Цены на лекарства будут повышать раз в год, как на ЖКХ

Общество

Итак, отныне волей правительства цены на так называемые жизненно важные лекарства фиксируются. Естественно, цены не могут замораживаться навечно. Поскольку инфляцию в нашей стране еще никто не отменял.И даже не важно, будет ли она опять девять процентов за год или все-таки шесть-семь. Цены растут на все, вопрос только в том, с какой скоростью.А потому решено, что цены на самые ходовые лекарства будут фиксироваться один раз в год, подобно тарифам на ЖКХ. Причем компании должны зарегистрировать максимальную цену на свою продукцию до первого апреля текущего года. Все. Целый год цена должна быть единообразной.Весьма характерно, что, по оценкам экспертов, в список снадобий фактически попадает чуть ли не треть лекарств. Естественно, что наши фармакологические дистрибьюторы, коих в России несколько тысяч (во Франции, вполне рыночной стране, их всего четыре) будут искать пути обхода новых запретов. Такая у нашего бизнеса природа. Недаром премьер Путин постоянно говорит о жадности наших предпринимателей.Собственно, осеннее-зимняя история с резким, до ста процентов, повышением стоимости разного рода антигриппозных препаратов, когда главе Минсоцздравразвития Татьяне Голиковой пришлось лично вмешаться, для того чтобы прекратить такую ценовую вакханалию, во многом и дала импульс ныне предлагаемым мерам.Действительно, статистика прошлого года поражает своей красноречивостью. Например, производство лекарственных препаратов в нашей стране упало сразу на одиннадцать процентов. Притом что в денежном выражении оборот рынка лекарств вырос сразу на двадцать пять процентов. Понятно, что рост объясняется просто постоянной сменой ценников.В среднем, как утверждают специалисты Росздравнадзора, цены за прошлый год на жизненно важные препараты выросли на 10,8 процента, то бишь обогнали инфляцию. Однако суждены нам благие порывы. Станет ли нынешняя программа фиксирования цен эффективной? Вопрос отнюдь не прост, поскольку уж учить наш бизнес обходить любые запреты, барьеры и ограничения не надо.Так что же будет с ценами на средства, от которых действительно часто зависит жизнь? Как считают специалисты по фармакологическому рынку, торговые сети прежде всего могут вздуть цены на те препараты, что в список замораживаемых просто не вошли. И таким образом получат хороший шанс компенсировать свои убытки. А убытки действительно могут возникнуть в случае, например, обесценивания рубля. Ведь не секрет, что препараты, все еще производимые в России, во многом базируются на привозном сырье. Как гарантировать компании от убытков, сочетая фиксированные цены и рост стоимости импорта, на этот вопрос ответа пока нет.В результате могут резко, на порядок, вздуться цены на «внесписочные» импортные препараты, многие из которых также остаются жизненно важными для страдающих от серьезных заболеваний. Говорят, что группа больных гемофилией уже обратилась к властям, выразив свою озабоченность перспективами нашего фарморынка.Плюс наши компании, что еще ведут реальное производство на родине, вполне могут вывести свои мощности за границу. В те же страны третьего мира. Поближе к источникам сырья и куда более дешевой рабочей силы.Существует вариант с перерегистрацией названий лекарств. Но главное – замораживание может привести к классическому вымыванию из ассортимента аптек реально дешевых препаратов. В конце концов, если эксперимент с замораживанием цен на молоко и некоторые виды хлеба в целом себя не оправдал и носил скорее популистский успокоительный характер, где гарантии, что все пройдет гладко с фиксацией стоимости лекарственных препаратов? Ясно, что правительство должно было отреагировать на вакханалию цен на нашем фарморынке. Но, видимо, ситуация требовала нетрафаретных решений.Задачей номер один остается программа возрождения нашей фармацевтической промышленности, практически погребенной под напором импорта. Понятно, что это дело не одного дня.

Google newsYandex newsYandex dzen