Город

Цензор — враг писателя или скрытый союзник?

21 июля 1804 года в России был принят первый цензурный устав. Если принять за истину то, что наша страна является самой читающей в мире, а русская литература стала едва ли не главным нашим вкладом в мировую культуру, то роль цензуры для России чисто логически тоже оказывается важнейшей.

Владимир Набоков подметил, что на Руси цензура появилась раньше, чем литература. Первый литературный памятник «Слово о полку Игореве» датируется концом XII века, а «Изборник» с длинным перечнем запрещенных книг появился в 1073 году. Набоков язвительно называл это «роковым старшинством» цензуры над литературой.

Впрочем, думаю, Россия в этом отношении не является исключением. Борьба с ересью и опасным знанием занимала правителей во все эпохи. По историческим меркам — неизбежный процесс. Просвещенный Юлий Цезарь сжег Александрийскую библиотеку. Строитель Великой Китайской стены император Цинь Ши Хуанди уничтожил все книги по науке и медицине и казнил заодно 500 ученых. Казнь Сократа в просвещенной Древней Греции — первый случай смертного приговора, вынесенного судьями, которых можно считать предвестниками цензоров.

В Московской Руси первым цензурным документом стал «Стоглав», принятый на Стоглавом соборе в 1551 году при молодом и прогрессивном Иване Грозном. Собор был обеспокоен развитием книжного знания и появлением новых книг, которые везли из-за рубежа. В 1564 году в Москве Иван Федоров напечатал первую русскую книгу «Апостол», но вместо благодарности испытал многие гонения и бежал из страны. Начиная с Петра, цензурой лично занимались все русские цари, и, например, Екатерина II была инициатором ссылки в Сибирь Радищева, который в домашней типографии напечатал «Путешествие из Петербурга в Москву». Хотя императрица переписывалась с Вольтером и Дидро, но одновременно запретила Руссо. При Павле в список запрещенных в России книг попали сочинения Гете, Шиллера, Свифта, Канта.

Три наших Нобелевских лауреата — Пастернак, Солженицын и Бродский — попали в жернова политической цензуры Фото: из личного архива Солженицыных

Появление первого цензурного устава при молодом Александре I вызвано прежде всего желанием сделать Россию более просвещенной и открытой. За светскую цензуру отвечали Министерство просвещения, Академия наук и университеты. За духовную цензуру — Синод. Это была обычная европейская практика, заимствованная в данном случае у Дании. Другое дело, как часто бывает в России, правоприменение закона нарушало здравый смысл. В истории сохранилось имя Александра Красовского, главного цензора в эпоху Николая I, который запрещал называть улыбку женщины небесной, ибо она этого недостойна. Также нельзя дорожить взглядом любимой больше Вселенной, ибо еще важнее внимание царей...

Долог и славен перечень имен русских писателей, которые вошли в пантеон мировой литературы, но настрадались от цензуры. Менее известен, но тоже ярок список цензоров. Хотя цензор считался главным врагом русского литератора, служить на этом поприще не считалось зазорным в глазах общества. Цензорами были Майков, Полонский, Гончаров, Аксаков, Тютчев. Может быть, грамотных людей было мало. Но не исключено, что между цензурой и литературой существует незримая и неоцененная связь. По крайней мере, сейчас, когда цензура запрещена законом, столь ярких произведений, как в подцензурное время, и близко не видно. Может быть, цензура в числе прочего заставляла писать более искусно и изощренно, искореняла примитивный намек и пошлость? Нагрянувшая простота — враг литературы хуже цензуры...

Есть соблазн припечатать к позорному столбу цензуру в эпоху СССР. Три наших Нобелевских лауреата — Пастернак, Солженицын и Бродский — попали в жернова политической цензуры. Идеологический подкоп мерещился повсюду, даже в детских стихах Корнея Чуковского, который под видом зверей будто бы выводил советских вождей. Один «Тараканище» чего стоит...

Но справедливости ради надо сказать, что цензура лютовала в странах, которые принято считать цитаделью либерализма. Цензура запрещала Оскара Уайльда, Марка Твена (за «Приключения Гекльберри Финна»), Теодора Драйзера, Эрнеста Хэмингуэя, Олдоса Хаксли, Синклера Льюиса, Бертрана Рассела, Генри Миллера, Джеймса Джойса, Владимира Набокова. Немало случаев, когда цензоры ХХ века не одобряли книг Гомера и Шекспира, Библию и Коран.

И даже в XXI веке во многих штатах США, где собралось больше всего Нобелевских лауреатов, из школьного курса убирают теорию эволюции Дарвина...

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER