Вчера Москва вздрогнула от двух терактов в метро

Общество

[b]Вторник объявлен в Москве днем траура по погибшим в результате терактов.[/b]Они стояли и плакали. Две женщины: пожилая – с седыми волосами, выбившимися из-под шапки, и молодая – в модных джинсах, запачканных грязью. Как они пробились сквозь оцепление, никто не знает. Почему их не уводили? Да потому, что несколько минут назад «скорая» увезла их самого родного человека – сына и мужа. Точнее то, что от него осталось. И теперь этим женщинам надо было как-то пережить беду, свалившуюся на них откуда не ждали.Женское сердце все чувствует. Как только по радио сказали о первом взрыве, они сразу поняли: это их горе.Вчера утром большое горе пришло в столицу. Два страшных взрыва в метро в час пик – и море крови.[b]Кошмар № 1. «Лубянка»[/b]На подходе к Лубянской площади вдоль обочин, почти вплотную друг к другу, выстроились автомобили различных служб. Автобусы прокуратуры, милиции, «скорой», МЧС – сосчитать их просто невозможно.К станции метро «Лубянка» не пробиться, с каждой стороны от входа несколько милицейских постов.Также перекрыто движение во всех подземных переходах под площадью.Несколько эвакуаторов расчищают подходы к подземным переходам, в которые то и дело ныряют сотрудники МЧС в полной амуниции.По соседству в считаные минуты вырастает брезентовая палатка. Журналисты гадают, для чего: для раненых? для пострадавших? Кто-то предполагает, что это будет лаборатория экспертов-криминалистов. Спасатели от комментариев отказываются.Через оцепление пробивается девушка, показывая служебное удостоверение, и уверенно направляется к переходу. «Я психолог, меня срочно вызвали для оказания помощи пострадавшим», – бросает на ходу и ныряет в переход, оставляя всех в неведении.Подтвердилась ли информация о новых взрывах – третьем, четвертом? Пострадала ли станция «Лубянка» – ведь говорили, что взрывы прогремели на перроне.Лишь к полудню на все эти вопросы появляются официальные ответы.– Станция «Лубянка» почти не пострадала, – заявил глава столичного метрополитена Дмитрий Гаев. – Хотя взрыв произошел во время выхода пассажиров на перрон. Поэтому после окончания следственных действий мы готовы уже в течение часа восстановить движение по Сокольнической линии. А пока организовано автобусное движение…Постепенно проясняется картина произошедшего, уточняются данные о пострадавших и погибших.Первый заместитель мэра Москвы Петр Бирюков, прибывший в оперативный штаб на «Лубянке», сообщил, что в тяжелом состоянии сейчас находятся 30 человек, пострадавших при взрывах в метро. Всего же за медицинской помощью, по его данным, обратился 61 человек. «Уже сейчас очевидно, что пострадавшим потребуется донорская кровь», – добавил Петр Бирюков.Официальный представитель Следственного комитета при Прокуратуре РФ Владимир Маркин подтвердил предположение, что прогремевшие взрывы – спланированный теракт.– На месте совершения взрывов найдены фрагменты тел двух террористок-смертниц, – сказал Владимир Маркин. – По предварительным выводам экспертизы, взрывное вещество, которое применялось в устройстве, – гексоген. В первом случае использовалось до 4 кг эквивалента тротила, во втором случае – от 1,5 до 2. При этом террористы использовали в бомбах поражающие элементы в виде болтов и нарубленной арматуры. Если бы у нас была единая база ДНК и дактилоскопии, мы смогли бы уже через полчаса назвать имена и фамилии смертниц.В настоящее время на местах происшествия работают следователи и криминалисты центрального аппарата Следственного комитета. Устанавливаются все обстоятельства терактов, проводятся следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия.Уголовное дело возбуждено по ст.205 УК РФ («терроризм»), она предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы до 20 лет либо пожизненное заключение.[b]Кошмар № 2. «Парк культуры»[/b]Первое, что слышим, шагнув за стеклянную дверь метро на станции «Белорусская», – завывание сирены.Около турникетов дежурная, видимо, от волнения, не может справиться с кнопками мегафона.– Вы уж так скажите, без громкоговорителя, спускаться нам или нет, – молоденькие девушки не решаются приложить свои карточки к валидатору. Дежурная показывает им исписанный от руки клочок бумаги: «Уважаемые пассажиры, от станции «Комсомольская» до станции «Парк культуры» не идет движение поездов. Станции пересадок на Сокольническую линию не работают».Эти же слова я слышу, спускаясь на эскалаторе. По лицам пассажиров в вагоне сразу понятно, кто знает про теракт, а кто нет. Первые настороженно оглядывают попутчиков, вторые безмятежно читают книги или слушают плеер.На станции «Парк культуры»-кольцевая с десяток милиционеров, некоторые с собаками. Эскалаторы работают только на выход.Крымская площадь оцеплена. Повсюду машины «скорой помощи», МЧС, инженерно-технического отдела ОМОН, ГУВД и других служб, люди с собаками. Под мостом разбит оперативный штаб.– Вы точно хотите знать, ЧТО ТАМ? – переспрашивает нас спасатель, только что поднявшийся с радиальной. – Там мясо и кровь...Подбегаем к машине «скорой помощи».– Мы двоих пострадавших отвезли с «Лубянки» в 33-ю больницу, – говорит фельдшер Евгений. – Там к 8.15 уже всех самых тяжелых развезли.Один пострадавший рассказывал, что ехал в том самом вагоне. Готовился к выходу, с супругой по телефону общался. Двери стали открываться – и в этот момент он собой взрыв почувствовал. Его оглушило, он упал, потом как-то отполз в сторону… Толпы людей под мостом штурмуют «Бэшку», троллейбус, а оцепленную площадь обходят по переулкам.– Не стоим, не ждем, – подгоняют в громкоговоритель зазевавшихся прохожих. – Станция по техническим причинам не работает, пользуйтесь наземным транспортом.Двое милиционеров хватают под руки мужчину, который пытается прорваться в метро.– Я не знаю, где мой сын! – кричит мужчина. – В институте его нет, мобильный не работает! Я сотовому оператору звонил, чтобы они местоположение определили, так они меня… послали.К журналистам выходит мэр Москвы Юрий Лужков.– Мы сразу же организовали работу, – говорит он. – Сейчас работают ФСБ, следственные органы, прокуратура. Нам нужен всего час для того, чтобы восстановить движение, после того как они завершат работу.Террористические акты были устроены специально в тот момент, когда вагоны подходили к станции, чтобы радиус поражения был больше. Возгораний не было. Поэтому немедленно прибывшие пожарные машины мы сразу же с «Парка культуры» и с «Лубянки» удалили, чтобы можно было организовать нормальное движение общественного транспорта. Сразу возникло большое скопление машин «скорой помощи», они все прибыли даже в избытке. Пришлось немножечко расчистить магистрали для того, чтобы нормально организовать движение общественного транспорта.[b]В Склиф привезли самых тяжелых[/b]У Института им. Склифосовского с утра дежурит толпа российских и зарубежных журналистов. Собственно, только по ней можно догадаться: что-то стряслось.В ожидании официальных заявлений от руководства больницы корреспонденты отслеживают новые данные по радио и через Интернет.К каждой въезжающей на территорию машине «скорой помощи» тут же срываются операторы, чтобы зафиксировать пациента.С другой стороны, «скорые» – здесь весьма распространенный транспорт, а 8 самых тяжелых раненых (3 женщины и 5 мужчин) в Склифе уже давно, операции идут с 9 утра. В основном это пострадавшие с «Лубянки».Все молодые – до 40 лет.Их немногочисленные родственники – в шоковом состоянии. Они дежурят в приемном отделении, вход в который строго блюдут охранник и милиция.Содрогаясь от рыданий, стремительно пробежала невысокая полная женщина лет 50 с раскрасневшимся и отекшим от слез лицом…Быстро, не глядя ни на кого, выскочили из больницы женщина и молодой человек с опущенным на глаза капюшоном.Очевидец трагедии, ехавший в злополучном вагоне, дезинсектор Сергей Баханович идет с другом навещать общего знакомого, вместе с которым добирался на работу. Притупить боль от пережитого ребятам удалось «дедовским методом» – они не очень уверенно стоят на ногах. Тем не менее молодого человека трясет не по-детски.Самому Сергею повезло – он цел и невредим, а вот приятель, который стоял рядом в вагоне, оказался в числе самых тяжелых пострадавших.– Мы ехали, как обычно, на работу. Я не видел никаких подозрительных людей, женщин в черном. Да мне что, делать нечего, как всех разглядывать? – искренне недоумевает он. – Я знаю, что друг ранен, но в каком он состоянии, я не знаю. Вот, купил еды (кивает на увесистый пакет), иду навещать.Но вряд ли сейчас его приятель сможет оценить содержимое передачи. Как рассказал директор НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского Могели Хубутия, к 15.00 еще шесть человек находились на операционных столах. Один – в крайне тяжелом состоянии. Все пострадавшие имеют комбинированные травмы. В основном это проникающие ранения живота.– Взрывчатка была начинена поражающими деталями, – уточнил профессор, – поэтому у кого желудок разорван, у кого печень… Две женщины получили ожоги и ингаляционные травмы.Он также отметил, что все ресурсы здравоохранения сейчас мобилизованы для борьбы за жизнь потерпевших, работают бригады лучших специалистов, заготовлено достаточное количество крови и медикаментов.В институте круглосуточно оказывается психологическая помощь родственникам пострадавших.– Для меня и для моих коллег это все же неординарный случай, – признался Могели Шалвович. – Мы сделаем все, чтобы помочь максимально.От себя лично и от лица всего персонала он выразил соболезнования родным погибших.[b]Олечка нашлась![/b]В больницу № 33 на Стромынке привезли, по официальным данным, семерых пострадавших.…В ворота бьется женщина в желтой куртке. У Натальи Качаловой, работницы Бабаевской фабрики, сегодня выходной. Услышав про теракт, она сразу поняла, что ей надо делать. В свое время маму маленькой Наташи спасли, перелив ей 4 литра крови, и, повзрослев, девушка принялась вовсю «отдавать долг» другим пострадавшим. Наталью направляют в Русаковскую детскую больницу – кровь принимают там.Мимо нас пробегают две женщины средних лет. Бросаются к охраннику: ищут внучку. Олечка каждое утро ездит в офис через «Лубянку». Сегодня ее мобильник не отвечает, а рабочего телефона они не знают. Только и осталось объезжать все больницы – они даже не предполагают, куда ее могли доставить. Охранник закапывается в списки, звонит в приемный покой.Тем временем из проходной больницы выходит пожилой мужчина. Он хромает и опирается на руку жены. Валентина Петровича должны были выписать из хирургии денька через два, но сегодня начали резко освобождать койки и выпускать выздоравливающих «досрочно».– Освободили 70% коек, – подсчитал Валентин Петрович. – В нашей палате было 7 человек – четверых отправили домой. На их место пока никого не положили.– Еще бы, ведь пострадавших первым делом отправляют в реанимацию и на УЗИ – проверяют, нет ли повреждений внутренних органов, – вступает в разговор через ограду пациентка Таня, выбравшаяся во двор подышать свежим воздухом.По словам Тани, сегодня она проснулась от воя сирен под окном. Масса врачей сразу бросилась на место трагедии. Потом раненые поступали один за другим. Через некоторое время коридоры госпиталя заполнились родственниками.– Одна женщина сотрясалась в истерике, мужчина молча нарезал круги по коридору, – перечисляет Таня увиденное.Сзади кто-то всхлипывает. Женщины, искавшие внучку, спускаются со ступенек, глядя вперед невидящими глазами. У обеих щеки залиты слезами. У нас обрывается сердце.– Вам… в морг? – спрашиваем.Одна из женщин мотает головой, отчего слезы срываются с ее щек, и пытается улыбнуться:– Олечка нашлась! Ехала в соседнем вагоне.[b]Справка «ВМ»[i]Телефоны горячих линий[/b][/i]В метрополитене:[b] 622-14-30[/b].В префектуре Центрального административного округа:[b] 624-34-40[/b].Психологическую помощь можно получить в ГНЦСиСП им. Сербского: [b]637-70-70 [/b]и в Центре экстренной психологической помощи МЧС: [b]626-37-07[/b].

Google newsYandex newsYandex dzen