Андрей Маскимов увлекся справочниками

Андрей Маскимов увлекся справочниками

Культура

С Максимовым меня познакомил хозяин популярного бард-клуба “Гнездо глухаря”. Оказалось, Андрей – поклонник и знаток авторской песни. Но сегодня мы этого даже не касались…[b]– Андрей, у тебя в этом году круглая дата, юбилей – полтинник. Это время подводить итоги? Есть тебе что подводить?[/b]– Я хочу, чтобы поскорее эта дата проскочила и дальше пошла бы жизнь, как шла. Не люблю быть в центре внимания. Вообще не люблю день рождения, Новый год и лето. Все-таки я делаю очень много разных дел, они делаются, делаются, делаются, и вдруг ты натыкаешься на пятнадцать дней новогодних праздников.То же самое с летом, то есть ты живешь, живешь, а потом – бац! – лето. Надо отдыхать.[b]– В детстве кем хотел быть?[/b]– Писателем… и дрессировщиком. Мне было лет двенадцать, когда мама отвела меня к писательнице-дрессировщице Наталье Дуровой, своей близкой подруге, у которой не было двух пальцев на руках. Эти пальцы ей откусили то ли морские львы, то ли морские котики. И я вдруг четко осознал, что это опасно, и расхотел был дрессировщиком. Осталась лишь мечта о писательстве.[b]– С детства учился у классиков?[/b]– У хороших писателей. С возрастом вкусы у меня не поменялись: как нравился Гоголь, а потом понравился Чехов, так все и осталось. Единственное, что я постепенно понял как человек, пишущий пьесы, какой потрясающий драматург Горький, которого я в школе ненавидел, как все нормальные дети. И еще до меня дошло, что Григорий Горин, который был моим учителем, – это классик. Не просто хороший писатель, а гений. А вообще, первая книжка, которую я прочитал, – это была книжка писательницы Асеевой под названием “Динка”. Очень толстый роман, который я читал все лето. Помню ощущение счастья от того, что я его прочел.[b]– И так убил лето…[/b]– Тогда в лете был огромный смысл, потому что летом не надо было учиться. В этом была огромная заслуга лета передо мной.[b]– А себя, часом, классиком не считаешь?[/b]– Если человек считает себя классиком, это уже патология. Писатель – это глашатай, который выходит на площадь, как в Средние века, и что-то такое орет. Не может больше молчать – и кричит. А дальше уже дело людей: услышать его или не услышать. Это от него не зависит. Мое дело – крикнуть.Что я и пытаюсь делать.К слову сказать, в последнее время я в основном пишу не художественную литературу, а экономическо-политическую литературу справочного характера. Вообще-то, я не знаю, умею ли я писать. Я зарабатываю деньги тем, что веду телепередачи, ставлю спектакли – и пишу. У меня почти одновременно вышло несколько сказок, роман, книжка, которую условно можно назвать “Философские эссе”, и книжка, в которую вошли киноповести и мои воспоминания об артистах, с которыми я работал.[b]– Давай остановимся на том фрагменте, который будет опубликован в газете одновременно с интервью.[/b]– Однажды я понял, что мы употребляем слова, смысла которых не понимаем либо понимаем каждый по-разному. И я задумался о том, что такое самые главные понятия человеческой жизни, такие как “любовь”, “верность”, “долг”, что такое альтруизм, есть он или нет. И я написал книжку “Многослов”, будучи уверенным, что она нужна узкому кругу людей. Но на данный момент эта книжка продается лучше, чем мои романы! Это подвигло меня к тому, чтобы написать “Многослов-2”, отрывок из которого я и предлагаю читателям “Вечерки”.“Многослов-2” имеет подзаголовок “Записки офигевшего человека”. Это записки человека, офигевшего от политики, экономики, слышащего огромное количество слов, в которые никто не вдумывается. Типа “революция”, “война”, “телевидение”, “журналистика”, “семья”... Я сделал то, что, в принципе, может сделать любой человек: прочитал большое количество книг, в которых много фактического материала, с помощью которого попытался осмыслить понятия, которые составляют суть политики, экономики... чтобы перестать быть офигевшим.[b]– Давай закончим пожеланием читателям “Вечерки”. Что ты можешь им сказать?[/b]– Вот что… На меня редко сильно действуют журналистские публикации, но тут в какой-то интернет-газете я прочитал статью журналистки Наташи Радуловой, которая говорит, что кризис можно пережить только с помощью любви. Если есть любовь, то никакие кризисы не страшны.С тех пор я всем желаю любви! Потому что если есть любовь, то тогда все трудности не то что легче переживаются, они как бы не имеются в виду. Вот.[b]ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ[i]Какая книга потрясла вас в детстве?[/i]Ирина ВЕЛИКАНОВА, депутат Мосгордумы:[/b][i]– “Два капитана” Вениамина Каверина. В детстве меня поразила эта стойкость: “Бороться и искать, найти и не сдаваться”. Ведь мы росли в поколении романтиков и воспитывались на примерах героев этого произведения.[/i][b]Андрей МАКСИМОВ. Бизнес[/b][i]Во времена Иоанна Грозного жил да был такой человек – Аника Строганов, который считается едва ли не первым русским предпринимателем. Что делал сей Аника Федорович? Он продавал английским купцам меха, которые не были дефицитом в нашей холодной стране, приобретал у англичан различные иностранные товары, которые как раз дефицитом и являлись, а потом продавал их втридорога, с чего и преуспевал. Вопрос: основоположник нашего предпринимательства был бизнесмен или спекулянт? Или Аника Федорович поимел право называться бизнесменом, лишь когда начал разрабатывать сольвычегодские варницы и построил множество варниц на Кольской губе? Вот говорят: русские люди – они богатых не любят. Вранье. Мудрость русского народа, она где спрятана? Правильно: в пословицах и поговорках.Именно в них наш народ и проявляет свою русскую народную мудрость. Не то чтобы прям так наши предки восторгались деньгами, но явно относились к ним с уважением, ощущая полезность: “Денежка дорожку прокладывает”, “Добр Мартын, коли есть алтын”, “За свой грош везде хорош.Дай грош, так будешь хорош”. А как вам нравится такой русский народный вывод: “Тот мудрен, у кого карман ядрен”? Про сто рублей и сто друзей нам всем поговорка известна. А как вам такая понравится: “Что лучше ста рублей? Двести”.И все-таки… Ну не до конца мы умеем любить богатых. И действительно, человек, заслуга которого, например, в том, что он первым добежал до нефтяной скважины или придумал некую спекуляцию в рамках страны, может ли уважение вызывать? Если следовать логике Тайлерана, который утверждал: “Лучше быть большим негодяем, чем мелким жуликом”, – то можно. Но всетаки что-то мешает уважать таких людей, скажем так, окончательно.То ли дело те личности, которые сумели разбогатеть, придумав нечто невероятное.Например, Кинг Кемп Жиллетт разбогател потому, что придумал безопасную бритву. Изобрел он ее в 1895 году. Потом совершенствовал целых восемь лет! И лишь в 1903 году открыл свой бизнес. В первый год продал 51 бритву и 168 лезвий. Во второй – 90 тысяч бритв и 12,4 миллиона лезвий. Народ стремительно врубился в то, что безопасная бритва куда удобней, и главное, безопасней опасной.Или, скажем, некаяРут Хэндлер как-то заметила, что ее дочь Барбара охотнее играет не с мишками и зайчиками, а с куклами, имеющими выраженные женские формы. Она придумала куклу Барби, в 1959 году первые куклы поступили в продажу, а уже вскоре каждую секунду в 150 странах продавалось три куклы… Вообще, бизнес был всегда.Слова такого еще не придумали, о предпринимательстве никто не говорил, а бизнесмены и предприниматели уже вовсю существовали.Например, в историю бизнеса вошел удивительный человек Жак Кер – королевский казначей, живший во Франции в середине аж XV века. Жак Кер легко мог бы жить припеваючи, чуток подворовывая, чуток зарабатывая. Королевские казначеи, как известно, во все времена были людьми не бедными.Вместо этого он начал строить порт в городе Монпелье, мало того, заложил на верфях собственный флот – семь кораблей, для пущей радости торговли, то есть он действовал как подлинный бизнесмен: вкладывал деньги, чтобы они потом принесли деньги.Так. Секундочку. Это что же получается – и тот, кому государство, положим, разрешает немного приворовать, и тот, кто строит свой бизнес на абсолютно новой идее, – оба называются бизнесмены? И королевский казначей, который строит флот, и “бегун”, успевший первым добежать до нефтяной скважины, – оба имеют полное право называться чудесным словом “предприниматель”? Оказывается, наука уже давно выяснила: бизнесмен – это тот, кто создает потребителя. И этим предприниматель принципиально отличается от вора.И Жиллетт, и Хэндлер стали очень богатыми людьми, потому что вычислили, создали, придумали – любой глагол годится – потребителей для своих товаров.Если мы договоримся, что бизнес – это создание потребителя. То бизнесмен – это человек, у которого есть идеи, как создать потребителя. Звучит красиво, но одновременно безнадежно. Эдак что ж получается? Чтобы разбогатеть, надо все время что-то изобретать: то безопасные бритвы, то тефлон, то Барби… Разумеется, нет. Но бизнесмен – это человек, у которого есть идеи.Подчеркну жирной чертой: не первоначальный капитал и, уж конечно, не умение быстро бегать по указке государства – идеи. Плюс энергия, которая позволит эти идеи осуществлять.АристотельОнассис приехал завоевывать Америку с 63 долларами в кармане. После его смерти состояние Онассиса оценивалось примерно в 400 миллионов. После смерти человека, который начал с 63 долларов, остались флот из 52 судов, авиационная компания и несколько шикарных отелей.Бизнесмен – это не тот, кто копит, а тот, кто умеет заставить деньги работать на себя. Если человек не умеет или тем паче не хочет делать так, чтобы деньги на него работали, то он не бизнесмен никакой, не предприниматель, а самый настоящий Скупой Рыцарь из маленькой, но великой трагедии Пушкина.Бизнесмен – это талант рождать идеи, которые принесут прибыль. Как и любое призвание, он чаще всего заметен с детства. Когда маленькому Уолту Диснею надо было постричься, он рисовал скетчи для местного парикмахера, и тот стриг его бесплатно. А когда маленькому Генри Хайнцу – будущему знаменитому производителю детского питания – срочно нужны были деньги, он продавал соседям овощи и фрукты, выращенные в собственном саду. Почувствовали разницу? И напрасно. По сути, ее нет. Она – лишь в разном устройстве головы: Дисней использовал свой талант художника, Хайнц – свой предпринимательский дар.Не помню, кто сказал, что деньги – это прекрасные слуги и отвратительные хозяева. Бизнесмен – это человек, который может заставить деньги работать на себя.Вор и спекулянт – это человек, чьей жизнью руководят деньги.Американский писатель Самюэль Джонсон мудро заметил: “Позвольте мне улыбаться вместе с мудрыми, а есть вместе с богатыми”. Не возразишь.Мир, который нас окружает, во многом создан бизнесменами. Все то, чем мы пользуемся – начиная от безопасной бритвы и заканчивая компьютером; начиная от лампочки и заканчивая автомобилем; начиная от одежды и заканчивая телевизором, – когда-то позволило и до сих пор позволяет людям богатеть. Слава богу, что есть мудрецы, которые помогают нам оценивать этот мир и правильно к нему относиться.Поэтому закончу я такой историей. Жил-был в Америке такой политик – Пол Цонгас, бизнесмен и сенатор, которому предрекали, что он станет президентом США. И вдруг Цонгас узнает, что болен раком, бросает свою политическую карьеру и свой бизнес, потому что остаток жизни хочет посвятить семье и наблюдать за тем, как растут его дети. Когда он объявил об этом своем решении, ему пришло письмо, в котором были такие строки: “Вы верно расставили приоритеты.Еще никогда ни один человек в мире не говорил перед смертью: “Жаль, что я не потратил больше времени на мой бизнес…” Мне добавить нечего…[/i]

Google newsGoogle newsGoogle news