Сосед больше пяти лет терроризирует семью ветеранов войны и труда

Сосед больше пяти лет терроризирует семью ветеранов войны и труда

Общество

[b]Все бесполезно, все закончено[/b][i]«Обращается к вам многолетняя мученица Валерия Федоровна Храмихина. Виновник многолетних залитий моей квартиры Алексей Захаров из квартиры сверху по-прежнему здравствует и регулярно заливает мое жилье. Мой муж Анатолий Христофорович Степанов, ветеран Великой Отечественной войны, не выдержал этих издевательств и умер.Осталась я одна, абсолютно беззащитная перед этим хулиганом. После ваших публикаций в мою защиту («Указующая вертикаль», «ВМ» за 19 октября 2006 года, и «Кто обуздает Лешечку?», «ВМ» за 25 октября 2007 года) ситуация только ухудшилась. Захаров начал заливать меня еще чаще и никого в свою квартиру (ни милицию, ни аварийные службы, ни сантехников, ни тем более меня) не впускает. А прямо перед новогодними праздниками залил мою квартиру фекалиями, и я, вместо праздничных хлопот, убирала его испражнения. Как и прежде, обращалась в правление нашего ЖСК, управу района «Новогиреево», районную милицию, районный суд, страховую компанию «Росгосстрах «Столица». Помощи ни от кого не получила. Больше обращаться никуда не буду: нет сил (мне 74 года), нет веры в правовое решение вопроса.Везде передо мной возникает стена равнодушия. Теперь я, депутат Моссовета двух созывов, доживаю свой век в темной, дурно пахнущей квартире, где невозможно включить свет – происходит короткое замыкание. Доживаю под рев пьяного соседа, его площадную брань и угрозы. Письмо прошу не публиковать. Не тратьте время и силы – все бесполезно, все закончено. С уважением, Валерия Храмихина, Союзный проспект, дом 12, корпус 1».[/i][b]Заложники равнодушия[/b]Мне памятна эта квартира двух обычных московских пенсионеров – Анатолия Христофоровича, ветерана войны, виолончелиста Большого театра Союза ССР (до контузии) и барабанщика (после ранения), и Валерии Федоровны, кандидата технических наук, строителя нынешней системы газо- и нефтепроводов страны. Их скромный, если не сказать, скорбный уют – печенье и кисточка винограда на столе (для гостя), сгрудившаяся у стены неказистая мебель, спасаемая от очередного залива (уже тогда их было 13(!), и старый паркет, вставший от воды «домиком», который рабочие, по просьбе опекунши Лешечки Захарова, не циклюя, не очищая, залили… лаком. Это – все, что заслужили от местной власти района «Новогиреево» защитник Отечества и его семья.Это и была та легендарная «тихая, обеспеченная старость» людей, которые, как сейчас говорят с высоких трибун, «не щадили своей жизни за наше счастье», отстояли страну от нашествия «коричневой чумы». Только вот чума равнодушия оказалась им не по силам.Мне памятны и нахально-равнодушные глаза чиновницы управы «Новогиреево», которая подготовила (а тогдашний глава управы С. И. Мальцев подписал!) идиотскую отписку в адрес семьи ветеранов – «Учитывая вышеизложенное, а также то, что гражданин Захаров А. М. в настоящее время в квартире не проживает, управой района «Новогиреево» города Москвы ваш дом 12, корп. 1, по Союзному проспекту взят под контроль».– Это, наверное, описка, – неохотно согласилась чиновница. – Имелась в виду квартира Храмихиной и Степанова.Увы, как теперь выясняется, отписка не меняет суть дела. Ни дом, где проживали ветераны, ни их квартиру управа так и не сберегла.Анатолий Христофорович, не выдержав регулярных потопов и нервотрепки, с ними связанной, занемог и оставил нас наедине с Лешечкой, как именуют Захарова его соседи. В результате, как видим, из квартиры бравого москвича полилась не только вода (Лешечка обожает в пьяном виде принимать горячую ванну и при этом засыпает в ней), но и его экскременты.[b]На поруках у закона[/b]– В управе, милиции и правлении ЖСК мне говорили, что Лешечку могут остановить только мои страховщики, – рассказывает Валерия Федоровна. – Увы, не остановили. Два раза выплатили страховку. На том и закончили. В остальных случаях заливов заявляли, что у меня в квартире – «старые следы».Работники милиции и коммунальщики твердят, что «у Захарова квартира в собственности, никто не имеет права посягать на его конституционное право». Управа посылает Храмихину в суд, суд – к страховщикам. Круг замыкается.Лешечка – по самую макушку укутан в защитный кокон закона. Семья ветеранов, прошедшая горнило войны и труда, абсолютно беззащитна.Любопытно мы обустроили нашу жизнь, не правда ли?! Человек, не дающий обществу ничего, кроме личного присутствия, живет вволю, так, как ему заблагорассудится.Заслуженные люди, ветераны ютятся на обочине легкой жизни любителя горячительного и горячих ванн. И никто (!) из тех чиновников, чей труд мы оплачиваем из собственного кармана, никто из блюстителей закона и общественной морали не в состоянии устранить это дикое зазеркалье.Могла бы и социальная защита района сработать. Степанов и Храмихина как раз их подопечные. Не срабатывает.Тоже, видно, закоротило, как и в квартире ветеранов. Наши доблестные правозащитники словно вымерли! То ли газет не читают, то ли объект для защиты неподходящий. В год 65-летия Великой Победы могли бы у Лешечкиных дверей протестный пикет выставить. Или в Европейский суд по правам человека на него пожаловаться. Нет, тишина на правозащитном фронте.– Обязательно доложу главе района об этой проблеме, – твердо пообещал мне по телефону Владислав Ницевич, заместитель главы управы района «Новогиреево». – У нас в управе всего лишь один юрист, и он не справляется со множеством дел. Может быть, специалисты Департамента жилищной политики помогут. У них большой опыт в решении таких проблем. Я вам обязательно перезвоню и расскажу о том, какие меры мы примем для того, чтобы помочь Храмихиной…Разговор этот состоялся 19 февраля. Сегодня на календаре 10 марта. Телефон молчит.

Google newsYandex newsYandex dzen