Фундамент Музея городского хозяйства ждёт своего часа

Фундамент Музея городского хозяйства ждёт своего часа

Общество

ОБ ЭТОЙ любимице старой Москвы на протяжении ее долгой жизни писали много. И в прозе – в очерках, путеводителях, газетных и журнальных статьях; и в стихах.Даже после гибели Сухареву башню не забыли. Почему же мы решили еще раз вернуться к ее судьбе именно сейчас? Дело в том, что ровно сто лет назад, в феврале 1910 года (если считать по новому стилю), Городская управа по соглашению с Московским археологическим обществом постановила придать башне новый и очень почетный статус городского музея.В газете «Московские ведомости» было опубликовано сообщение о том, что власти решили не просто отремонтировать, а вполне научно реставрировать Сухареву башню, приспособив ее для размещения городского архива, а также перенести сюда коллекцию основанного еще в 1896 году Музея городского хозяйства. К тому времени музей этот, успевший сменить несколько адресов, в том числе побывавший «квартирантом» одной из Крестовских водонапорных башен (тоже уничтоженных, располагавшихся на углу нынешней площади Рижского вокзала), остро нуждался в подходящем помещении.Придумать что-то лучшее, чем здание Сухаревой башни, было действительно трудно.Пока шла дискуссия о том, как реставрировать, пока искали деньги, прошло несколько лет. И обещанный капитальный ремонт начался только с наступлением нового 1914 года. Но через несколько месяцев началась Мировая война, и о многих городских проблемах пришлось забыть. Правда, часть своих намерений городская Управа успела выполнить: еще в 1910-м, наскоро произведя ремонт двух западных залов третьего этажа башни, разместила здесь склад своего архива.О планах дореволюционных чиновников приспособить здание Сухаревой башни под Городской музей вспомнили уже во времена послереволюционного НЭПа, когда культурная жизнь в Москве потихоньку стала возрождаться. В 1924 году был произведен капитальный ремонт башни, сопровождавшийся частично расчисткой почти такого же знаменитого, но весьма неприятного ее окружения – Сухаревского рынка.Вначале был сделан весьма тщательный внешний ремонт, а точнее – реставрация Сухаревой башни. Он закончился в начале 1925 года, когда, как писал в своей брошюре, посвященной истории башни, известный исследователь Москвы Петр Сытин, «Московское коммунальное хозяйство решило произвести и внутренний ремонт ее, приспособив помещение башни для Московского коммунального музея» (так к этому времени стал называться бывший Музей городского хозяйства).Для сохранности башни, поддержания ее здоровья в должном «тонусе» это было очень правильное решение.Многое в этом историческом памятнике при подготовке его к музейной жизни было не просто отремонтировано, но и изменено (некоторые двери стали окнами, восстановлены заложенные когда-то окна 2-го этажа, перестроены лестницы, снесены некоторые надстройки): музей – организм особый. А вот стены и своды Главмузей запретил штукатурить, чтобы не потерять достоверность первоначального облика здания...Музей был переведен в отремонтированные помещения башни в ноябре 1925го, а открыт для посетителей 6 января 1926 года. Но «жить да радоваться» после новоселья в Сухаревой башне музею пришлось не так уж долго.В начале 1934 года музейщикам предложили переехать в новое помещение, а башню решили снести. Она, как нечто всем известное плохому танцору, мешала новым властям города организовать «правильное движение городского транспорта».И в ночь с 13 на 14 апреля, несмотря на робкие протесты научной общественности, начался разбор башни. Вот как вспоминала об этом трагическом событии художница Нина Симонович-Ефимова, жившая неподалеку: «Разрушение идет необычайно быстро... Вывеска «Коммунальный музей», еще висит над открытой дверью (...), а кирпичи летят без желобов в воздухе, многие не разбиваются, а здание убывает, тает...» За те пять дней, что дали архитекторам на спасение некоторых элементов декора башни, снять удалось лишь часть элементов убранства.Часть деталей Сухаревой красавицы вывезли в Коломенское, а каменные наличники вмуровали в стену Донского монастыря, который в эти (и последующие) годы стал не только усыпальницей «московского дворянства», но и кладбищем многих московских достопримечательностей...Послевоенное поколение москвичей подчас и не догадывалось, что залитая асфальтом и ничем вроде бы не выделяющаяся на общем сером фоне Колхозная площадь (так на несколько десятилетий стала называться Сухаревская площадь) хранит где-то в глубине фундаменты старинной столичной достопримечательности. В конце 1970-х в связи с планами реконструкции площади интерес к истории Сухаревой башни возник снова. Ее даже предлагали восстановить.Правда, не на историческом месте, а чуть в стороне, на другой стороне Садового кольца. Был даже объявлен конкурс на лучший проект, но... все как всегда закончилось ничем! А несколько лет назад, во время постройки подземного перехода под Садовым кольцом, строители вскрыли древний фундамент, и ревнители московской старины вновь оживились. Наша газета в тот год напечатала фоторепортаж с места «эксгумации», десятки энтузиастов вновь проголосовали за восстановление башни, но, как говорится, все снова ушло под землю. Может быть, до лучших времен?[b]Справка «ВМ»[/b][i]Сухарева башня – единственная из сохранившихся к ХХ веку проездных башен Земляного города.Построена в 1692–1695 гг. на месте деревянных Сретенских ворот, в местности, где квартировал стрелецкий полк полковника Лаврентия Сухарева, заслужившего милость Петра I тем, что сохранил ему верность во время бунта. В башне работал ученый и «чернокнижник» Яков Брюс, живший по соседству; здесь была его обсерватория, здесь хранился знаменитый глобус Петра I; здесь же открылась в 1701 г. (и существовала до 1715-го) знаменитая Навигацкая школа. В XIX веке башню приспособили для резервуаров первого московского водопровода.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen