Кому не любо Люблино?

Кому не любо Люблино?

Общество

[i]Как утверждают историки, князья Прозоровские, которые купили в конце XVII века подмосковную усадьбу Годуново на речке Голяди, так полюбили свое новое имение, что стали называть его не иначе как Люблино. Со временем этот топоним дал имя крупному подмосковному городу. А позднее, когда Москва разрослась, Люблино стало рабочей окраиной столицы. И, наверное, мало кто из москвичей догадывается, что старая усадьба – «колыбель» всего Люблина – жива до сих пор. Впрочем, представляет собой она странное зрелище.[b]Анна на шее[/b][/i]Сохранившиеся остатки прежней роскоши, правда, созданы не при Прозоровских, а при следующем хозяине – богатом московском помещике, статском советнике Николае Дурасове. Именно при Дурасове на запруженной Голяди возникли Люблинские пруды, а знаменитые русские зодчие Иван Еготов и Родион Казаков создали редкой красоты садово-парковый комплекс. Главная жемчужина в этом изумрудном оазисе классической приусадебной архитектуры – господский дворец. Дурасов замышлял его не как жилой особняк, а как место загородных увеселений. Тут давались пышные балы, на званых обедах в нишах над круглой столовой играл крепостной оркестр, с факелами разъезжали по люблинским горкам во время святочных гуляний многочисленные гости. В московских архивах сохранились сведения о том, что до урагана 1904 года дворцовый купол украшала статуя Аполлона. Необычна и форма дворца: в плане он представляет собой гигантский орден Св. Анны, о получении которого очень долго грезил отставной бригадир Дурасов.После смерти Николая Алексеевича Люблино досталось его родственницам, а в конце позапрошлого века здесь, как и во многих других подмосковных усадьбах, сдавали участки под летние дачи. После Октябрьской революции дворец занял Клуб железнодорожников, со временем уступивший место отделению милиции. В послевоенное время сюда поселили Институт океанологии, квартировавший в дурасовском дворце вплоть до 1990-х годов. Последнее десятилетие, когда главное здание усадебного парка сдавалось в аренду коммерческой фирме, дворцовые фасады представляли собой удручающее зрелище. Наконец, три года назад столичное Главное управление по охране памятников занялось реставрацией господского дома. После скрупулезного воссоздания всех архитектурных деталей здание приобрело такой же вид, как и два века назад, и с прошлого года здесь размещается временная экспозиция Московского государственного объединенного музея-заповедника «Коломенское – Лефортово – Люблино», посвященная усадебной культуре Москвы начала XIX века.Но сколь красив и притягателен нынче дурасовский дворец, столь инородно и враждебно смотрятся остальные части усадьбы.За внушительным металлическим забором, оградившим центральное усадебное здание от остального мира, течет совсем другая жизнь. И если остатки обширного пейзажного парка хотя бы используются по назначению (его регулярную часть сейчас занимает Люблинский парк культуры и отдыха), то уцелевшие постройки очень далеки от истории и от изящных искусств. Убедиться в этом просто. Достаточно пройтись по Летней улице, которая, собственно, и представляет собой старую усадебную слободу и целиком состоит из архитектурных памятников.[i][b]«Будем стоять до конца»[/b][/i]Строение № 2, ближайшее к дворцу – знаменитые театральные флигели, объединенные некогда изящной колоннадой. В одном при Дурасове жили крепостные актеры, в другом располагалась Театральная школа. Именно здесь – уже в «дачную» эпоху усадьбы – Достоевский в 1866 году завершал работу над «Преступлением и наказанием». В советское время колоннада была варварски застроена. С 1967 года дом арендует городской клуб юных автомобилистов. Толкаю входную дверь – и убеждаюсь, что от исторических интерьеров мало что уцелело. Откуда-то сбоку выходит заспанный охранник: «А начальства нет. Как раз по поводу переезда совещается».Дом № 4, чуть отступивший от красной линии Летней улицы, – здание дурасовского театра. Еще недавно его занимал детский сад. Сейчас арендует транспортная компания «Люблино», сделавшая (судя по фасадам) шикарный капремонт. Войти внутрь в довольно хамской форме не позволяют охранники.Дом № 6 – жилой дом управляющего усадьбой. Здание, также с иголочки отреставрированное, выкуплено ООО «Пульс-спорт».Эта фирма, в свою очередь, сдает помещения в аренду коммерческим структурам, а также учрежденной ею негосударственной школе «Образование, культура, спорт».– Шестнадцать лет назад мы подняли здание старого актерского общежития из руин, – негодует вышедшая на звонок [b]помощник директора школы Валентина САНЖАРОВСКАЯ[/b], – а теперь от нас требуют, чтобы мы переехали в другое место. Разумеется, мы против, даже если город предложит выкуп по справедливой цене. Намерены держаться до последнего!Дом № 8 – бывший пансион для дворянских детей с примыкающим конным двором и постройками хозяйственных служб. С 1966 года пятью небольшими строениями владеет промышленная организация, называющаяся ныне АО «Стекломонтаж». «Нам тогда дали фактически развалины, и мы сами реставрировали здания точно по проекту, – рассказывает инженер фирмы, попросивший не называть свое имя в газете. – Конечно, если теперь выделят равноценные постройки да еще гектар земли впридачу, можно говорить о переезде. Но пока на всех совещаниях говорят, что мы «захватили усадьбу».Дом № 10 – жалкий осколок от гремевшей на всю Москву дурасовской оранжереи с ананасами и апельсинами, слава о которой дошла до Петербурга и которую посещала сама вдова Павла Первого Мария Федоровна. Сейчас здание выкуплено коммерческой фирмой «Арт-Альянс», которая оборудовала здесь свой офис. По словам [b]владельца фирмы Андрея КУЛЕШОВА[/b], съезжать «Арт-Альянс» не собирается: «Мы хотим включиться в процесс реставрации усадьбы, инвестировать сюда средства, а в качестве первого шага собираемся полностью восстановить оранжерею, проект которой уже подготовлен».[i][b]Глядишь, и кони вернутся[/b][/i]Арендаторов, а тем более собственников зданий можно понять. Долгое время честно платить деньги в городской бюджет, а потом раз – и съехать с насиженного места! Но очевидно и другое: Люблино в нынешнем виде – насмешка над музейным принципом организации архитектурных памятников. В окружении коммерческих офисов идеально отреставрированный дворец потерян, нелеп и жалок. И можно сколько угодно рассуждать о собственном вкладе в реставрацию запущенных служебных построек, но если в восстановленном Конном дворе размещается гараж – это профанация реставрации.Понимая это, Общественный градостроительный совет при мэре Москвы поручил воссоздать традиционную историко-культурную среду люблинской усадьбы Московскому государственному объединенному музею-заповеднику. Параллельно Москомархитектура готовит проект планировки территории: парадный вход в усадебный комплекс разместится вдали от оживленных автотрасс на улице Тихой, а поздние, не относящиеся к дурасовскому историческому горизонту постройки (среди которых – до сих пор существующая в Люблине экспериментальная база океанологического института), просто снесут. Правда, для этого нужно энергично работать.Юрий Лужков еще в декабре прошлого года поручил префектуре Юго-Восточного округа организовать вывод с территории усадьбы непрофильных организаций. По сути, ни одного реального шага в этом направлении не сделано, и единого хозяина у усадьбы нет до сих пор. Конечно, работа предстоит непростая, и никто не говорит, что завершить ее нужно завтра. Но в щепетильных вопросах переезда бывает очень важен первый шаг.– Для начала мы мечтаем хотя бы о театральных флигелях, – делится со мной [b]ученый секретарь Московского государственного объединенного музея-заповедника Оксана ДАНИЛОВА[/b]. – После возвращения исторического облика этому зданию хорошо было бы там открыть люблинский Исторический театр для школьников и молодежи.А там, глядишь, и кони в Конный двор вернутся.[b]На илл.: [i]В бывшем жилом доме управляющего разместилась частная школа.[/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzen