Город

«Богоматерь» XVIII века оживет: московские реставраторы поделились секретами ремесла

Работа очень тонкая и сложная. Деревянная скульптура была много раз перекрашена, и не сказать что бережно, рассказала реставратор Мария Капустина
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»
Работа очень тонкая и сложная. Деревянная скульптура была много раз перекрашена, и не сказать что бережно, рассказала реставратор Мария Капустина
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Корреспондент проник в мастерские «к Грабарям» — так между собой реставраторы называют Центр им. Грабаря. Работа у них интересная и очень неторопливая. В гости к реставратору второй категории Марии Капустиной я вошел с трепетом — вокруг нее сплошные святые лики. На одной стороне стены — лики мрачноватые, на другой — ясные. Оказывается, так на старинные изображения воздействует реставрация. За движениями Марии можно наблюдать часами. Ее руки плавно и очень-очень аккуратно снимают невидимый глазу слой краски — чтобы скульптура засияла. Казалось бы, всего-то работы — снять краску, заделать трещины, чуть подновить и... на все эти операции при должном внимании уйдет год, а то и два.

Один из сложных проектов, над которыми сейчас работают в мастерской реставрации темперной живописи, — деревянная полихромная скульптура «Богоматерь» из композиции «Распятие». Она датирована XVIII веком. Произведение поступило на реставрацию в аварийном состоянии от Переславля-Залесского музея-заповедника. Краска местами отслоилась, с обратной стороны — громадная трещина.

Яркий пример работы художников Переяславского края через год, а может быть и даже полтора предстанет в своем первозданном виде Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Работать Мария предпочитает в тишине. Сложное в ее ремесле и то, что результат сразу не виден. Но работа над «Богоматерью» — благодатная. Как говорит реставратор, важно, что после того, как ее первый раз покрасил мастер, последующие слои наносили, не снимая предыдущих. Намного хуже, когда резные деревянные фигуры, подобно этой, «улучшались» — наждачной бумагой снимали все краску, стирая заодно и мелкие детали, и красили. «Богоматерь», видимо, красили в советское время обычной краской. Под ловкими движениями Марии она отходит, как старая кожа. Но дерево нужно очень тонко чувствовать, чтоб вот так легко снимать слой за слоем. 

— Работа очень тонкая и сложная. Деревянная скульптура была много раз перекрашена, и не сказать что бережно, — делится своими проблемами реставратор. — Я буду укреплять авторский грунт сначала — а он положен под позолоту и частично утрачен, его восполнение — очень трудоемкий процесс: нужно повторить сложную резную поверхность, — добавляет она. 

Яркий пример работы художников Переяславского края через год, а может быть, даже и полтора, предстанет в своем первозданном виде. Как сказала Мария, подобных вещей сохранилось крайне мало. Те деревянные скульптуры, что видит большинство туристов сейчас — довольно мрачные изображения с потускневшими красками и очень сильно «записанные» — то есть со многими слоями краски, щедро наносившимися в процессе «бытования» (музейщики очень любят это слово). Но если очистить все слои поздней краски, специальными составами вернуть былой цвет — фигуры смотрятся совсем по-другому.

Читайте также: Столичные реставраторы восстановят шедевр конструктивизма к концу года

Работа очень тонкая и сложная. Деревянная скульптура была много раз перекрашена, и не сказать что бережно, рассказала реставратор Мария Капустина
Фото: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER