Фармацевтический рынок нуждается в реформах

Общество

Государственная дума в первом чтении одобрила законопроект «Об обращении лекарственных средств», предусматривающий, в частности, обязательную ежегодную госрегистрацию предельных отпускных цен производителей. А хорошо ли это – вмешательство власти предержащей в формирование цен в аптеках? Не приведут ли благие намерения государственных мужей по обузданию цен на таблетки и пилюли к банальному дефициту лекарств?Газета уже обращалась к этому вопросу (№ 24) и высказала определенные опасения по поводу возможных последствий принятия данного закона. Но тема снабжения населения лекарствами слишком остра и актуальна. Поэтому мы решили выяснить мнение эксперта по проблеме развития фармацевтического рынка России, в том числе и в связи с принятием упомянутого закона, и обратились за комментариями к [b]генеральному директору компании «Фармэксперт аналитика и консалтинг», кандидату фармацевтических наук Давиду МЕЛИК-ГУСЕЙНОВУ[/b].[i][b]Мы пока слишком маленькие[/i]– Давид Валерьевич, в 2009 году аптеки, несмотря на все проблемы, по, скажем так, не всегда симпатичным ценам исправно снабжали россиян пилюлями и микстурами. Хотя порой недорогих препаратов не хватало даже в столице. Рынок в целом же упал, но сумел отжаться?[/b]– Продуктовый рынок подсчитывает убытки, авторынок в 2009 году просел катастрофически, а фармацевтический рынок в среднем по России в рублях вырос на 25 процентов. Рост цен на лекарства в 2009 году нами зафиксирован, опять же в среднем, на уровне 22–23 процентов. В Москве стоимость лекарств возросла на 26 процентов. Количество проданных упаковок сократилось, причем это происходит уже не первый год и связано с тем, что население постепенно, конечно, начинает отдавать предпочтение более дорогим препаратам. В прошлом году было продано порядка 4,5 миллиарда упаковок, т. е. на каждого жителя страны пришлось по 32 упаковки лекарств. В натуральном выражении 60 процентов препаратов, реализуемых на отечественном рынке, российского производства, в денежном – не более 25 процентов. При этом нужно учесть, что практически 100 процентов сырья, из которого производят лекарства в России, импортируется в основном из Индии и Китая.[b]– 60 процентов лекарств, которыми мы лечимся, выпускают в России. А контролирует эти заводы отечественный капитал или западный?[/b]– На долю российского бизнеса приходится не более 23 процентов. Кстати, до последнего времени западным фармацевтическим гигантам наш фармрынок был не слишком интересен. Почему? А вы сравните: объем российского фармацевтического рынка составляет в американской валюте 16,5 миллиарда долларов, в Соединенных Штатах, к примеру, 500 миллиардов.Что называется, почувствуйте разницу. Каждый россиянин в среднем тратит на приобретение медпрепаратов 100 долларов в год. Средняя же стоимость упаковки лекарств в нашей стране– 1,5–2 доллара, в США – 38 долларов. Например, лишь один препарат, выпускаемый американским гигантом – компанией Pfi zer, продается на планете на сумму в 15 миллиардов долларов, а у нас весь рынок – 16,5 миллиарда.[b][i]Дорого и… бесплатно[/i]– То есть получается так, что на американском рынке продаются гораздо более эффективные лекарства. Ведь как ни крути, но более дорогие препараты все-таки и более качественные. Или я не прав?[/b]– Я позволю себе высказать крамольную с социальной точки зрения мысль: хотим мы или нет, а лекарства должны быть дорогими. Но! При этом они обязаны быть и доступными. Дешевые лекарства вовсе необязательно некачественные, другой вопрос, что они просто-напросто морально устаревшие. Почему инновационный препарат так дорого стоит? Потому что компания-изготовитель, пользуясь в течение 10–15 лет своим монопольным правом, пытается получить максимальные прибыли от его реализации, дабы направить эти средства на новые проекты. Ведь затраты на разработку только одного препарата составляют порядка… 1 миллиарда долларов![b]– Американцы доминируют на мировом рынке лекарственных разработок?[/b]– Не менее 40 процентов инновационных препаратов поставляют на мировой рынок янки, второй крупнейший центр по разработке лекарств – Япония. Есть мощнейшие компании и в Евросоюзе. Вы знаете, я бывал на европейских фармацевтических заводах. Фактически это целые города.[b]– То есть мы отстали на десятки лет, пока строили капитализм в 90-х годах прошлого века, в советское время, специализируясь на выпуске простых препаратов – условно говоря, анальгина и парацетамола и субстанций, а инновационные уступив странам – членам СЭВ, реализуя принцип социалистического разделения труда? Мы отстали на 35–45 лет, в течение которых Запад развивал современную фармацевтику?[/b]– Именно так. Когда СССР распался, мощные современные заводы остались за пределами нашей страны. Даже на Украине порядка 30 процентов препаратов в стоимостном выражении – собственного производства, в Белоруссии – не менее 40 процентов. У нас оставалось лишь производство субстанций, но Индия и Китай вышли на рынок с более выгодными предложениями. Таким образом, с 1991 года отечественная фармацевтическая промышленность стала развиваться практически с нуля![b]– Ну что ж, кто спорит: дорогие лекарства эффективнее дешевых. Но ведь денег-то у нашего брата нет. Что же делать?[/b]– Только то, что уже сделано во всем цивилизованном мире. Потребитель, т. е. человек, пришедший в аптеку за таблетками, вовсе и не должен за них платить из своего кармана. Единственный верный путь – страховая медицина.Граждане покупают страховые полисы и получают возможность приобретать по крайней мере основные базовые лекарства бесплатно. Ежегодный страховой взнос – и вы полностью обеспечены медпрепаратами на целый год.[b]– И опять возникает тот же вопрос: откуда у народа деньги на полисы?[/b]– В России уже действует подобная страховая система – это ОСАГО. Но как она внедряется, с каким трудом! По обязательному медицинскому страхованию мы получаем лишь базовые услуги в поликлинике и стационаре.Кстати, специалисты «Фармэксперта» посчитали, сколько мог бы стоить подобный лекарственный полис. Угадайте с трех раз, на какую сумму мы вышли? Страховой полис на одного человека в год стоил бы 1000 рублей! И человек приходит в аптеку с полисом и получает лекарства бесплатно! Но такого рода реформа с ярко выраженной социальной составляющей реализуется на самом деле крайне тяжело.[b][i]Рынок прогнется?[/i]– Итак, мы пришли к тому, что фармрынок остро нуждается в реформах. Вот реформа и началась. А как вы относитесь к госрегулированию цен на жизненно важные лекарства (ЖНВЛС)?[/b]– Суть реформы в том, что государство начало регистрацию цен производителей лекарств. Разработана единая методика определения оптовых и розничных надбавок, каждый субъект Федерации будет применять свои логистические коэффициенты: понятно, что стоимость доставки препаратов в Москву, Владивосток или Пятигорск существенно различается. Госрегулированию цен «подвергнется» порядка 30 процентов лекарств, реализуемых на рынке. Перечень жизненно важных препаратов уже принят, и у меня, как у специалиста, он вызывает немало вопросов. Почему в него не попали лекарства, которые сегодня активно применяются, например, в государственных программах – в частности, препараты пульмонологические, вирусологические? В списке нашлось место 500 международным непатентованным наименованиям лекарств, причем этот перечень лишь на 30 процентов совпадает со списком Всемирной организации здравоохранения.Логика этого списка – поддержка отечественных фармацевтических компаний. При этом оптовые и розничные наценки будут уменьшаться в зависимости от цены препарата. К примеру, условная регистрационная стоимость лекарства – 100 рублей, наценка – 30 процентов, 200 рублей – 25 процентов и т. п. Пожалуй, это наиболее приемлемый инструмент регулирования наценки.И все-таки я считаю, что любые системы регулирования приводят не к падению, а к росту цен. Лекарство – товар многокомпонентный, на его себестоимость влияет множество факторов. Поэтому самый эффективный способ регулирования – это саморегулирование рынка на основе страховой медицины.Я полагаю, что от применения системы госрегулирования пострадают аптеки.99 процентов российских аптек – частные. Захотят ли владельцы этих аптек работать себе в убыток? И, таким образом, количество аптек может сократиться. Ведь в реальности розничный аптечный рынок вовсе не сверхприбыльный. Средняя ежемесячная выручка аптеки по стране – 700 тысяч рублей, а прибыль – лишь 10 тысяч. Хотя, конечно, в Москве ситуация иная, и, скажем, сетевые аптеки имеют обороты от 1 до 10 миллионов рублей в месяц.[b]– Хорошо, аптеки зарабатывают в целом немного. Но разве торговые наценки аптек от 30 до 200 процентов – это миф?[/b]– Почему, реальный факт. Только нужно учитывать, что эта наценка складывается под давлением огромной цепочки посредников, поставляющих лекарства в аптеки, причем многие посредники работают в легальном правовом поле. В немалой степени действительно непомерное число посредников объясняется и серьезной коррупционной составляющей.[b]– Не приведет ли госрегулирование цен на лекарства к тому, что дешевые препараты пропадут из аптек?[/b]– Нет, думается, лекарства из аптек не исчезнут. Но вполне вероятно, что участники рынка, компенсируя убытки, поднимут цены на и так более дорогие препараты, в список ЖНВЛС не попавшие. Да ведь и компании-производители, регистрируя цены, попытаются нивелировать возможные риски: инфляцию, рост стоимости субстанций. Хотя, конечно, нам нужно «пережить» новую систему и посмотреть, как она начнет воздействовать на рынок. Что можно сказать уже сейчас: мы прогнозируем рост стоимости лекарств в 2010 году на 12–15 процентов. Это рынок, а на рынке действуют рыночные законы. Неизбежно.

Google newsYandex newsYandex dzen