Город

Сокровища земные и небесные

Выставка «Русский Север» в Государственном историческом музее. К 2018 году около 80 процентов сохранившихся культовых памятников, национализированных в советский период, оставалось в руках государства
Фото: Агентство городских новостей «Москва»
Накануне заседания Священного синода состоялся первосвятительский визит патриарха Кирилла в Европу. По итогам поездки было заявлено, что число храмов РПЦ за рубежом может вырасти. Не утихают споры вокруг принадлежащих РПЦ храмов и другого имущества. Главный редактор научного журнала «Скепсис» Сергей Соловьев и координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин рассуждают о реституции — возвращении Церкви некогда принадлежащего ей имущества.

Сергей Соловьев: Не против религии, но за сохранение наследия

— В 1922 году прошла кампания по изъятию церковных ценностей (в связи со сбором средств на ликвидацию голода), многое было уничтожено, но одновременно, как ни парадоксально, во многом благодаря именно этому процессу многие шедевры церковного искусства Древней Руси удалось сохранить.

Именно тогда многие памятники вообще были впервые обнаружены. Например, была найдена и сохранена знаменитая «Троица» Андрея Рублева.

До XIX века сохранению древних икон церковью уделялось очень мало внимания. Ветхие образы просто уничтожались, существовал даже специальный обряд. А в XIX веке началось создание первых музеев, древлехранилищ, куда попадали именно старые, отслужившие свой срок иконы, которые больше нельзя было использовать в богослужениях из-за ветхости. Их продавал частным коллекционерам Синод, отдельные батюшки-энтузиасты, создавались церковные музеи. То есть не было такого принципа — «икона должна быть в храме», это просто миф новейших времен. И сейчас таких ветхих икон в музеях — 90 процентов. Да, они более не являются частью храмового убранства, но ведь в наших церквях до сих пор используются свечи, копоть от которых покрывает со временем стены и иконы, а в музеях эти шедевры хранятся надлежащим образом с соблюдением температурного режима, влажности, разумеется, без воздействия копоти. Эти образцы искусства мирового значения не могут быть использованы в ритуальных целях без опасения их утратить. За рубежом (например, в Италии) существует практика, когда для сохранения росписей храмов вместо восковых свечей используются электрические, и никто не протестует.

Создается впечатление, что церковь не умеет и не хочет учиться. Отношение к древним храмам ужасное — устанавливаются батареи отопления там, где делать этого никак нельзя, поновляются фрески, при этом более древние и ценные слои могут просто замазываться. Часто непрофессиональная реставрация приводит к совершенно чудовищным результатам.

Например, конфликт вокруг Рязанского кремля, который разгорелся после требования вернуть его Рязанской епархии, хотя многие здания в нем не создавались как церковные. И уже есть утраты! Церковь не занимается сохранением памятников истории. Их сохраняет государство, государственные музеи, а религиозные организации уже ими пользуются. При этом объекты, признанные памятниками, не могут использоваться в религиозных целях «по полной программе». В памятниках не живут и не ведут религиозную деятельность. Во всем мире из памятников архитектуры, где еще находятся люди, выселяют кого возможно. Заселять монастыри, которые сегодня имеют (или имели в недавнем прошлом) статус музеев, монахами — это настоящее варварство. Еще один пример — костромской Ипатьевский монастырь, связанный с историей династии Романовых. История этого противостояния началась еще в 90-е годы прошлого века. Поначалу, когда было-таки принято решение о возобновлении деятельности монастырской общины в Ипатьевском монастыре, речь шла о передаче ей «Свечного корпуса», где находится выставка церковной утвари.

В итоге государственный музей был ликвидирован, достойного помещения ему так и не предоставили, и очень хороший музей, в том числе с отличной экспозицией, посвященной истории Гражданской войны, просто прекратил существование. А теперь давайте задумаемся: в церковь регулярно ходит 5–8 процентов населения. Музеи доступны всем. Почему национальное достояние передается формально отделенной от государства в соответствии с 14-й статьей Конституции России организации, которая не несет никакой ответственности за сохранность памятников? Причем музей — это не просто набор экспонатов, это специально собранные экспозиции, научная и реставрационная работа.

Церковь не умеет хранить памятники — это просто не ее задача. Нужно сказать, что такое отношение появилось далеко не в новейшие времена. И в царской России случались прецеденты, когда епархии ходатайствовали о сносе каких-то строений и под влиянием общественности, которая вмешивалась, чтобы не допустить потерю старинных, например деревянных, храмов, власти отказывали в сносе и брали здания под охрану. Сегодня, увы, мы видим, как церковь получает почти все, что требует.

Музейщики-хранители подвергаются со стороны ряда деятелей Русской православной церкви оскорблениям. Хотя на месте РПЦ нужно было бы не ругаться с музейным сообществом и не выдвигать постоянных требований вернуть тот или иной объект, а пылинки сдувать с тех, кто сохранил эти памятники для потомков.

Церковь должна существовать на свои, а не на наши с вами средства, которые во все больших масштабах выделяются ей властями и бизнесом. Необходимо остановить церковный погром музейных коллекций, которые являются нашим достоянием. А выделяемые церкви средства вполне можно направить на нужды музеев. И тогда у наших потомков будут шансы увидеть многие иконы, росписи и храмы не на фотографиях, а вживую.

Церковь должна существовать на свои, а не на наши с вами средства, которые во все больших масштабах выделяются ей властями. Необходимо остановить церковный погром музейной, то есть нашей с вами, собственности, используемой к тому же для пропаганды реакционных, националистических идей. А выделяемые церкви средства вполне можно направить на нужды музеев.

И при соблюдении всех этих условий древние церкви гореть не будут, это точно. Музейное и научное сообщество отнюдь не настроено атеистически. Они просто добиваются сохранения культурного достояния, которое должно быть доступно всем людям, а не членам какой-то одной религиозной организации.

Они не выступают против церкви как таковой, но хотят уберечь культуру нашей страны от причиняемого ей вреда, который действительно наносит Русская православная церковь своими действиями и требованиями передачи ей имущества.

Андрей Кормухин: Возврат имущества должен восстановить справедливость

— Возвращение церкви имущества, которым она владела до 1917 года, кроме документов, подтверждающих право владения, основано на том, что православная вера — это тот фундамент, на котором зиждилось во все времена наше государство. Церковь во многом была той силой, которая создала нашу страну. Русский культурный код, чтобы кто ни говорил, основан на Ветхом и Новом Завете. Таким образом, все то величие — культурное, духовное, государственное, которое мы эксплуатируем сегодня и которым восторгаемся, — все оно своими глубокими корнями уходит в православие и нашу церковь.

Если мы позиционируем себя как христо-центричную цивилизацию, а не богоборческое государство атеистов, необходимо восстановить историческую справедливость и вернуть церкви ее имущество. Россия как государство может существовать только как православная страна.

Если убрать или снизить этот фактор, то Россия или распадется, или будет уже не Россией. Мы считаем, очень важно отстаивать православные духовные скрепы для нашего государства внутри мирского общества. Сейчас около 65 процентов граждан России — православные. Но с разной степенью верования: от глубоко воцерковленных людей до просто считающих себя по рождению и крещению православными, но не очень задумывающихся о сути основополагающих православных ценностей. Да, сегодня многие здания религиозного назначения принадлежат государству и используются как музеи. Нужно сказать, что это не самый плохой вариант их использования. Но стоит помнить, что первоначально назначение этих объектов — молитвенное. Неправда, когда говорят, что церковь — враг культуры и музеев. Храмы мирно сосуществуют сегодня с музеями. Тому есть масса примеров — Савино-Сторожевский монастырь, Соловецкий монастырь. Уместно будет вспомнить храм на Куликовом поле, который долгое время не принадлежал церкви. Сегодня справедливость восстановлена и ничего страшного не произошло. Никакого урона историческое или культурное наследие не понесло. И сегодня на территории многих монастырей и храмов есть как культурные, так и религиозные объекты. Однако должна соблюдаться справедливость.

В XX веке лишения и гонения, которые претерпела Православная церковь, были беспрецедентными по своим масштабам. Сегодня это исторический факт — было разрушено множество храмов, и множество людей, в том числе и служителей церкви, пострадали за веру в Христа. Да, сегодня мир вокруг нас не похож на тот, что был сто или сто пятьдесят лет назад. Церковь прекрасно понимает, что абсолютно все возвратить не получится, да и не требует этого. Только представьте себе, что бы могло произойти, если бы церковь добивалась возврата не только зданий и строений, но и земли, которая тоже принадлежала церкви. Без преувеличения, половину Москвы пришлось бы сегодня снести — вместе с памятниками, жилыми домами. Говорили, что в столице было «сорок сороков» церквей, это выражение означает некую неохватную, не осознаваемую меру объема. Преувеличение, но вполне резонное. Сегодня же все прекрасно понимают, что это невозможно, потому никто этого и не требует. Озвучивается претензия, которая основана на действующем российском законодательстве, возвратить строения, которые использовались по религиозному назначению. И в каждом случае возможен поиск компромиссов, в том числе и с музейным сообществом. Требования церкви сегодня — это очень и очень небольшая часть от когда-то принадлежащего ей имущества. А манипуляторы раздувают это, изображая верующих чуть ли не как хапуг. Но давайте задумаемся: а то богатство, которым сегодня располагает наша страна в своих недрах, разве территории на которых сегодня ведется добыча полезных ископаемых, нефти, не были приобретены именно руками православных христиан? Разве сибирские первопроходцы не были в большей своей массе крещеными людьми? Везде, где основывали они поселения, возникали и храмы. Церковь часто обвиняют в том, что она пытается как-то выжить культурные учреждения и музеи. Это далеко не так. Более того, часто в стесненном положении находится и сама церковь. Пример — ситуация с Заиконоспасским монастырем, часть исторических зданий которого по решению мэра столицы Гавриила Попова было передано Российскому государственному гуманитарному институту. И что? Никто эти здания возвращать не собирается — с них получают прибыль путем предоставления образовательных услуг, сдавая их в аренду. Возвращать здания монастырю пока никто не спешит. А ведь это историческое место, куда пришел учиться Михайло Ломоносов. И это был не светский университет, а Славяно-греко-латинская академия при монастыре. То есть этот очаг распространения знаний был создан под патронажем Православной церкви, а совсем не вопреки ей. Множество мест, связанных со славными страницами российской истории, неразрывно связано и с церковью. Это нельзя забыть или вычеркнуть.

Разумеется, в пример можно привести не только Заиконоспасский монастырь, но и другие подобные места. Россия должна осознать себя православной державой, в которой православие должно быть фундаментом, объединяющим многие национальности и многие конфессии. Ведь нет вражды между людьми разной веры, которые испокон веков населяли нашу страну. Именно православие позволило сохранить все это многообразие. Мы ведь не вырезали ни одного народа, как было в некоторых якобы христианских странах, и не позволили себе никакой культурной экспансии на территориях, которые придерживались своей культуры. Мы просто предлагали. Если взять наши северные земли, то туда шли сначала не воины, а священники и миссионеры.

Возьмем даже Кавказ. Он всегда был преимущественно исповедующим ислам. Да, мы с ними повоевали, однако мы воевали не за веру. Ни один из населяющих Россию народов никогда не был уничтожен по религиозным соображениям.

Поэтому, помня об огромных и несомненных заслугах Православной церкви в деле нашего государственного строительства, мы должны восстановить справедливость и передать церкви имущество, которое принадлежит ей исторически и по праву. Еще раз подчеркну, что нет желания кого-то обидеть или ущемить. Законные требования простираются сегодня только на очень малую часть от того, что когда-то принадлежало церкви.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER