассказывал, как ему скоропостижно пришлось ввестись на роль Менахема в «Поминальной молитве». Как Абдулов его, трясущегося, выводил на сцену под руку. А у вас были подобные экстримы?

— У меня был срочный ввод в спектакль « Шут Балакирев» , когда с Николаем Петровичем Караченцовым случилась та жуткая авария. Объем текста у графа Меншикова, который надо было освоить за пять дней, запредельный. Это было ужасно, мучительно, у меня прыгали на первом спектакле не то что слова в предложениях, у меня буквы прыгали в словах. И когда удавалось собирать эти буквы в слово, я его выдавливал из себя.

— С другим историческим персонажем — Оливером Кромвелем в «Королевских играх» —подобных сложностей не было?

— Были, и не такие! Пьесу «1000 дней из жизни Анны Болейн» написал Григорий Горин. Нас на роль Кромвеля было двое — Денис Карасев и я, и Марк Анатольевич сорганизовал легкое соперничество. Все шло не слишком гладко. Ив какой-то момент Захаров попросил: «Виктор Викторович, сымпровизируйте что-нибудь». А у меня организм ответствовал: не хочу я ничего импровизировать, я вроде и так довольно убедительный. После чего Захаров, видя мои телодвижения, сказал: «Если не наберете энергии, можете не состояться как артист».

— Да, он умеет быть не только грелкой, но и «взгрелкой», и вооружиться кнутом…

И на удивление вовремя! После того разговора что-то произошло в моем организме и появился ресурс, который помог мне выйти на первые позиции и получить за эту роль премию «Чайка» «за лучшего злодея» и звание заслуженного артиста России.

Кадр из фильма «Убить дракона»: Виктор Раков (слева) в роли Генриха, Олег Янковский — в роли Дракона Фото: Кадр из фильма «Убить дракона»

— Знаковой ролью для вас стал Глумов в «Мудреце».Инна Чурикова, феноменальная в своей органике актриса, была вашей партнершей по спектаклю. Рядом с ней, видимо, тяжело сосуществовать на сцене?

— Только если сопротивляешься. А если существуешь на одной волне, тогда получается то, что нужно. Тут важно соответствовать. В театре, как и в кино (а мы с Инной Михайловной работали и на фильме Глеба Панфилова «Мать»), существуют артисты, которые являются камертоном. Евгений Павлович Леонов был камертоном. И Инна Михайловна — тоже камертон. Камертон чего? Камертон сегодняшнего дня и правды. Таких артистов очень мало.

— Ну, раз заговорили про Инну Чурикову, то давайте поговорим про нюансы общения с противоположным полом. При общении с дамами какой типаж вам ближе: Глумов, с его желанием «идти напролом», или Подколесин, с его стремлением «смотать удочки»?

— Во мне все совмещается — и глумовщина, и подколесищина, и даже обломовщина. С возрастом я стал достаточно объективно смотреть на женщин — не превознося, не стеная, а реально.

— А чем наполнена ваша жизнь, кроме работы?

— Я пою, записал диски с песнями из фильмов, дарю их друзьям. Кроме того, увлекаюсь керамикой и живописью.

— Я знаю, что Валентин Гафт посвятил вам эпиграмму…

— Это было после картины «Мать» Глеба Панфилова. С Валентином Гафтом мы снимались в «Мастере и Маргарите», ехали по пустыне на съемки, и он поинтересовался, дали ли мне что-то за этот фильм. И узнав, что ничего не дали (картина у нас осталась незаслуженно недооцененной, хотя в Каннах Панфилов за нее получил приз «За выдающиеся художественные достижения»), Гафт подарил мне сборник своих эпиграмм. И надписал его: «О, Мастер, я за вашу «Мать» даю вам высшую награду. Вы станете меня листать — к ней посылать меня не надо!» Он очень остроумный!

Виктор Раков (справа) в роли Подколесина и Сергей Чонишвили в роли Кочкарева в спектакле «Женитьба» на сцене театра «Ленком». Фото 2007 года Фото: Михаил Гутерман/РИА Новости

— В визитной карточке «Ленкома» «Юнона и Авось» вы переиграли все роли: Пылающий Еретик, Фернандо, Человек от театра, граф Резанов. Какая из них вам ближе?

— Фернандо, жених Кончитты — молодой ревнивец, в нем гормон бьет, и эта роль физически гораздо более напряженная, чем роль Резанова. Но граф Резанов несет большую нагрузку — лирическую, драматическую, и за те 10 лет, что я играл его, Резанов стал мне очень родным, понятным и близким. Резанов — личность зрелая, у него есть понимание миссии, с которой он послан на землю, он чувствует долг перед родиной.

— Виктор, мы все, сегодняшние — родом из детства. Какой вам вспоминается Москва вашей юности, молодости?

— И как все-таки пришло решение связать судьбу со сценой? Я родился в районе Вешняков. Игры моего детства — это лапта, такая русская народная игра… с мячом и битой. Играли в «разбивалочку». А с девчонками — в «море волнуется раз», в «камень-ножницы-бумага». Иногда я даже прыгал в «классики», и в « веревочку», хотя это считалось больше игрой для девочек. Дружил в основном с мальчика ми, к девочкам мы, ребята, относились достаточно снисходительно. Мальчишки периодически дрались, ну, как без этого? Но меня особо не задирали: все знали, что у меня есть старший брат — а это очень весомо во дворе. Брат был частью «моих университетов». Учил меня курить, показывал, как это делать краешком губ, куда и что вдыхать. А вот крепкие напитки так и не пришлись «ко двору».

— Что-то подсказывает, что вы в школе были сорванцом...

— Напротив, очень послушным ребенком. До пятого класса я учился прилично. Но потом переехали в район Карачарово, поближе к Таганке, я перешел в другую школу. Там появилась первая тройка по математике. Помню, как горько я рыдал, спрятавшись между куртками в раздевалке. Эта тройка стала не единственной, и я в итоге с ними смирился. В артисты я решил идти в старших классах школы. Именно тогда понял, что люди этим занимаются всю жизнь и серьезно, и им за это платят денежки. Готовился к поступлению совершенно самостоятельно, с первого захода не прошел. Пришлось идти работать на завод. «Пайка», «военная приемка» — я не понаслышке знаком с этими терминами, поскольку получил профессию монтажника радиоаппаратуры и приборов.

Но на следующий год все-таки поступил в ГИТИС на курс Владимира Андреева, который руководил тогда Театром имени Ермоловой. Видимо, Владимир Алексеевич что-то такое все-таки во мне разглядел...

СПРАВКА

Виктор Раков родился в 1962 году. Окончил ГИТИС. Сразу после его окончания, с 1984 года и по настоящее время — актер театра «Ленком». В фильмографии актера около 80 ролей, в том числе в таких фильмах, как «Мать», «Мастер и Маргарита», «Любить по-русски», «Петербургские тайны», «Каменская-3», «Вольф Мессинг», «Три мушкетера», «Алхимик. Эликсир Фауста», «Дом с лилиями», «Великая» и других.

Актер театра и кино Виктор Раков, фото 2017 года
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER