Город

Азамат Мусагалиев: Я совершенно не подхожу для политики

Ты просто кайф ловишь от того, что некоторое время участник программы находится в подвешенном состоянии
Фото: Предоставлено пресс-службой
Ты просто кайф ловишь от того, что некоторое время участник программы находится в подвешенном состоянии
Фото: Предоставлено пресс-службой
Юморист Азамат Мусагалиев стал любимцем публики сразу, как впервые вышел на сцену КВН. О своих сегодняшних проектах на ТВ, о том, как встречать Новый год, он рассказал «Вечерке».

Еще в КВН Азамат Мусагалиев в образе мэра Камызяка был активным критиком нерадивых чиновников. А программу «Однажды в России» (канал ТНТ) вполне можно назвать одной из немногих по-настоящему сатирических на нашем ТВ.

Если же вы не поклонник сатирического жанра, есть возможность вместе с Азаматом попытаться выяснить «Где логика?» (программа того же канала) у звезд шоу-бизнеса. Накануне новогодних праздников мы поговорили с бывшим кавээнщиком.

— Азамат, если верить вашим образам в «Однажды в России», вы много знаете про привычки чиновников… Откуда такие познания?

— А что мы такого показываем, чего не знают все? (Улыбается.) Это некий собирательный образ чиновничества, даже необязательно современного, такой человек мог встретиться в любые времена. Кстати, каких-то обид или жалоб от конкретных людей пока не поступало.

— В уходящем году шоу «Однажды в России» вышло на сцену одного из московских концертных залов. Как впечатления? Готовы выступать так на регулярной основе?

—Это был наш первый опыт большого открытого концерта. Мы в этом году сняли сотый выпуск шоу «Однажды в России». Если посчитать сами истории, то их больше 600. А есть еще около 50 историй, которые не дошли до зрителя, то есть они отрепетированы, но в силу каких-то обстоятельств не прошли на телеканале. Много историй, которые уже придуманы нами, но пока не сняты. То есть материала, который мы могли бы показать зрителю, огромное количество. И я думаю, что регулярно выступать на большой сцене труппа шоу «Однажды в России», конечно, могла бы.  Некоторые любители нашей программы, когда мы приезжаем к ним в город и показываем наши истории, говорят: «Совсем не так выглядит, как по телевизору». Да, есть магия телевидения. Шоу «Однажды в России» — это некое театральное действие, плюс кино, плюс эстрада. Мы все это смешали. Все это сделано силами кавээнщиков, у нас нет ни одного профессионального актера, поэтому с каждым выпуском мы чуть-чуть учимся.

— А с цензурой при работе программой вы сталкиваетесь?

— Мы обходимся самоцензурой. Она у нас очень жесткая. Материал проходит не сколько кордонов нашей внутренней редактуры. Каждый, в меру своей воспитанности, понимает, над чем ему можно шутить, а над чем не стоит. Мы, по большому счету, не хотим зубы показывать, наша главная задача — каждый раз делать программу смешнее и смешнее.

— Вопросы еще одной вашей программы «Где логика?» часто ставят участников в тупик. Какое чувство испытываете, когда человек попадает в неловкое положение?

— На самом деле в тупик ставлю их не я (смеется). Хочу заметить, что перед началом передачи я и сам вынужден просматривать все вопросы. А вообще... Я приношу извинения, конечно, но ты просто кайф ловишь от того, что некоторое время участник программы находится в подвешенном состоянии. От этого телезрителям весело и смешно. Но когда участники на ходу, за 15 секунд, приходят к правильному решению, я очень сильно удивляюсь. Наверное, это видно по телевизору. Мне порой и двух часов не хватает,чтобы понять логику всех вопросов.

— Кто придумал ваш образ красавчика и насколько вам в нем уютно?

— Произошло это случайно. В первой же передаче. Я хотел сказать, что у нас есть помощь ведущего, но произнес: «Помощь красавчика» — и показал на выход. И когда участники крикнули: «Красавчик, помоги!» — я им сказал, что я здесь. Получилась шутка. Сейчас, где бы я ни находился, периодически кто-то ко мне обращается: «Красавчик, помоги!» Становится неудобно: создается ощущение, что человек сам себя назначил красавчиком. Снова магия телевидения (улыбается).

— На нашем телевидении кавээновская мафия в хорошем смысле этого слова. Ваше поколение «веселых и находчивых» создает интересные, успешные проекты. В чем секрет?

— Вся уникальность и вся прелесть КВН в том, что система, которую придумали Андрей Петрович Чивурин и Михаил Наумович Марфин, два величайших редактора, я считаю, и, конечно, Леонид Купридо с Александром Масляковым, подразумевает самый мощный предпродакшен передач.

Ребята приезжают из своего города за свои деньги. Они много лет идут к тому, чтобы в один прекрасный день приехать в Москву. Сами покупают себе грим, костюмы, чтобы иметь возможность выступить. Масляков и его команда редакторов определяет, готов ли этот коллектив выступать на Первом канале. И за две недели команды проходят мощное сито. Это очень большая школа. Потом из команды выходит очень много разносторонних людей. Это, конечно, не то, чему учат во ВГИКе, в ГИТИСе. Это больше самодеятельность, но подпитанная огромным желанием и очень мощной самоотдачей. Кавээнщики быстрее приспосабливаются, быстрее адаптируются, они быстрее находят себя. Поэтому, наверное, многие профессионалы и не любят нас за то, что мы не чураемся никакой работы — ни сложной, ни легкой, ни средней.

— Вы поступили на факультет экологии и рыбоохраны. Почему сразу не решились пойти в театральный вуз?

— Просто тогда я не смог расшифровать веление сердца, понимаете? Сейчас многие бывшие кавээнщики, которым за 35, идут на режиссерские курсы, поступают в ГИТИС, нанимают себе коучей по актерскому мастерству. Понимая, что той базы, которая есть, уже не хватает. А в момент, когда я шел по этой дорожке с дипломом Рыбнадзора, я еще не осознавал, что это может стать делом всей жизни, я просто веселился и продлил себе таким образом студенческую жизнь. Ты такой веселый, такой забавный, такой дурачок, веселишься, а потом бах… тебе говорят: «Вот тебе шоу, будешь вести?» — «Да, почему нет? Давайте». И идешь дальше и дальше.

Каждый, в меру своей воспитанности, понимает, над чем ему можно шутить, а над чем не стоит Фото: Предоставлено пресс-службой

А потом тебе звонят и говорят: «Мы вот такое-то модное издание, расскажите…» Ты отвечаешь: «А чего это я действительно не пошел в режиссеры?» (Смеется.)

— Как родные относятся к вашему юмору? Могут сказать: «О, это уже перебор…»?

— Мама моя вообще не понимает, о чем я шучу. Она говорит: «Ощущение, что ты просто говоришь, а все почему-то смеются». Знаете, я родом из Астраханской области, город Камызяк. То, что в Москве принято считать юмористическим контентом, там для людей обычный разговор. Вот могут два человека встретиться, один будет со сломанной ногой, другой его спросит: «Ну что? Как у тебя нога?» Тот ответит: «Так болела, я всю ночь не спал». А тот ему: «Да это все фигня. Вот у меня зуб болел вчера…» Тонкости таких диалогов надо почувствовать, изюминки подметить...

— В родном городе вы уже национальный герой?

— Нет, такого нет. Когда мы произносили с экранов телевизоров название нашего города — Камызяк, тогда, конечно, люди бурно реагировали. Сейчас встречают: «Привет, сколько там зарабатываешь?» (Смеется.) Я говорю: «Ну, давай хоть поздороваемся» — «Здорово». — «Здорово». — «Как дела? Сколько, 200 делаешь?» Такие разговоры. Это не то, что люди там меркантильные. Просто они живут своей жизнью, занимаются своими делами. Они, безусловно, где-то в глубине души рады успеху своего земляка. Но поскольку каждый день включают телевизор и видят меня, то уже привыкли, не удивляются. Стоит мне пропасть, наверное, тогда заинтересуются.

— У вас есть какие-то традиции в семье, без чего Новый год невозможен?

— Нет, таких, наверное, нет. Потому что долгое время, когда дети были совсем маленькие, я, дабы заработать, не каждый Новый год встречал с семьей. Бывали катастрофически тяжелые времена. Не было жилья своего, не было постоянной работы, гастролей, и я перебивался от заработка к заработку… Поэтому, как только поступало предложение поработать, естественно, я соглашался. Но это было первое время — года два-три. Потом я уже четко дал понять семье, что в новогоднюю ночь я обязательно дома, с ними. И обязательно 31 декабря я что-то готовлю, точнее, не что-то, а конкретное блюдо.

— Что за блюдо?

— У меня есть друг из нашей команды, Роман Кулясов. Он всегда хорошо готовил, не знаю почему, вроде не был тогда еще женат, не жил никогда в общежитии... Просто талант у человека. Однажды он приготовил мясо. И очень вкусно! Пожарил большими кусками. И я перенял у него этот рецепт еще в студенческие годы. Однажды на каком-то празднике в общежитии мы сложились, купили очень много мяса, я пожарил, и всем очень понравилось. Вот так я впервые удивил будущую жену. Потом она попросила: «Помнишь, ты года 3–4 назад готовил?» Я говорю: «Ну, давай попробую». И пошло-поехало. Просто новогодний праздник — это единственный день в году, когда я могу целый день позволить себе быть дома. И родные ждут от меня какой-то активности. (Смеется.)

— Вам не кажется, что раньше Новый год как-то поскромнее отмечали?

— Это сейчас поскромнее! В городке, в котором я родился и вырос, 31 декабря мама с папой нас одевали, и мы, встретив Новый год, все бежали на маленькую нашу центральную площадь. Там стояла елка. И такой был советский праздник! Ярмарка с артистами, салютом, самодеятельностью, весельем! Мама приходила с работы, приносила два подарка, папа приносил два подарка. Ты бежал, их разбирал.

А утром, уже 1 января, снова приходил с санками на центральную площадь. Там уже народное гулянье: баянисты, оркестры… Все дружнее как-то было. Наверное, потому, что все зависело не от внимания администрации города, а от людей, у которых было настроение веселиться, они хотели праздновать.

— У вас же две дочки, верят они в Деда Мороза?

— Они делают вид, что верят. То есть говорят мне, о чем хотели бы попросить у Деда Мороза.

— Тайно под елку кладете подарки или в Деда Мороза переодеваетесь?  

— Ну, по-разному. Вот старшая, она в четвертом классе, уже вряд ли будет ждать Деда Мороза. Ей стоит два раза залезть в интернет, чтобы понять, что никакого Деда Мороза не существует. Это в моем детстве не стояло у детей вопроса: существует ли Дед Мороз. Никто не размышлял: «Интересно, а он настоящий?» Ты понимал, что придет седой старый человек с подарком, и был интерес: а что у него в мешке? А сейчас у любого ребенка есть намного более интересные вещи.

— Дочки смотрят вас по телевизору? Понимают, что папа у них известный?

— Наши передачи идут по телевизору позже, чем полагается смотреть детям: супруга ввела возрастной ценз. Они смотрят КВН и понимают, что там папа — известный человек. Ну в школе и в садике им говорят, что папа у них популярный.

— Наблюдая за папой, они наверняка хотят подражать ему. Как думаете, станут актрисами?

— Нет-нет, у них сложилось четкое впечатление, что это очень тяжелый труд, что их папа батрачит. (Смеется.) Потому что в выходные папы нет, он на работе. Они, как любые дети, ходят в театральный кружок, читают стишки, рисуют, танцуют... Младшая сейчас занимается индивидуально, к ней приходит преподаватель по укулеле (четырехструнный щипковый музыкальный инструмент, разновидность гитары. — «ВМ»). Дочка хочет записать альбом. Немножко странный выбор инструмента, но я не препятствую.

— А вы какими музыкальными инструментами владеете?

— Я самостоятельно освоил гитару и сильно стесняюсь, когда кто-то просит меня сыграть. Что-то могу на клавишах... Но это не для публичных выступлений — так, дома побренчать для детей, для себя.

— Вы столько шутили про политиков, а у самого нет желания сделать политическую карьеру?

— Мой папа давным-давно мне сказал: «Сынок, ты можешь быть кем угодно, ты можешь быть даже никем. Но политика не для тебя…» Папа очень хорошо во мне разбирался. По темпераменту, по складу ума и характера мне этим нельзя заниматься, я совершенно не подхожу для политики. Поэтому я в нее и не лезу.

ШУТКИ ОТ АЗАМАТА

— Сложение — это самая полезная в мире функция. Мы складываем буквы и получаем слова. Складываем продукты — получаем вкусную еду. Складываем диван — находим пульт.

— Средний россиянин может бесконечно смотреть на три вещи: огонь, воду и новый смартфон на витрине.

— В Камызяке найден мальчик, воспитанный камышом. И то, если бы он не шумел, его бы вообще не заметили.

— Не может быть простой судьбы у страны, которая придумывает треугольные музыкальные инструменты.

— Камызякский государственный круглосуточный университет объявляет набор на факультет вахтерского мастерства. При себе иметь чайник, сканворд и от природы недовольное лицо.

— Дорогой, я решила сесть на диету. Теперь я буду есть только омаров, лобстеров и креветки.

— А че так? Жри лучше сразу деньги!

— Как говорится, настроение настроением, а вопросы по расписанию. Вот скажите мне, пожалуйста, почему на дверях в женский туалет нарисована стоячая женщина? Почему ученые все проверяют на мышах, а политики сразу на людях? Почему если воруешь, то садишься в тюрьму, а если воруешь песни, то на диван к Урганту? 

— Может, на сальсу записаться? — Ты что! Ты же мусульманин. Тебе сальса нельзя! 

— Переход Василия Березуцкого из ЦСКА в мадридский «Реал» потряс футбольную Европу: все-таки это первый в истории пеший переход футболиста на такое расстояние.

СПРАВКА 

Азамат Мусагалиев — телеведущий, судья, участник шоу «Однажды в России», ведущий шоу «Где логика?», актер сериала «Интерны» на телеканале ТНТ. Родился в 1984 году в городе Камызяк Астраханской области. В КВН начал играть в 10-м классе. В 2007 году стал игроком Астраханской сборной команды КВН «Альтернатива». Вскоре был избран капитаном «Сборной Камызякского края». В 2015 году команда стала чемпионом Высшей лиги КВН. Женат, в семье Азамата и Виктории растут две дочери.

Ты просто кайф ловишь от того, что некоторое время участник программы находится в подвешенном состоянии
Фото: Предоставлено пресс-службой

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER