Кризис снизит спрос на привозные ботинки

Кризис снизит спрос на привозные ботинки

Бизнес

Водится за россиянами, а уж за москвичами тем паче, один грешок: одежду и обувь до сих пор предпочитаем “made in не наше”. И до того в этом пристрастии упорствуем, причем как население, так и государство, а также частный бизнес, что, кажется, скоро полностью нас будут одевать мастеровитый браткитаец и иже с ним – итальянцы, французы, чехи. А как же рабочие места? А как же кризис, непростительная зависимость от закордонного наперстка и иголки? Кончатся иностранные “купилки”, и что – будем красоваться в сарафанах, галошах да лаптях? Шутки шутками, но ведь в целом ряде магазинов, торгующих обувью и одеждой, за последние несколько месяцев товарооборот сократился на 35–45 процентов! Многие “промтоварные” салоны, “квартирующие” в крупных центрах торговли, закрываются из-за неподъемной арендной платы. Где старый бабушкин сундук? Пора из экономии стародавние “обновки” доставать, верно?[b]“Злой” китаец[/b]Наша легкая промышленность в 90-е годы прошлого века приказала долго жить. Почти. Да, советский человек отчаянно мечтал о финской или хотя бы югославской обувке, что ж там говорить об итальянской. По блату доставали чешский костюм или югославский джемпер. Джинсы от фарцовщиков считались высшим пилотажем моды. И все же, когда знакомишься с реальными “производственными” цифрами – оторопь берет. Ежегодно в России продается порядка 500–540 миллионов пар обуви. При этом “чоботы” отечественного производства составляют лишь десятую часть этого обувного моря. Хотя еще два года назад доля российских обувщиков была в два раза больше.Но снижение импортных пошлин сделало свое дело. Представляете себе: 90 процентов обуви в стране – импорт! При этом на китайских трудоголиков приходится от 75 до 80 процентов зарубежных поставок. Мало того, даже в той обуви, которую шьют отечественные компании, до 70 процентов компонентов сделаны за границей. Кстати сказать, китайское слово “обувь” созвучно со словами “трудный” и “злой”. Вот так: “злую” мы с вами обувь носим. И “итальянцы” у нас по большей части “злые”, и “немцы”. Потому что итальянская и германская обувь 2–2,5 тысячи рублей стоить не может – разве что отдельные модели в сезон максимальных скидок. А китайская – еще как. Китайцы вообще тачают половину выпускаемой в мире обуви. До кризиса в КНР действовало до 20 тысяч обувных фабрик. Зарплата в Поднебесной пока невелика, частично обувь оттуда приезжает в Россию нелегально. Вот почему покупают ее “серые” оптовики в среднем по 10–14 долларов за пару. Поэтому имеют возможность демпинговать, продавая китайские башмачки и туфли в России за 70–80 долларов, все равно получая гигантские прибыли.С одеждой дело обстоит еще печальнее. В общем объеме продаж готового платья в магазинах нашей страны “прикиды”, сшитые российскими мастерами, составляют не более 3,5–4 процентов. Сами же отечественные коммерсанты, торговые сети до 80 процентов брендов одежды, в том числе и достаточно раскрученных, так же, как и обувь, шьют в Китае. Причем ведь порой “китайцы” заполняют собой и роскошные бутики элитной одежды с именем.Иди разберись, ежели особого опыта нет.[b]Ой да неподшиты, стареньки[/b]В ситуации с мировыми и российскими финансами разбираются уже практически все. То есть вы намек поняли: ежели у нас одежда и обувь привозные, а рубль упал по отношению к доллару и евро за последние месяцы (несмотря на локальное “выздоровление” в феврале) почти на 40 процентов, стало быть, “шмоткам” придется объявлять временный бойкот. Дотошные социологи выяснили, что по крайней мере раз в три месяца москвичи позволяли прикупить себе какую-нибудь обновку – рубашку или юбочку. Обуви мы в среднем приобретали три пары в год. Европейцы, для сравнения, балуют себя ежегодно 4–6 парами туфель или ботинок, богатые американцы – 8–10.Но вот настали трудные времена. И, похоже, пришел черед глубокой экономии. Во всяком случае, об этом говорят статистики, да и многочисленные опросы фиксируют пробудившуюся склонность россиян к скопидомству. Кушать-то хочется всегда, доходы же падают повсеместно. Мужчины первыми сократили свои “шопинг”-потребности. Еще осенью сильный пол уменьшил затраты на приобретение “валенок и тулупов” аж на 20 процентов. В настоящее время свыше 40 процентов москвичей уже экономят на покупках одежды и обуви. Магазины терпят существенные убытки. Некоторые бутики одежды известных марок уже закрылись – например, на Тверской улице столицы, где очень высока плата за аренду помещений.Что же мы будем носить в кризис? Китайцы, конечно, полны оптимизма. Предприимчивые азиатские друзья предполагают вовсе не сократить, а, напротив, нарастить поставки обуви в нашу страну чуть ли не на 50 миллионов пар. А почему не увеличить? Они готовы даже – вместе с российскими “подельниками” по бизнесу – поступиться частью сверхвысоких прибылей.С тем чтобы сохранить уровень продаж. Поэтому, несмотря на обесценение рубля, цены на обувь в целом, имея в виду подавляющее превосходство китайских башмаков на нашем рынке, совсем не обязательно будут “пухнуть”. Более того, они даже и упасть могут.Понятное дело, что “итальянцы”, “немцы”, “французы” подорожают прилично. Так или иначе, но аналитики говорят о вероятном снижении товарооборота на обувном рынке на 20–25 процентов.Однако российские обувщики решили, что кризис – удачное время для сокращения аппетитов западных производителей на нашем рынке.Во всяком случае, члены Российского союза кожевенников и обувщиков обратились с просьбой к председателю правительства нашей страны с предложением установить заградительные пошлины на привозные ботинки и сандалии на уровне 25 процентов.Звучит оптимистично, но скажите, пожалуйста, к чему это приведет на практике, коль скоро кабинет министров удовлетворит данную челобитную? Пожалуй, лишь к дополнительной нагрузке на кошельки покупателей. Разве в состоянии отечественные производители за короткий период резко увеличить выпуск качественной обуви? Увы, эту проблему в одночасье не разрешить. Нужны инвестиции, создание современной инфраструктуры. Но о каких инвестициях можно говорить сейчас? Что касается одежды, то, судя по всему, россияне резко переориентируются на недорогие бренды. До сих пор порядка 35–40 процентов продаваемой в магазинах одежды относилось к сегменту среднего класса, в то время как 45–50 – к так называемому масс-маркету: рынку дешевых марок, выпускаемых крупными партиями. То есть продавцы более дорогой (но отнюдь не обязательно люксовой) одежды пострадают в первую очередь.Рынок ожидают серьезные изменения. Сумеют ли воспользоваться сокращением импортной экспансии наши швейники и модельеры? Верится с трудом: на песке замка не построишь. Сохранить бы то, что еще не потеряно.

Google newsGoogle newsGoogle news