Город

Статья УК РФ «Попытка спасения»

В Москве задержали Елену Боголюбову — мать неизлечимо больного ребенка, купившую через Интернет незарегистрированное в России лекарство от судорог. На просьбу отпустить ее к сыну, который нуждается в постоянном присмотре, полицейские ответили, что в приобретенной коробке находится большая доза психотропного препарата, что может стать основанием для уголовного дела.

А ведь это не первый случай… Год назад по аналогичному делу едва не засудили мать ребенка-инвалида Екатерину Коннову, попытавшуюся продать переставший действовать препарат от эпилепсии. Тогда свое слово высказал даже Кремль, а поднявшийся общественный резонанс едва спас женщину от статьи о незаконном хранении и сбыте наркотических веществ.

Год назад по аналогичному делу едва не засудили мать ребенка-инвалида Екатерину Коннову, попытавшуюся продать переставший действовать препарат от эпилепсии Фото: pixabay.com

Таковы реалии современности. Можно вспомнить любой из годами проверенных афоризмов: «Закон суров, но это закон», «Закон — что дышло: куда повернешь, туда и вышло», «Незнание закона не освобождает от ответственности». Закон, закон, закон… Пара строчек на бумаге, из-за которых мать больного человека вынуждена бессильно стоять рядом и смотреть на очередные судороги своего любимого и родного. Потому что помощь в данном случае незаконна. Потому что за свое отчаяние она получит уголовный срок. 

Хорошо, когда по УК сажают воров, насильников и убийц. Хорошо, когда лишают состояний награбивших миллиардеров, махинаторов и мошенников. Плохо, когда за одной решеткой с ними может оказаться женщина, попытавшаяся без малейшего вреда для общества и окружения спасти своего ребенка. Что это за закон такой, который запрещает помочь, запрещает ослабить мучения, запрещает, наконец, вылечить?

Вам не кажется, что это большой повод задуматься? Почему в стране не оказалось лекарства, которое может помочь справиться с далеко не самым редким заболеванием? Почему стоимостью единственного аналога оказалось полицейское вмешательство? Мы ведь в XXI веке, в конце концов. Или государственные границы и роботизация всего и вся окончательно убили в нас человечность?

Может быть, все-таки стоит выделять «особые случаи»? Одно дело — карать тех, кто пошел против правил, чтобы убить. И совсем другое — чтобы спасти. Есть моменты, когда формальный подход к делу попросту неуместен и бесчеловечен. Признать эту женщину виновной, может быть, и законно по своей сути, но отвратительно и аморально с точки зрения нравственности. Представляю в дальнейшем диалог: «За что срок мотала?» — «За убийство. А ты?» — «За лекарства для больного сына…»

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER