Как пробраться на детские площадки

Общество

Московские дворики воспеты в бесчисленных песнях. Именно их «уносит с собой» Булат Окуджава, по ним обещает скучать Виктор Резников. Это не случайно. В нашем городе почти у каждого дома есть свой двор, а в нем – детская площадка. Здесь родители, бабушки и дедушки «пасут» малышей.Точнее – должны пасти. Играть юным москвичам на своей законной территории почти невозможно. Заледенелые сугробы выстроились целой чередой препятствий к детским площадкам.Грязь и наледи окружают горки и качели, словно стены. Тысячи единиц коммунальной техники, десятки тысяч дворников стараются день и ночь вылизывать дороги и тротуары для шикарных авто и взрослых пешеходов. Дорожки расчищены. К ним не придерешься. А вот детские площадки… Корреспондент «Вечерки» получила задание осмотреть детские площадки и убедиться в их пригодности для отдыха маленьких москвичей.[b]Плацдарм для оловянных солдатиков[/b]– Посмотрите, ну что это за вход на детскую площадку, разве это вход? – вопрошают мамы и бабушки во дворе Узкого переулка Алексеевского района.Входом это действительно назвать сложно. С двух шагов не отличишь от обычного сугроба весенней поры (грязный кусок льда, если выражаться нелитературно). Ходить по такой «площадке» просто опасно. Взрослые берут детей на руки и выносят с детской площадки.Потому что малыши не могут спуститься с наледи величиной в собственный рост. Держаться не за что: высота детской площадки теперь около полуметра, величиной с заборчик, которым она окружена.Эта картина, увы, не уникальна. Сразу в двух соседних районах разных округов (Мещанского района ЦАО и Алексеевского района СВАО) я не встретила ни одной чистой детской площадки. Будто детям в зимний период находиться на улице противопоказано.– У нас садик на Сухаревской. Рядом есть два дворика. Оба нерасчищены. Мы живем на Алексеевской. Здесь я тоже не встретила ни одной убранной детской площадки. Но мы, конечно, и на такие детские площадки ходим гулять. Вот, по дорожкам ходим, – рассказывает пожилая женщина, остановившись подождать свою маленькую внучку, медленно продвигающуюся к коляске (скоро Настя устала и попросилась на руки – нелегко идти по льду).В другом дворе, на проспекте Мира, папа называет своего ребенка «Стойким оловянным солдатиком». Возможно, потому, что тот стойко двигается по льду, заваленному глыбами грязного льда и снега, помахивая прутиком, – то ли для равновесия, то ли действительно воображая себя знаменосцем с флагом в руке.[b]Ни детского сада, ни площадок[/b]Детей в Москве много. Только на детских площадках их негусто. Почему? – Наши дети – детсадовские. Там и гуляем. Возле дома на детской площадке мы так, только полчасика: по дороге домой, – рассказывают родители, которых я встретила во дворе на Трифоновской улице.– Зимой мы гуляем на площадках редко – неприятно. Старший у меня ходит в садик. Младший тоже скоро пойдет. Там хоть территорию расчищают, – вторит им мама, гуляющая с ребенком во дворе на улице Щепкина.Спасибо, что есть детские сады. Но как быть тем малышам, которым места в них не досталось? Или они еще малы для коллективного воспитания? Или болели и восстанавливаются после болезни? Им где гулять? Пустынны разноцветные детские площадки – яркие пятна среди серо-коричневых сугробов. Встречались они мне одна за другой и на промежутке от Староалексеевской до Новоалексеевской улиц...Искомых родителей с детьми нет. Хотя время самое удобное для вечерних прогулок – шесть часов вечера, люди уже возвращаются с работы, дети забраны из садиков. Москвичи уже давно не привередливы в таких вопросах – привыкли. Дети скатываются не со специально построенных для этого горок, а с ледяных дорожек. Горки дворники не почистили. Не подумали о том, что ребенок может поскользнуться и упасть. Любишь кататься – учись и падать!– Уж не знаю, как дети самостоятельно гуляют по таким площадкам, мы-то, взрослые, боимся по ним ходить, – говорит мужчина с маленькой девочкой на руках. – Я вот сам пару раз упал. Да и как тут не упасть?..– Мы за детьми, конечно, следим. Не помню таких случаев, чтобы травмы были. Но боимся за малышей, – сообщают бабушки и мамы, стоящие совсем близко к небольшому комплексу из лесенок и мостиков.Дети давно бросили забавы со снежками и снеговиками (на льду можно только поскальзываться или кататься, выбор небольшой). Детки больше не роют и «норки» в снегу (да и тот уже давно не пушистый и не рыхлый). Куда уж им, если даже дворники, видимо, не смогли продолбить лед своими ломами.А может, и не пытались?[b]Норма детства – грязь[/b]Жильцы домов об уборке детских площадок осведомлены мало.– А что, тут действительно должны регулярно убирать? – спрашивали меня мамы и бабушки. Складывается ощущение, что это действительно «ничья работа». Ну раз люди уже верят, что не убирать детские площадки – норма.– Мы даже не знаем, кто должен этим заниматься, и не жаловались... Подождем весны, когда растает, – неуверенно улыбаются родители. (Не эту ли истинно русскую надежду на «авось» вспоминают отечественные писатели в своих произведениях?) – А когда растает, знаете, сколько здесь воды будет? В резиновых сапогах придется ходить! – подхватывают пенсионеры, косясь на сугробы.Они знают о ситуации больше:– ДЕЗ должен этим заниматься. Но тут у нас, видите, одни киргизы и молдаване. Им ничего не говорят убирать... А дети гуляют, что им делать, – рассказывает консьержка тетя Лена в закрытом дворе на проспекте Мира, стоя на фоне огромного сугроба, у подножия которого валяются большие куски льда.Эти сугробы получаются и оттого, что, убирая тротуары, дворники залихватскими движениями откидывают снег куда-то в сторону. А там как раз детская площадка, с каждым днем становящаяся все больше похожей на ледяную крепость (а иногда и на настоящую мусорку). Может быть, кто-то «сверху» хочет оставить детям единственную игру – игру в «помойку»? С настоящими непробиваемыми стенами (из снега) и двухкилограммовыми снарядами (изо льда)?[b]Ждите ответа[/b]Очень хочется получить ответы на такие вопросы, не правда ли? Я попробовала это сделать. Работники коммунальных служб, женщины со стандартными недовольными голосами, отфутболивали меня с одного номера телефона на другой. Периодически из трубки раздавались короткие гудки – занято, занято. Может быть, кто-то еще жаловался – а что остается делать?– Где вы видели детей, которые сейчас гуляют?! Как вы предлагаете убирать детские площадки? – устраивали допрос уже мне невидимые собеседницы. – Мы вот из некоторых дворов снег вывезли. Но нам эту работу не оплатили. С детских площадок снег убирать некуда... Нет, мы не планируем никаких мероприятий... Да, мы будем ждать, пока растает, – казенными фразами, с легкими нотками возмущения, отвечали сотрудницы ДЕЗов, РЭУ и прочих организаций, отвечающих за уборку.За то время, которое я потратила на звонки и разговоры, можно было бы вывезти с детской площадки хотя бы одну глыбу льда. Впрочем, нет – целую гору! Но… грязный лед и ныне там, где нет места детям.

Google newsYandex newsYandex dzen