29 января исполнится 150 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова

29 января исполнится 150 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова

Культура

В НЕДАЛЕКОМ прошлом чеховские пьесы были синонимом России, которую мы потеряли. Там жили люди, которые страдали, любили, томились, давали среде себя заесть, теряли вишневые сады исключительно прекрасно, достойно и возвышенно, точно преподнося гомо советикусам уроки дворянской эстетики. И то верно – в человеке все должно быть прекрасно. Теперь Чехова играют все больше как жесткий диагноз – времени, миру, человеку и его уделу. Но ясно одно – эти несколько загадочных пьес за сто лет не исчерпаны. Чеховский фестиваль, который стартует сегодня, должен подтвердить это со всей наглядностью.С 26 по 29 января в «Мастерской Петра Фоменко» играют «Свадьбу» в постановке Владимира Панкова. Не в пример нефтяным соглашениям между двумя странами-побратимами этот российско-белорусский проект сложился на редкость удачно – по крайней мере Москву уже почти год накрывает слухами о том, как подошли друг другу старомодный минский Театр им. Янки Купалы и фонтанирующая энергией московская SounDrama. Панков заставил белорусских артистов и петь, и танцевать (причем не что-нибудь, а труднейшую «Свадебку» Стравинского), и не покидать сцену в течение всего действия – и белорусские актеры с радостью кинулись на эти галеры. Как это всегда бывает в спектаклях Панкова, в одном оркестре оказались классические и народные инструменты – скрипки, контрабас, валторна, аккордеон, свирель, балалайка и даже гавайская гитара. Стравинский оборачивается обрядовым пением, в свадебном веселье (по-белорусски «свадьба» как раз и будет «вяселле» – спектакль играется на двух языках) звучат мрачные напевы будущего русского абсурда. А новорусский жених-москвич, приехавший к невестиной родне в Белоруссию, вдруг чувствует, что попал в советское прошлое, которое знакомо ему до боли, но обратно не принимает. Особое впечатление производит пожилая невеста в исполнении Зинаиды Зубковой – хрупкая фигурка, пугающий жениха возраст и проникновенный голос, от которого исходит покой, просто сводит его с ума.«Свадьба» уже получила множество приглашений из разных стран, так что его ждет большое фестивальное будущее.28 февраля Дом Пашкова откроется для конференции «Слово о Чехове», на которую съедутся из разных стран лидеры мирового театра. Слово «конференция» не должно отпугивать, так как свое «Слово» скажут люди, во многом перевернувшие представления о Чехове.Петер Штайн (который не раз потрясал воображение россиян своими чеховскими постановками), Франк Касторфф (привезет «В Москву! В Москву!», объединив в один спектакль «Трех сестер» и рассказ «Мужики» – пока одна Ольга с сестрами томится по Москве, другая уходит в Москву пешком, прося подаяния), маг сценической красоты Роберт Уилсон, Дональд Рейфилд (автор очень подробной и оттого скандальной биографии Чехова), Деклан Доннеллан, который поставил с нашими актерами «Три сестры». А также Маттиас Лангхофф, Жак Лассаль, Даниэле Финци Паска, Мюрьель Майетт, Жорж Баню, Роберт Стуруа, Эймунтас Някрошюс, Эльмо Нюганен, Валерий Раевский, Марк Захаров, Петр Фоменко, Юрий Любимов, Олег Табаков, Валерий Фокин, Александр Калягин, Римас Туминас, Сергей Женовач, Евгений Миронов, Дмитрий Черняков, Дмитрий Крымов, Владимир Панков и многие другие.С 29 по 31 января в Театре им. Моссовета еще один любимец москвичей и завсегдатай Чеховских фестивалей Даниэле Финци Паска, может быть, впервые на нашей памяти соединит Чехова с цирковой эстетикой. «В этом спектакле будут трагически хрупкие предметы, и они будут медленно таять, как лед на солнце, как воск, – обещает Даниэле.– Будут клоуны, поэтичные и декадентские, но элегантно декадентские. Будет много белого, возможно, немного синего, и будут пятнышки крови, маленькие и скрытые, как следы той болезни, которая пожирала писателя, насылая на него приступы кашля. Будут койки деревенской больницы, вороны и другие птицы, будет звук ветра, шевелящего ветки, будет ребенок, грудь которого сжигает лихорадка, звуки церковного колокола, люди, лежащие под простынями, актеры, которые будут говорить как актеры, может быть, будет костер, одиночество, сад, озеро, и маленький колокольчик, звон которого означает, что рыба, наконец, схватила наживку».В поисках подробностей и деталей Даниэле Финци Паска отправился в Таганрог и Мелихово. В Таганроге он увидел обеденный стол, за которым трапезничало многочисленное семейство Чеховых (один из немногих предметов мебели, дошедший до наших дней). Удрав от экскурсовода, Даниэле перемахнул через красный шнурок, забрался под этот стол, как забираются все дети и сидел там до тех пор, пока его не нашли. А названием своему спектаклю он обязан специальной удочке с колокольчиком – донке – на которую можно ловить глубоководную рыбу. Искать глубинные смыслы, докапываться до самых потаенных душевных тайн человека – самое лучшее пожелание тому, кто сегодня возьмется ставить Чехова.В эти же дни, с 28 по 31 января «Лаборатория Дмитрия Крымова» грянет «Тарабумбию» – грандиозное шествие (то ли бразильский карнавал, то ли советский парад) всех чеховских персонажей. Господ и слуг, писателей и артистов, фокусников и музыкантов еврейского оркестра, начальников станций и военных, врачей, молодых влюблённых девушек, вечных студентов, предпринимателей, купивших вишневые сады, а также львов, орлов и куропаток, рогатых оленей и молчаливых рыб, Бобиков и Софочек. Замыкать шествие будет огромный вагон с надписью «Устрицы» – дальний родственник того, на котором привезли в Россию покойного писателя, ненавидевшего пошлость.Что делать с пьесами Чехова, которые, по словам Дмитрия Крымова, стали кодовым языком всех людей театра, а в России – всей интеллигенции? Что делать, что делать. Спектакли ставить!

Google newsYandex newsYandex dzen