Воскресенье 25 августа , 01:08
Ясно + 17 °
Город

103-летняя москвичка поделилась с «ВМ» секретами своего долголетия

Выглядит Мария Блюмфельд моложе своих лет: сверкающие глаза, четкая речь, приятный низкий голос и осанка
Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»
Выглядит Мария Блюмфельд моложе своих лет: сверкающие глаза, четкая речь, приятный низкий голос и осанка
Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

Москвичка Мария Блюмфельд в июле отпраздновала свое 103-летие. Корреспондент «Вечерней Москвы» побывала в гостях у пенсионерки, труженицы тыла и поговорила с ней о долголетии, вредных привычках и отношении к современной культуре.

В свои 103 года Мария Семеновна сама открывает дверь и встречает меня в праздничной белой блузке, строгих брюках и пиджаке, увешанном медалями. Выглядит она моложе своих лет: сверкающие глаза, четкая речь, приятный низкий голос, осанка. И не скажешь, что эта женщина родилась еще в царской России, застала времена правления Николая II, пережила революцию и Великую Отечественную войну, наблюдала, как менялась Москва с начала прошлого века.

— Конечно, в революции я не участвовала — была еще маленькой, — смеется Мария Семеновна. — Зато стала одной из первых пионерок. У нас в отряде были барабан, горн. Когда мы дружно шли на встречу с кем-нибудь, нам из подворотен кричали: «Пионеры юные, головы чугунные, ноги оловянные, сами окаянные». Но мы не обращали внимания на все эти выкрики.

Мария Семеновна родилась в бедной семье: мать — домохозяйка, отец — работник на железной дороге, четверо детей. Жили в нынешнем Останкинском районе: тогда это было село, принадлежавшее графу Шереметьеву. В те годы там были густые леса, а сейчас — прямо на месте дома, где жила семья Блюмфельд, стоит телецентр «Останкино». Школа располагалась по соседству.

— Родители ждали, когда я закончу учебу и пойду зарабатывать на жизнь. Но их планы осуществились не сразу. В 1932 году образованным человеком считался тот, кто закончил семь классов. Я оканчиваю седьмой класс, и вдруг объявляют, что для того, чтобы получить среднее образование, нужно отучиться еще год. Оканчиваю восьмой — вводят девятилетку. После девятого — еще год. Так я и получила среднее образование, — вспоминает пенсионерка.

Война застала Марину Семеновну в лагере, где она была старшей пионервожатой.

Если с фронта можно было послать письмо домой, то мы не имели даже права написать записочку родственникам, вспоминает Мария Блюмфельд  Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

— В августе мы ребят раздали родителям, а куда самим деться — не знали, — вспоминает она. — Пошла работать на 58-й оборонный завод у Крестовского моста, делала противотанковые гранаты с начинкой — РПГ-40. Мы не выходили с завода ни днем, ни ночью. Во время бомбежек мы на крыше обезвреживали зажигательные бомбы.

Когда немцы подошли к Москве, девушку направили в диверсионную группу.

— Нашу группу под названием «Народные мстители» бросили в самый тыл противника — для подрывной работы. У каждого — свое задание. Настолько все было законспирировано, что мы и не знали друг друга. Я, например, знала только своего руководителя и все. Нам дали другие фамилии и имена (я была Таней Князевой), отобрали документы, переселили в другие районы, в конспиративные квартиры, чтобы никто не мог нас обнаружить. Если с фронта можно было послать письмо домой, то мы не имели даже права написать записочку родственникам, — рассказывает долгожительница.

Когда немцев отогнали от Москвы, Марию Семеновну вернули в столицу и через систему трудовых резервов определили в училище преподавателем истории. Там же, когда ей было 25 лет, она познакомилась с будущим мужем Александром — он приехал из Омска и работал мастером производственного обучения, а также вел акробатическую группу. После училища и до самой пенсии Блюмфельд проработала экскурсоводом на ВДНХ в павильоне «Юные натуралисты».

— С мужем мы прожили душа в душу. Но я его пережила, как и всех своих друзей, бывших коллег и даже ребят, которых учила. Я верю, что это они отдали мне частичку себя, поэтому я и живу так долго, — улыбается пенсионерка.

После училища и до самой пенсии Блюмфельд проработала экскурсоводом на ВДНХ в павильоне «Юные натуралисты» Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

Москвичка отмечает, что другого объяснения ее долголетия у нее нет. Пенсионерка не занимается спортом, не соблюдает диет и ни в чем себе не отказывает.

— Врачи пытались запретить мне есть селедку, но я их не слушаю. Если организм требует — значит так нужно. Считаю, чтобы жизнь длилась, надо жить, согласуясь со своей внутренней установкой. Человек — это самая точная электроника!

Замечаю, что в зале на стене висит портрет, на котором пенсионерка изображена в профиль с дымящейся сигаретой. Неужели долгожительница еще и курит?

— Конечно! А говорят ведь, что курить вредно. Но посмотрите на меня. Люблю пригласить соседку и за сигареткой задушевно о чем-нибудь поболтать, — делится Марина Семеновна.

(Минздрав предупреждает, что курение вредит здоровью)

На улицу долгожительница в последнее время выходит только в сопровождении дочери Ольги или соседок-подружек.

— Гуляем по скверу, иногда можем зайти в магазин. Сейчас стало тяжело ходить в театр, а раньше была заядлой театралкой. Последние копейки готова была отдать за билет на галерку — это были самые престижные места: там разрешалось стоять и можно было видеть все, что происходит на сцене, — вспоминает пенсионерка.

Сейчас стало тяжело ходить в театр, а раньше была заядлой театралкой, вспоминает Мария Блюмфельд  Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

К современной культуре Мария Семеновна относится критично.

— Мне не нравится, как выглядят сегодняшние исполнители. Выходят к зрителям чуть ли не голыми, а петь не умеют. Другое дело — раньше: артист выходил на сцену опрятным и поражал зрителей своим голосом. Смотреть и слушать приятно!

Пенсионерка старается быть в курсе последних событий и активно следит за новостями.

— Я листаю журналы, смотрю политические программы по телевизору. Удивляюсь, как приглашенные гости постоянно перебивают друг друга. Иногда с трудом даже удается осмыслить увиденное, проанализировать, — сокрушается Мария Семеновна.

На нынешнюю жизнь Блюмфельд не жалуется. Она регулярно отдыхает в санатории, получает льготные лекарства, к ней ежедневно приходит социальный работник. Долгожительница не чувствует себя одинокой. Из родственников у нее дочь, сын, внук, правнук и правнучка. Очень много близких людей.

— Представляете, после дня рождения ко мне каждый день приходят гости. Мне уже отдохнуть хочется, а они все идут и идут. А на сам праздник я приняла ровно 43 телефонных звонка с поздравлениями, — смеется пенсионерка.

Свой день рождения Мария Семеновна отмечала у себя дома. А вот на столетний юбилей она организовала в ресторане праздник в пионерском стиле — с галстуками, горном и знаменами. Юбилярша, невзирая на возраст, весь вечер кружилась в танце.

Читайте также: Самая пожилая жительница США раскрыла секрет долголетия

Выглядит Мария Блюмфельд моложе своих лет: сверкающие глаза, четкая речь, приятный низкий голос и осанка
Фото: Ирина Хлебникова, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER