На тропу войны с наркомафией выходят комиссары всех стран

Общество

Наступивший год – год Стального, или Белого, тигра – обещает стать поворотным и плодотворным для борцов с наркотической чумой во всем мире. Во-первых, в ближайшее время, а именно – к весне, в соответствии с поручением президента РФ Дмитрия Медведева из-под пера российских наркополицейских должна выйти Стратегия государственной антинаркотической политики – документ, призванный определять все меры борьбы с наркоугрозой в России. Кроме того, летом Европарламент заслушает доклад депутата Пино Арлакки, посвященный новой стратегии Евросоюза по Афганистану.В преддверии столь значимых событий состоялась совместная пресс-конференция парламентария Объединенной Европы и председателя Государственного антинаркотического комитета – директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова.– Наша встреча – еще один шаг в сторону создания международной антинаркотической коалиции, – подчеркнул Виктор Петрович. – Кстати, именно господин Арлакки в 1999 году инициировал создание Агентства по контролю за наркотиками в Таджикистане и других среднеазиатских странах – ведь ни для кого уже не составляет тайны, что большая часть афганского героина переправляется в Россию именно через Таджикистан...[b]Не мак, так конопля[/b]Помните знаменитый итальянский сериал «Спрут»? Весь Советский Союз переживал перед экранами телевизоров за героя Микеле Плачидо – отважного борца с сицилийской мафией комиссара Каттани. И кто мог тогда предположить, подумать, что это чудовище, этот спрут заведется и у нас, в России? Что сицилийский опыт понадобится и нам? А прототипом для знаменитого комиссара во многом послужил итальянский прокурор Джованни Фальконе – близкий друг Пино Арлакки. Но дело в том, что и сам синьор Арлакки – заметная фигура на поприще борьбы с наркобизнесом, испытанный и стойкий боец. В частности, именно он по просьбе правительства Италии разработал план по конфискации финансовых активов мафиози в 1982 году. А в 2001 году Пино Арлакки получил из рук патриарха Алексия Орден Святого мученика Трифона – за борьбу с наркотическим «спрутом». Реальным, а не кинематографическим.– Документ, разработкой которого занимается Пино Арлакки, предопределит всю политику нашей коалиции, – продолжил Виктор Иванов. – Ведь ни для кого уже не секрет, что контингент Северо-Атлантического альянса, взявший на себя командование антинаркотическим фронтом, продолжает проваливать свою миссию...Цифры и факты говорят сами за себя: в 2002 году талибы, властвовавшие в то время в Афганистане, под давлением мирового сообщества практически полностью задавили производство наркотиков на территории страны. А за последние годы – точнее сказать, с начала оккупации Афгана натовскими войсками, производство героина выросло в 40 раз.Невнятная политика борьбы оккупантов с наркопроизводством в Афганистане сводится к нулю. Если в отдельно взятом районе под давлением военного контингента прекращается выращивание мака, то через некоторое время здесь же мистическим образом возникнет плантация конопли.По производству гашиша Афганистан вышел на первое место в мире, опередив Марокко.[b]«Почетное» 3-е место[/b]Кстати, кто считает, что американцы не умеют бороться с наркоплантаторами, сильно ошибается.Вот только бороться по-настоящему заокеанские коллеги начинают только тогда, когда это нужно им.Как, к примеру, в Колумбии. Эта страна экспортирует (большую часть как раз в США) 994 тонны кокаина в год. Для сравнения – «тяжесть» афганского героинового трафика составляет 820 тонн ежегодно. Так вот, плантации коки в Латинской Америке уничтожаются американцами как механическим способом, так и путем распыления гербицидов с воздуха. Итог: 229 130 гектаров (!) смертоносных полей – это три четверти от всего колумбийского кокаинового хозяйства – были уничтожены. А маковые «угодья» в Афганистане ликвидируются только механическим методом, да и то без особого рвения – афганское наркопроизводство лишается в год всего лишь от полутора до трех тысяч гектаров в год, а это около трех процентов всех площадей. Кстати говоря, отсутствие этого самого рвения довольно остроумно объяснил прошлым летом на саммите G8 спецпредставитель США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук: мол, уничтожая плантации «на корню», мы оставляем крестьян совсем уж без работы, и вчерашние аграрии, оставшиеся без занятия и средств к существованию, идут записываться в «Талибан».– Сейчас надо предпринять следующие шаги – в первую очередь, Совет безопасности ООН должен присвоить афганскому наркопроизводству статус угрозы миру. Мы должны объединить в этой борьбе усилия всех наркополицейских. Необходимо четко обозначить цели на ближайшие 5 лет и пути их достижения, – отметил Виктор Иванов.– За последнее десятилетие проблема наркотиков в Российской Федерации сильно усложнилась. Россия превратилась в огромный наркорынок – третий в мире после Западной Европы и США. Решение Совбеза, о котором вы говорите, стало реально необходимым на сегодняшний день, – подчеркнул Пино Арлакки. – Cтатус проблемы афганских наркотиков сейчас не соответствует действительности.Кстати, основным пунктом моего доклада будет афганский наркобизнес, спонсирующий повстанцев.[b]Ликвидировать наркобизнес можно только вместе с бедностью[/b]– Наркоугрозу, распространяющуюся из Афганистана на территорию России и Европы, можно и нужно ликвидировать, мы обладаем всеми необходимыми ресурсами для решения этой задачи, – продолжил депутат Европарламента. – Сегодня нам не хватает только двух вещей – общей стратегии и политической воли. А между тем каждый год Евросоюз тратит в Афганистане один миллиард евро. Когда я говорю о борьбе с наркотиками, я имею в виду не только уничтожение посевов, но и помощь населению, как минимум в развитии сельского хозяйства. По сути, речь идет об уничтожении бедности. А сейчас, к сожалению, можно констатировать, что до 70% средств, уходящих в Афганистан, не доходят до народа, используются не в тех целях – этот факт я обязательно отражу в своем докладе. Что же касается Среднеазиатского региона – не так давно была одобрена программа помощи Таджикистану. Дело в том, что в Средней Азии сейчас можно наблюдать небывалые темпы роста коррупции и безработицы – таким образом, создаются идеальные условия для вербовки наркокурьеров.Из зала прозвучал вопрос об отношении к курительным смесям и легализации «легких» наркотиков.– Да, мы действительно приравняли курительные смеси к наркотикам – теперь их оборот запрещен, – подтвердил председатель ГАКа. – 90% наркотиков в России (в количественном смысле) – афганский героин, но это не значит, что мы забываем о других видах зелья. Что же касается легализации наркотиков... Прошу прощения, у меня язык не повернется употребить вместе слова «легкие» и «наркотики». Как вы уже догадались, отношение к легализации «кайфа» на голландский манер у меня, как и у моих коллег, резко отрицательное.– Я тоже против легализации наркотиков, – согласился Пино Арлакки. – Может быть, идея легализовать так называемые легкие наркотики, на первый взгляд, может показаться вполне логичной и разумной (уничтожение образа «запретного плода»), я уверен – это неверная политика. Если мы действительно хотим побороть наркоугрозу, мы должны исключить саму возможность легализации смерти, расфасованной по дозам.[b]Дословно[/b]Из политической декларации специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной совместной борьбе с мировой проблемой наркотиков: «…подтверждаем необходимость применения комплексного подхода к искоренению незаконных наркотикосодержащих культур в соответствии с Планом действий по налаживанию международного сотрудничества… …подтверждаем нашу непоколебимую решимость и обязательство преодолеть мировую проблему наркотиков с помощью национальных и международных стратегий, направленных на сокращение как незаконного предложения наркотиков, так и спроса на них… …выражаем глубокую обеспокоенность связями между незаконным производством наркотиков, оборотом наркотиков и участием террористических групп, преступников и транснациональной организованной преступности и заявлением о своей твердой решимости укрепить наше сотрудничество в ответ на эти угрозы…»

Google newsYandex newsYandex dzen