Не успели мы привыкнуть к терминалам, как грядёт реформа

Не успели мы привыкнуть к терминалам, как грядёт реформа

Общество

Первый платежный терминал появился в России, в Москве, в 2001 году. В настоящее время число действующих в России терминалов превышает 350 тысяч.По данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), в прошлом году россияне совершили 5,9 миллиарда платежей. Оборот рынка мобильных платежей достиг 649 миллиардов рублей. 89 процентов всех операций по переводу денег посредством терминалов – в адрес операторов сотовой связи.Но не все в порядке в датском королевстве. Ведь доверяя свои кровные этому бессловесному аппарату, мы зачастую не знаем, с кого требовать денежки, коль скоро в адрес получателя они не пришли. А такое случается отнюдь не редко.Конечно, на рынке правят бал пять-шесть крупнейших компаний, владеющих крупными терминальными сетями. Но к ним примкнуло множество индивидуальных предпринимателей. Потому как один аппарат можно купить за 60–80 тысяч рублей. Но ведь согласитесь, любые операции по приему и переводу денежных средств должны контролироваться специальными уполномоченными организациями, т. е. банками.Между тем принятый в мае прошлого года Закон «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемых платежными агентами» заметно либерализовал терминальный бизнес. Дабы подстраховаться и соблюсти интересы граждан, в статью 6 закона был внесен следующий пункт: «1…Платежный терминал, используемый платежным агентом при приемке платежей, должен содержать в своем составе контрольно-кассовую технику».Закон вступил в силу 1 января 2010 года, однако участники рынка попросили отсрочить введение положения об этой самой кассовой технике.Потому как еще в сентябре прошлого года Министерство промышленности и торговли обнаружило, что соответствующих моделей кассовых аппаратов, которыми можно оснастить терминалы, просто нет в наличии. Отсрочили до 1 апреля, то бишь до завтра.И что же? Карау-ул, кричат участники рынка. Представители НАУЭТ утверждают, что оснащены этой самой кассой не более 20–50 процентов терминалов. К тому же кассовую технику надо ставить на учет в налоговой инспекции. А на учет поставлено не более 1 процента аппаратов. Компании, занимающиеся терминальным бизнесом, даже обратились к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой еще раз отсрочить вступление в силу данного положения закона.«Вечерка» попросила прокомментировать сложившуюся ситуацию депутата Госдумы, члена комитета ГД по финансовому рынку Павла Медведева.– Ничего удивительного, – эмоционально отреагировал Павел Алексеевич. – Дело в том, что принятый закон был безобразным с самого начала. Потому что он вводил право на совершение банковских операций не для банков, что категорически запрещено. Банковские операции должны контролироваться, иначе получается МММ. А закон такого контроля не предусматривает. Общественность воспринимает этот нормативный акт как закон о платежных терминалах. На самом деле он значительно хуже. Поскольку легализует деятельность так называемых мобильных кошельков. Открываете Интернет, обнаруживаете там сервисы многочисленных компаний – назовем их, условно говоря, Х-money.Если такая компания по закону заключит с любой фирмой договор и пообещает даже не передавать деньги гражданина, а просто производить с ним некие денежные расчеты, стало быть, она становится легальным оператором по приему платежей. Х-money тотчас может забыть и про договор, и про эту фирму и принимать платежи неизвестно в чью пользу, что сейчас и происходит. И вы, переводя деньги, в этой компании открываете счет.Но это значит, что вы открыли депозит не в банке, а в Х-money! Которая имеет право располагать уставным фондом не в 180 миллионов рублей, как банк, а в 10 тысяч. О каком покрытии рисков может идти речь? Вы знаете, я провел эксперимент, открыв в двух из этих компаний – Х-money и Y-money – счета, и с одного счета на другой через Интернет перевел деньги.В качестве цели перевода я написал – «взятка», и деньги прошли, я получил распечатку, которую потом подарил спикеру Совета Федерации С. Миронову.Безобразие. А тут еще вопрос с кассовой техникой. Ведь разработчикам закона нужно было как-то дезавуировать возражения противников его принятия, в числе которых был и ваш покорный слуга. Вот и придумали видимость контроля – кассовую технику. А что она контролирует? Паспорт у вас терминал не спрашивает! Переводите любую сумму кому угодно – бесконтрольно. Но эта кассовая «отмазка» придумана, а теперь лобби, протолкнувшее закон, спохватилось: сама техника-то внутрь терминала не помещается. Вот сначала отложили вступление в силу данного положения закона. Одновременно, вплоть до 2014 года, на эту технику вообще никаких условий не накладывается.Я думаю, что 1 апреля будет сделана такая хитрость. Ведь какой-то печатающий аппарат в терминале всегда присутствует. Вот и будет сделан вид, что эта самая квитанция – и есть кассовый чек. Ведь как я уже сказал, никаких параметров кассовой техники до 2014 года уже не спрашивается.

Google newsYandex newsYandex dzen