Город

Испытано на себе: корреспондент «ВМ» узнал, как восстанавливают предметы старины

Корреспондент «ВМ» Андрей Объедков и художник, скульптор, чемпион мира по вырезанию из льда Виктор Золотов
Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»
Корреспондент «ВМ» Андрей Объедков и художник, скульптор, чемпион мира по вырезанию из льда Виктор Золотов
Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»

Старые вещи и предметы интерьера возрождаются из пыли в реставрационных мастерских, чтобы еще долго служить и радовать глаз. Корреспондент «Вечерней Москвы» побывал в такой мастерской и попробовал себя в роли реставратора.

Меня всегда тянуло на блошиные рынки, к старым вещам, которые дышат историей. Иногда встретишь красивую, но почти развалившуюся вещь, и жалеешь, что не обучен восстанавливать красоту.

Но ничто не мешает попробовать. Я позвонил знакомому мастеру на все руки Виктору Золотову. Он художник, чемпион мира по выкалыванию ледяных скульптур.

— Нам как раз принесли старую этажерку на реставрацию, приходи осваивать азы, — пригласил мастер.

В мастерской сразу надеваю халат, чтобы не испачкаться: мы собираемся работать с пылью и лаком.

— Первым делом надо очистить бронзовые части от загрязнений, — командует Виктор Сергеевич, и я начинаю водить по старинной мебели щеткой.

Корреспондент «ВМ» Андрей Объедков и художник, скульптор, чемпион мира по вырезанию из льда Виктор Золотов Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»

Этажерка шатается: наставник предупреждает, чтобы я был осторожен. Снимаем стекла: если они  разобьются, восстановить их будет стоить больше, чем вся вещь целиком.

— Эта витрина начала 20 века, — утверждает Золотов.

— А как вы догадались? — удивляюсь я.

— У каждого десятилетия свой стиль, — поясняет Виктор Сергеевич. — Мода приходит и уходит, а память о нем — вот такие старинные вещи. Причем и у мастеров разных стран тоже свой почерк: вот эта вещица, к примеру, из Финляндии. Я люблю работать над ними, прикасаться к старине. Только заказчики бывают капризные: порой сразу предупреждают, что за малейший промах — штраф. Вот и в этот раз все строго: разобью стекла — буду покупать за свой счет. А подобрать стекло под эту вещь сложно.

Шпонки этажерки стерлись, и мы вставляем новые, чтобы лучше держались полки. А потом начинаем тоненькими, еле видными гвоздиками укреплять основу. Гвоздики подбираем под цвет этажерки: в мастерской их богатый выбор, любого цвета и размера.

Шпонки этажерки стерлись, и корреспондент «ВМ» заменяет их на новые Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»

Становится понятно, что в работе реставратора очень важна выдержка: не всем под силу такая мелкая и кропотливая работа, тонкости выбора инструментов, а еще аккуратность, аккуратность и еще раз аккуратность. На все действия с финской этажеркой у нас ушло больше трех часов.

Затем темной морилкой начинаем прокрашивать старинную вещь. Приятный запах разносится по мастерской. Он знаком мне с детства — отец пользовался морилкой, когда что-то ремонтировал, прокрашивал.  

— А вот теперь пауза на несколько дней, пока не просохнет, — заключает Золотов. — Потом ставим стекла — и вещь готова. Останется только дождаться приемки заказчика.

Корреспондент «ВМ» Андрей Объедков и художник, скульптор, чемпион мира по вырезанию из льда Виктор Золотов
Фото: Элина Масимова, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER