Главное
Карта событий
Смотреть карту

“Вечерка” ищет таланты

Развлечения
“Вечерка” ищет таланты

[b]“ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ”[/b] – литературная страница “Вечерки”, абсолютный приоритет на которой отдан ее читателям и просто талантливым людям.[b]Рубрика “ПРОЗА ЖИЗНИ”[/b] включает в себя ваши маленькие рассказы, а также фрагменты повестей и романов, если они дают осмысленное представление о вашем таланте (две машинописные страницы объемом до 2500 знаков). Помните, Чехову и на такой площади удалось стать великим писателем.[b]Под рубрикой “ПЕВУЧАЯ СТРОКА”[/b] вы увидите свои стихи и тексты песен авторов-исполнителей (объем до 2000 знаков). Параллельно будет проводиться и конкурс бардов совместно с клубом авторской песни “Гнездо глухаря”. Но для бардов особые условия: кроме печатного варианта своих произведений они должны прислать и аудионоситель – компакт-кассету или СD-диск со своими песнями (123995, Москва, Д-22, ДСП-5, ул. 1905 года, д. 7; вообще не забывайте указывать свои координаты – телефоны – для обратной связи и на бандеролях и письмах сделайте пометку “Письменный стол”) или аудиофайл на электронный адрес: sergey.aman@vm.ru.И наконец, [b]“СКАЗКА НА НОЧЬ”[/b] – произведения для самых маленьких, которые читают и пишут мамы и папы, дедушки и бабушки для своих родных чад (объем до двух страниц, те же 2500 знаков). Мы думаем, они будут рады, если их услышат и другие дети и внуки.Кроме того, на литстранице, как вы уже заметили, под рубрикой “На слуху” публикуются и произведения или их фрагменты уже признанных и популярных сегодня писателей, поэтов, авторов-исполнителей вкупе с небольшим интервью с автором.А пока непризнанным мы предлагаем присылать свои творения по адресу редакции или по электронной почте: sergey.aman@vm.ru (опять же указывая в графе “Тема письма” – “Письменный стол”).Краткая биографическая справка об авторе, как говорится, прилагается. Удачи вам вместе с “Вечеркой”![b]Над вечным покоемСергей ТАРАТУТА[/b][i]КОГДА в течение тридцати лет ходишь на могилу матери, встречающиеся на пути могилы становятся родными. Как станции и полустанки, взывают они посмотреть на себя и запомнить. Гранит – мрамор, мрамор – гранит. Дата – черточка – дата. Новодевичье кладбище или мерцающий нержавейкой погост на косогоре подавляют одинаково. Желание жить дальше ослабевает, желание жить дальше кажется бессмысленным, и сиротский стаж, каким бы большим ни был, все это только усиливает.Спешишь к матери, глядишь по сторонам, сравниваешь свою судьбу с судьбами ушедших, незаметно протаптывая к ним дорожку. Очень дорогие надгробия и самые скромные, обласканные потомками и давно заброшенные, с золотистыми буквами и уже безымянные, темнеют в апрельской зелени.Позапрошлым летом их стало больше после страшного ночного урагана. Он повалил столетние деревья, сорвал их, как крышу, и многие плиты впервые открылись небу и напомнили о своем существовании. Многие пали под тяжестью необхватных стволов. Те до последнего пытались схватиться за землю и за истлевшие гробы заскорузлыми корнями, но не смогли… Утром, обнаружив “свою” могилу нетронутой, я на радостях прослезился и поблагодарил Бога. Растерянные родственники с помощью солдат восстанавливали первое кладбище Родины. Отовсюду слышались хруст и скрежет, тихая речь и громкие команды. Четыре гвоздики, как Вечный огонь, осветили подножие памятника с именем моей мамы.На обратном пути я по привычке заглянул к классикам.Классиков стихия пожалела. Только на Гоголя облокотилось недовысохшее дерево.Тем, кто знает историю жизни великого писателя, вернее, ее конец, это могло показаться символичным.Последний приют художника Левитана всегда удивлял своей забытостью. Ограда потрескалась, камень просел, и лишь надпись напоминала о его происхождении. В надежде, что последствия урагана заставят обратить на памятник внимание хотя бы Союза художников, я направился к Левитану. Но и этому певцу России повезло.Какая-то непонятного возраста женщина, точнее сказать, баба, явно не московского вида, сошедшая с полотен передвижников, обложенная тряпками, ведрами и ящиками с рассадой, подоткнув юбку, в поте лица оживляла могилу великого пейзажиста. Гребень выпал из мощных, но седеющих волос, попал под сапог и треснул. Она не заметила.Две бабушки наблюдали за ее работой. “Простите, вы его родственница?” – робко спросила одна из них, наверняка вспомнив, что русопятостью Левитан не отличался. “Да какая я ему родственница?! Только что на Волге живу, под Тверью. Как не приеду сюда, а могилка-то его не убрана. А ведь вон как рисовал, у меня весь дом в его открытках”, – отвечала она, раскрылив испачканные землей и грязью руки.Две похожие на кукушек птицы встревоженно летали над нами. Какой-то мужчина метрах в двадцати от меня с интересом наблюдал за ними. Наши взгляды встретились, и мы улыбнулись.Я покидал Новодевичье кладбище, а в глазах стояла картина Исаака Левитана “Над вечным покоем”.[/i][b]Сергей Таратута родился в Москве в 1957 году. Окончил Театральное училище им. Б. Щукина, параллельно посещая Литературный институт им. М. Горького. Восемнадцать лет проработал в труппе Театра Советской (ныне Российской) армии.Сергей – член Союза журналистов, Союза театральных деятелей, а с 1997 года – Союза писателей России.[/b]

Подкасты