Понедельник 10 декабря, 14:12
Пасмурно + 1°
Город

Прививка от равнодушия

Почему не гнутся ноги, когда на руках у тебя умирает человек? Когда пальцами под толстой курткой ты вдруг нащупываешь бешеный пульс, слабеющий с каждой минутой, а потом под давящими на грудь ладонями ты не чувствуешь почти ничего, но ещё надеешься, что скорая успеет.

Ноги прохожего задрожали. Грузный мужчина лет 60 начал медленно заваливаться на левый бок. Он не дошел до ступенек, ведущих на Страстной бульвар и станции метро «Чеховская». Рассек бровь. Рюкзак свалился с опущенного плеча, встал рядом как вкопанный. На помощь подбежала женщина. Человек десять прошли мимо. Послеобеденное время, можно возвращаться в офисы, ехать дальше по делам. Нехотя и лениво.

Подбегаю. Положить на бок, не дать завалиться голове, чтобы не захлебнулся слюной. Расстегнуть ворот плотно обхватившей шею куртки. Охотничьей. Параллельно звонить в скорую. Сообщение самое короткое: «На вид лет 60, упал на выходе из метро, Страстной, 4. Трезвый». Ответ еще короче: «Бригада выезжает», далее короткие гудки.

Что делать, пока неотложка в пути? Нащупать пульс, попытаться привести в чувство, отогнать сочувствующих: «Может, ему валидол?», «Давайте валерьянки дадим!». И совершенно не обращать внимания на тех, кто идет и орет на весь вестибюль: «Да оставь его! Зачем он тебе? Он уже сдох!». Трое мужчин с кривыми ухмылками прошли мимо. В тот момент я и еще двое решили делать искусственное дыхание. Человек синел на глазах. Опыта ни у кого из нас не было, но какие-то обрывки в памяти о том, как оказывать первую помощь, всплыли в головах. Трое полицейских стояли растерянно. Молодые парни, дежурили на станции. На вопрос: «а вы умеете оказывать первую помощь?», смотрели с недоумением. Видимо, их не учили. Но почему? Кстати, встречаю такое не в первый раз — когда пассажирам становится плохо, им через несколько минут вызывают скорую. Однако сами стражи порядка в подземке не пытаются оценить состояние тех, кому внезапно стало плохо. 

Опять звонок в «03»: «ну где же вы?» Ответ — «ждите, в пути».

Что делать, пока неотложка в пути? Нащупать пульс, попытаться привести в чувство, отогнать сочувствующих Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

Ты слышишь, что в среднем карета скорой помощи едет десять минут, но это уже другое измерение — на самом деле, это самые настоящие десять тысяч вечностей. И ты продолжаешь надавливать на грудную клетку, говорить: «Дядь, очнись, не умирай! Ну, пожалуйста!». А неизвестная тебе женщина делает неизвестному умирающему вдох в синеющий рот. А потом на оранжевых носилках дядю, вдруг сделавшегося огромным, несут в машину. Нас в итоге вокруг него восемь. Он - один. Мы заносим его на каталку, через пару мгновений двери скорой закрываются. Выяснить, что потом - успели или нет? Не представляется возможным. Остается только переживать и надеяться на то, что проходящих мимо равнодушных людей будет меньше, что кто-то обязательно протянет руку помощи тому, кто упал. Что полицейских научат оказывать первую помощь, а хамам сделают прививку от бесчеловечности.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Круглый стол: «Патриотизм как идеология: можно ли стать п...

10 декабря 13:59
Эфиры Вечерка-ТВ
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER