Многие убеждены, что бросить курить «травку» проще простого

Общество

– Чувствую себя белой вороной, – студентка-четверокурсница вуза смущенно опускает глаза. – Собственно, курить марихуану в общежитии никто никого не заставляет, каждый сам решает – «кайфонуть» конопляным дымком или отказаться. Многие не отказываются. Может, я действительно чего-то не понимаю? Излишне следую родительским наставлениям? Напрасно страшусь последствий травокурения? Да, в общем, и желания-то особого нет, просто не хотелось быть в чем-то отставшей от своих продвинутых друзей…[b]Нет дыма без огня[/b]Глядя на сомнения этой светлой и еще неиспорченной влиянием наркокультуры девушки, сжимается сердце – сколько их, таких вот сомневающихся, отправленных отцами и матерями в город для получения образования?! Сколько из них получат образование, но совсем не то, на которое так надеются их родители?! Общежитие – это целая эпоха в жизни каждого студента, это суровая школа жизни.О том, что в общежитиях различных учебных заведений не царствует пуританство относительно травокуров, в наркоконтроль сигналы поступают нередко. Порой звучат и возмущенные возгласы: «Ловите заезжих наркокурьеров, а под боком студенческие общаги, где чуть не в каждой комнате есть курильщики марихуаны…» Гашиш, изъятый в учебном корпусе одного политехнического техникума в прошлом году, не единичное задержание студентов с разными партиями растительных наркотиков подтверждают справедливость беспокойства общества (дыма без огня не бывает), что общежития давно должны стать объектом пристального внимания правоохранительных органов.Так, в городах России появились рейды по общежитиям учебных заведений. Цель их понятна – выявление и пресечение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, а также выявление лиц, употребляющих наркотики, злоупотребляющих алкоголем.В состав рейдовых групп вошли работники отделов по делам несовершеннолетних, представители Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Представительство последних весьма внушительно: дознаватель, оперативный сотрудник, кинолог, сотрудник спецназа во главе с сотрудником группы межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН. Это свидетельствует о серьезности намерений данных рейдов. Такой состав не случаен, подобран он с тем, чтобы в ходе обследования жилых помещений и обнаружения в них лиц, находящихся в состоянии наркотического одурманивания, можно было провести весь комплекс правоохранительных мероприятий: доставку в наркодиспансер для медицинского освидетельствования, в случае подтверждения наркотического состояния применить административное наказание в виде штрафа за употребление наркотиков.[b]Кто ответит за порядок?[/b]Начали с общежитий профтехучилищ и средних специальных заведений. И результаты не заставили себя долго ждать. В одном из общежитий отправили на освидетельствование двух человек, состояние которых было понятно и невооруженным глазом. Однако только экспертиза покажет причину такого состояния и степень одурманивания несовершеннолетнего.В другом общежитии таковых оказалось шестеро. К одному из них служебная собака проявила особый «профессиональный» интерес. В результате при личном досмотре, проведенном по всем правилам, в присутствии понятых, было обнаружено, что практически во всех карманах горе-студента из Белогорского района находились наркотические средства. А именно четыре свертка гашиша весом 45,4 грамма, что квалифицируется как особо крупный размер.Количество изъятого невелико. Отработанная технология красноречиво свидетельствует, что варка дури здесь шла уже долгое время.А нарковары, спугнутые нагрянувшей рейдовой группой, покинули место преступного промысла, не успев замести следы и даже выключить свет. Следственные действия по данному факту пока не увенчались успехом. Однако вопросы остались. В том числе и к отвечающим за порядок в общежитиях, вольно или невольно создающим условия для не просто сбыта наркотиков, но и их почти легального изготовления.Тем не менее поговорка «Не пойман – не вор» здесь неуместна. Более правильно было бы здесь вспомнить другое – «Сколько веревочке ни виться…» Вспомнить и задуматься – зачем спешить к этому концу.Ведь еще никто не определил, где проходит эта грань между наркоувлечением и наркопреступлением? Чаще все происходит стремительно – еще вчера ты смачно затягивал в кругу друзей «пятку», а уже сегодня тебе задает вопросы следователь. Такие картины наркополицейские наблюдают почти ежедневно.Лица, заинтересованные в процветании наркобизнеса, умышленно вводят молодежь в заблуждение о лояльности легких наркотиков. Хотелось бы насторожить ребят, только начинающих жизнь и имеющих о ней, в силу своего юного возраста, представление по сомнительным музыкальным клипам и боевикам. Не обольщайтесь лживыми россказнями организаторов преступного бизнеса о безнаказанности, а внимательней изучайте законодательство, чтобы не оказаться на скамье правосудия вместо того, кому оно предназначается по справедливости.Не верьте, что сделать одну затяжку с приятелем или ширнуться разок из студенческой кастрюльки – это не затянет.А если пошатнется молодое здоровье, то в платных клиниках избавят от ломок. Словом – вылечат от наркотиков, какие бы они ни были – легкие, тяжелые…[b]Панацея не в телеке![/b]...Когда на экране ТВ в очередной раз появляется уже набивший оскомину видеоряд рекламного ролика одной известной клиники, мои собеседники, очевидно, перебираются на другие каналы.Хотя информация эта как раз для них. И в аккуратных домиках клиники под красными черепичными крышами живут люди, страдающие тем же, чем и они. И виртуально реальный доктор в белом халате едва ли не ежедневно зазывает к себе тех, кто однажды связался с наркотиками, а значит, и их тоже...И все-таки они щелкают кнопками пульта, отчего-то выбирая другие каналы...Московскому доктору Кирилл и Николай (назовем их так) не верят категорически.Как, впрочем, и его коллеге-наркологу из бывшей нашей республики. Охотно объясняют почему.«Ему, говорят, люди до пяти тысяч баксов отдавали, – говорит Николай. – За лечение в его клинике. А уходили – отправлялись дозу искать...» «А в Питере вон даже черепа сверлят, чтобы помочь с иглы соскочить, – вставляет Кирилл. – А эффект такой же...» В наркологический диспансер привела их одна и та же беда – наркомания: годы поисков дозы, ломок, семейных скандалов. Годы бесконечной череды клятвенных обещаний остановиться и отчаянных, жестоких срывов...Николая к наркотикам приобщил друг, по-приятельски предложив «попробовать» в первый раз...Уже тогда оба были отнюдь не мальчиками. И оба друг перед другом бравировали тем, что в любую минуту смогут «соскочить».Как сложилась судьба у знакомого, неизвестно, но свою, говорит Николай, не пожелал бы никому. Разовые инъекции очень скоро плавно перешли в «систему»: так наркоманы называют способ существования, когда организм настойчиво требует дозу уже два-три раза в сутки. «Ты зависишь от этого так, что уколоться – это примерно то же самое, что при сильной жажде выпить воды», – рассказывает Николай.– Учился и пробовал заниматься бизнесом. Но какое там! Ты ничего не успеваешь. Ведь постепенно все сводится лишь к одному – успеть бы достать дозу, чтобы не спровоцировать ломку, – говорит он. – И в этом болоте барахтаешься изо дня в день...[b]Болото затягивает…[/b]Много раз он пытался бросить, ради этого ложась в стационар. Однако, даже пройдя ад ломки, когда все у тебя болит так, словно каждый твой сустав, каждый нерв и каждую мышцу медленно выгрызает сотня зубастых крокодилов, рано или поздно срывался вновь...… Когда попробовать предложили 24-летнему Кириллу, жизнь того, по его собственным словам, представляла собою полное «зеро»: ни перспективы, ни денег, ни близких людей, которым он действительно был бы нужен.Ни стимула, ради которого в этой жизни хотелось бы горы свернуть...От этого нуля, от «дырки от бублика» , которой неожиданно обернулась первая четверть его жизни, очень хотелось отрешиться. Он не запил: водка казалась тривиальным способом. «Добрый» друг подсказал другой – покруче...– Начал я со студенческих общаг и таблеток, которые лет десять тому назад продавались практически свободно. Таблетки – лекарство, но наркоманы на их основе готовили серьезные наркотики, от которых здорово садятся почки. Правда, об этом узнаешь уже потом, – рассказывает Кирилл. – А тогда было просто любопытно: что это такое? Было хорошо.В первые дни! Однако кайфа хватает ненадолго. И уже очень скоро ты начинаешь колоться ради того, чтобы просто не сдохнуть......Про самый мрак своей жизни люди обычно молчат. Об этом не хочется лишний раз вспоминать самому, а тем более посвящать в него посторонних. Но в жизни этих людей, которую столь кардинально изменили то проклятое любопытство и та первая проба, было много такого, от чего они теперь отчаянно пытаются уберечь своих собственных детей. Впрочем, и то, что эти дети у них ныне есть, они оба считают своей огромной удачей...[b]Последняя остановка[/b]Они все-таки смогли остановиться. Николаю в этом здорово помогла семья, которая все же не отреклась от него, устав героически переживать все те большие и маленькие беды, которые он ей причинял.Ему действительно повезло.Его жена все эти годы была ему то домашней медсестрой, то ночной сиделкой, то сторожем у дверей...Они вместе пережили все его ломки, все бессонницы, что длились по нескольку недель. И вот уже два с половиной последних года к наркотикам он пока не прикасался ни разу. На будущее не загадывает, но у него есть одна очень веская причина не прикасаться к ним вообще.Это действительно страшно! Потому что знает по опыту: существует тысяча признаков, которые с головой выдадут человека, подсевшего на «наркоту». Сузившиеся зрачки, неестественная оживленность и разговорчивость, непомерный аппетит... Ну и, конечно, следы уколов на теле. Именно на это, считает Николай, родители должны обращать внимание прежде всего....Кирилл же из этого болота пока еще вытягивает себя. Сам. Правда, теперь у него появился хороший стимул: работа, дом, семья. Он очень хочет распрощаться с наркотиками окончательно, но порою к ним тянет так, говорит, что звереешь...Так что, наверное, еще и поэтому он после учебы выбрал себе работу, которая связана с вахтовым режимом труда. «В городе, – замечает Кирилл, – слишком много соблазнов». Работая на износ, он сознательно перекрывает себе даже гипотетические возможности достать «зелье»....Они смогли остановиться сами, захотев этого изо всех сил. И абсолютно уверены в том, что от наркотической зависимости можно избавиться только так.Именно потому они не очень доверяют новомодным клиникам. Зато серьезно внимают любой информации о реабилитационных центрах для наркоманов – для тех, кто решил бросить сам. Тех самых центрах, что открываются вдали от шумных городов и искусов цивилизации. Вдали от тех, кто предлагает взрослым и детям смерть в полиэтиленовых пакетиках и наживает себе на этом трехэтажные особняки...Эти двое смогли остановиться. Они считают это своей огромной удачей. И твердо знают, что их судьбы – скорее исключение из правил. Потому что 99 процентов из сотни когда-то севших на иглу захотеть с ней проститься, увы, не успевают...Порой заблуждения обходятся очень дорого. По данным статистики, в России от наркомании ежедневно умирают 80 человек и более 250 приобретают пагубную зависимость.

Google newsYandex newsYandex dzen