Понедельник 27 мая, 06:05
Пасмурно + 12°
Город

Балканский рубеж: Кажется, мы стали забывать

Лучшие фильмы о Второй мировой войне снимали наши и немцы, что логично. Лучшие фильмы о войнах новейшей истории снимают в основном американцы, что опять же объяснимо. «Стаж!» — как говорил профессор Преображенский.

При этом совершенно неважно, в какой стране или на каком континенте разворачивается действие фильма, а также игнорируются причины, по которым герои американских военных боевиков оказались в той или иной горячей точке — ну разве что это нужно для завязки сюжета. Но что будет обязательно — это максимальная достоверность батальных сцен, грубый реализм армейского быта, более-менее детальная прорисовка характеров военных, позволяющая зрителю сопереживать, а также некоторая претензия на объективность. Совсем уж пропагандистские боевики вроде «Красного рассвета» давно не в моде. 

Такой подход позволяет делать фильмы, как минимум, крепкие, зрелищные, увлекательные. А случаются и настоящие шедевры.

Очень долго российский кинематограф не мог предложить зрителю ничего подобного по нескольким причинам, одна из которых — нехватка средств. Есть деньги — можно снимать про войну, нет денег — можно снимать про войну философские притчи. Кроме того, в новейшей истории России все настолько спорно (в отличие от Второй мировой), что опасно даже лезть на эту территорию. 

Но наши попытались: сперва Бондарчук снял «Девятую роту» про Афганистан, которая при бюджете меньше 7 миллионов долларов принесла 25. Затем Андрей Кавун выступил с «Кандагаром», но при тех же семи миллионах бюджета фильм едва заработал 14. Оно и понятно: «Кандагар» — это не боевик, а полноценная драма с прекрасной игрой актеров и, кстати, с точным попаданием в образ. Если «Девятую роту» в основном критиковали за красивость и недостоверность, то «Кандагар» критики предпочли вовсе не замечать. «Август. Восьмого» — о небольшой заварушке в Грузии, снятый в 2012 году, — все постарались поскорее забыть, но по другой причине: такой это был ядреный пропагандистский шлак.

И только начало казаться, что теперь у нас все фильмы о войне будут про Крым, как неизвестный практически режиссер Андрей Волгин выступает с фильмом о захвате аэропорта в Приштине. И все такие бьют себя ладонью по лбу: точно же, блин! Ну точно же! 

В современной российской истории крайне мало эпизодов, которыми можно было бы гордиться. Это объективно. Та же война в Афганистане никак не повод для гордости. Можно говорить, что это была необходимость. Что мы ушли, а американцы пришли. Но гордиться тем, что положили тысячи жизней своих и под миллион чужих просто для обеспечения стабильности, — как-то странно. Геополитически, может, и верно, но эмоционально — сомнительно. 

Бросок на Приштину — событие знаковое, эмоционально заряженное, к тому же без жертв. Но броску предшествовал захват аэродрома в Приштине группой спецназовцев под руководством Евкурова. А то бы, конечно, неудобно получилось: приезжают БТР, а их встречает невесть кто. Детали захвата аэродрома нам неизвестны, но почему бы не воспользоваться случаем и дежурной фабулой множества американских фильмов «если что, вас там не было»? 

Пропагандистский пафос фильма очевиден: он вытекает, собственно говоря, из материала Фото: кадр из фильма «Балканский рубеж»

Так и поступили авторы, сочинив небольшой эпос о маленьком интернациональном коллективе, который сутки отбивается от басмачей с минометами. Однако оборона аэропорта занимает от силы час хронометража, а фильм длится два с половиной часа! Неслыханная наглость для новичка, головная боль для кинопрокатчиков, и, как ни странно, сокращать там нечего. Про что же первые полтора часа? Про войну в Югославии. Про то, как в центре Европы в конце двадцатого века войска НАТО бомбили европейскую столицу. Бомбардировки длились 78 дней.  

«С 24 марта по 10 июня 1999 года общее число погибших гражданских лиц составило свыше 1 700 человек, в том числе почти 400 детей, порядка десяти тысяч серьезно ранены. Без воды остались около миллиона человек, 500 тысяч остались без работы, тысячи — без крыши над головой... Во время бомбардировок были уничтожены или повреждены 89 фабрик и заводов, 128 других объектов индустрии и сферы услуг, 120 объектов энергетики, 14 аэродромов, 48 больниц и госпиталей, 82 моста, 61 дорожная развязка и туннель, 25 почт и телеграфов, 70 школ, 18 детских садов, 9 зданий университетских факультетов и 4 общежития, 35 церквей, 29 монастырей».

Можно предположить: благодаря демаршу российских ВДВ и захвату аэродрома в Приштине удалось предотвратить новые бомбардировки, спасти тысячи мирных жителей (а гибли в основном мирные жители, если кто не знает). По крайней мере, сербы так и считают до сих пор. Есть только одна проблема с точки зрения практического применения: бросок на Приштину был при прежнем президенте.

Ну, так получилось. 

Пропагандистский пафос фильма очевиден: он вытекает, собственно говоря, из материала. Снимать про войну в Югославии (а снимали не раз, в том числе американцы) — в любом случае означает заниматься пропагандой. Мало кому из авторов удалось занять позицию в буквальном смысле над схваткой. Волгину тоже не удалось. Его фильм — это российско-сербская версия событий. Почему бы и нет? Да, там в финале российский солдат несет на руках сербскую девочку, и это плакат. А иракский мальчик, целующий американского солдата, — это не плакат? Ну а с другой стороны, как не поцеловать американского солдата, да еще в Ираке? Кто бы отказался?

Кинокритику Антону Долину фильм не понравился. Настолько, что он его назвал «худшим фильмом года», а авторов обвинил в фашизме. В общем, рассердился. 

По мнению критиков типа Долина, фильм может быть хорошим или плохим в зависимости от политической позиции автора, будь то Андрей Волгин или Владимир Бортко.  

Самое странное, что «Балканский рубеж» — это хороший фильм вне зависимости от идеологии. Это настоящее олдскульное добротное кино с небывало плотной фактурой, с предельным натурализмом, с определенным даже смакованием насилия — Джон Милиус одобрил бы. Очень красивые сербы, действительно пугающие злодеи, удачно подобранная команда наших спецназовцев, но самое главное — достоверность изображаемого, будь то роддом, гибнущий под бомбами, митинг протеста под рок-музыку, дом какого-то цыгана-контрабандиста или осажденный аэропорт. Во все это веришь. Авторы действительно заморачивались над деталями. А уж за пробег двух БТР под «Туман» отдельное спасибо, хотя могли бы «Сектор Газа» и погромче врубить.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER