Молодость — это по-нашему

Молодость — это по-нашему

Новости

[i]По расчетам врачей, академик [b]Александр САВЕЛОВ-ДЕРЯБИН [/b]должен был умереть еще в начале 70-х.А он, вопреки их предсказаниям, не только сам излечился от серьезных недугов, но и поправил здоровье множеству людей по своей системе оздоровления и омоложения, которую назвал просто и очень завлекательно: «Продлите молодость свою».[/i][b]-Александр Михайлович, кроме успехов на медицинском поприще, вы еще известны народу и как бывший муж известной актрисы Елены Прокловой.[/b]— С Леной мы разошлись уже давно, она не выдержала того, что я постоянно был занят работой. Но мы остались очень хорошими друзьями. Наша с ней дочь, тоже Лена, два года назад родила сына и сейчас работает вместе со мной.[b]— Вторая жена терпит вашу постоянную занятость? [/b]— Таня моя совсем молода, нашему с ней сыну два с половиной годика, но, несмотря на это, она мой сподвижник в деле совершенствования методов оздоровления.[b]— А почему вы вообще занялись этим? [/b]— Как говорится, жареный петух клюнул. Трудовую жизнь начал на ростовских шахтах. В то время там работа была очень опасная. Это сейчас каждый завал шахтеров — ЧП, а тогда много народу «давило», поэтому «для снятия стресса» мы с напарником брали с собой в забой по три литра водки. Этого нам хватало на смену. «Доза» стресс снимала, но здоровье от последствий работы в шахте не уберегла.Правда, выяснилось это позже, когда я уже жил в Москве.[b]— Как из ростовских шахт судьба занесла вас в столицу? [/b]— К нам в город Шахты однажды приехал Ян Френкель. Ему понравилось, как я пою, и, «приобщившись» к нашим трем литрам, он предложил мне свою протекцию: пригласил в Москву и дал свой телефон. Я, естественно, поехал, стал звонить, а по этому номеру никакого Френкеля не оказалось.Но в забой возвращаться уже не хотелось, и я уехал в Воронеж, поступил в Театр имени Погодина. Работал в Свердловском театре оперы и балета, снимался в кино... А потом решил еще раз попытать счастья в столице и поступил в Гнесинку. А дальше был Большой театр. Казалось, жизнь удалась даже лучше, чем мог мечтать...[b]— Но тут начались проблемы со здоровьем? [/b]— Да еще какие! Я семь раз ходил в поликлинику ВТО, жаловался, что спою одну вещь и становлюсь, как мышь, мокрый. Но врачи меня только симулянтом называли. Еле уломал их сделать флюорографию. А тем временем в Большом включили в список кандидатов на увольнение — кому нужен певец, который не может по-человечески дышать. И в тот момент, когда должна была решиться моя профессиональная судьба, прибыла «скорая» и прямо из театра увезла меня в больницу: флюорография показала силикоз, антрокоз (наследство ростовских шахт) и открытую форму туберкулеза...[b]— Лечение было очень тяжелым? [/b]— Ужасным. В больнице буквально нашпиговывали таблетками и тем самым довели мой вес до 126 килограммов. Соседи по палате умирали один за другим.Когда вынесли третьего, я решил не ждать своей очереди и отважился на побег. «Конфисковав» одежду у только что умершего негра, связал несколько простыней и через окно спустился по ним с четвертого этажа.В Москве оставаться было нельзя — выловят в два счета и вернут обратно. Тогда решил ехать в Карелию, где в это время жила моя мама. Она начала лечить меня сама: заставляла в день выпивать по три литра отвара коры молодой осины. Такой страшенной горечи я никогда больше не пробовал.Во время болезни начал интересоваться успехами травников, много читал — Авиценну, Шэлтона, Брэга, Ромэна Ролана, изучал философию йогов, древних инков. И пришел к выводу: неправильно мы живем, сами себя гробим, но выход искать нужно, потому что не быть его не может.[b]— Тогда вы и засели за теорию оздоровления? [/b]— Через год и два месяца на свой страх и риск решил вернуться в Москву. И приехал как раз в тот момент, когда готовились документы на мой арест, ведь уклонение от лечения открытой формы туберкулеза — дело подсудное.На флюорографию шел с замиранием сердца. «Не бойся, — сказала медсестра, — ничего тебе не будет, форма-то закрытая». В такое чудо просто не верилось! Так арест мне заменили на квартиру в центре Москвы, на Пречистенке. Не иначе в расчете на то, что долго не протяну.И в самом деле, через два с половиной года на мою квартиру выписали ордер другому человеку.[b]— То есть как? [/b]— Сейчас удивитесь еще больше: через некоторое время районные власти эту процедуру повторили: снова пришел человек с ордером. «Извини, друг, — говорю ему, — но я еще жив».[i]Теперь Александр Михайлович это вспоминает не без юмора. И не без гордости за самого себя. Потому что, поставленный на ноги материнскими отварами, он на достигнутом не остановился и превратил себя из глубокого инвалида в абсолютно здорового человека.[/i]— Я начал посещать занятия Клуба ученых МГУ. Их вел Виталий Васильевич Караваев (тот самый Караваев, который создал знаменитые капли. — Прим. автора). Я стал сначала его учеником, а потом и последователем — искал свои травы и лекарственные сборы. По ночам меня снаружи запирали в университетской лаборатории, и я работал там без сна и отдыха.[b]— С карьерой певца было покончено? [/b]— Нет, я пел, ездил на гастроли, но и там не прекращал работы по составлению травяных сборов.[b]— Как же можно сценическое творчество сочетать с такого рода исследованиями? [/b]— Я старался как можно чаще выступать в колхозах. А после концертов массажировал вымя коровам с применением своих препаратов. Ведь масса коров поражена маститом. Какое они при этом дают молоко? Естественно, больное. При таком питании о здоровье нации и мечтать нечего. Поэтому я начал с коров, и результаты получал очень хорошие.[b]— Ветеринары, наверное, вас встречали с распростертыми объятиями? [/b]— Увы. Мне подменяли акты, коров, устраивали гонения на председателей колхозов, где я проводил свои исследования, а в колхозе «Дружба» Смоленской области вообще сожгли коровник. Так что первые пятнадцать лет были сплошные муки.Зато ценили доярки — сначала за то, что выздоравливали коровы, потом, помогая мне делать массаж, заметили, что у них самих переставали болеть руки, и тогда некоторые попробовали мои составы на своих нездоровых спинах и тоже остались очень довольны.Так я создал базовый препарат, включающий в себя около 200 активных ингредиентов и по своему составу очень близкий к плазме крови. Он является мощным иммунокорректором, нормализует обменные процессы, состояние мышечной и костной тканей, очищает желудочно-кишечный тракт, лимфосистему.Сейчас он уже запатентован во многих странах.[b]— С оздоровлением понятно. А как насчет теории продления молодости? Ее гвоздем тоже является этот препарат? [/b]— Он помогает дать толчок организму к оздоровлению, но является лишь одной из семи составляющих этой теории. На самом же деле препарат можно и не применять, если четко придерживаться остальных шести, собственно и являющихся основой. Дело в том, что в преждевременном старении виноваты мы сами: неправильно спим, дышим, питаемся, распределяем физические нагрузки, принимаем водные процедуры, игнорируем значение духовной культуры.[b]— А вы можете определить, насколько нездоровый образ жизни ведет человек? [/b]— У нас, к сожалению, кислотно-щелочной показатель крови определяют только в реанимации, а ведь это основа всего. Но определить его можно и без анализа — по цвету конъюнктивы (внутренней стороны века. — Прим. автора). Она должна быть ярко-розовой. Бледно-розовый цвет говорит о повышенной кислотности, темно-розовый — о повышенной щелочности. Причем каждый глаз является отражением здоровья соответствующей стороны тела: если есть патология правой стороны — меняется цвет конъюнктивы правого глаза, патология слева соответственно изменяет левый глаз.А по цвету склеры (глазного белка. — Прим. автора) можно определить энергетическое состояние клеток. В норме она должна быть цвета молока. Если появился желтый оттенок — не в порядке печень и желчный пузырь, красный — низкий энергетический баланс клеточных структур; синий или фиолетовый — затухание биоэнергетических процессов головного мозга и так далее.[b]— Кислотно-щелочной показатель крови как-нибудь зависит от питания? [/b]— К сожалению, питание, принятое в цивилизованных странах, способствует его сдвигу в сторону увеличения кислотности. Мясо, курица, рыба, сладости, мучные изделия чай, кофе, табак — все это окислители. Для их нейтрализации требуется в четыре раза больше ощелачивающей пищи: сырых овощей и фруктов (особенно хороши помидоры и дыни), меда, травяных настоев, миндаля, сои, морских водорослей, пророщенной пшеницы.Большая часть бобовых и круп (кроме гречки и пшена) и орехов при обычном приготовлении повышает кислотность крови, а при предварительном замачивании или проращивании (бобовых) оказывает ощелачивающее действие. Очень полезно натощак утром есть сырые фрукты. Это способствует очищению пищеварительного тракта и нормализации веса.Ежедневно съедая на обед большой салат из свежих овощей, вы увеличите потребление щелочной пищи на 45%. Сырая свекла, морковь, капуста, укроп, сельдерей, лук и чеснок должны обязательно присутствовать в вашем рационе. И не запихивайте на дальнюю полку соковыжималки — свежеприготовленные соки помогут вам сохранить здоровье и молодость (особенно морковный и арбузный). А если два дня в неделю вы ограничитесь только сырыми фруктами и овощами, а один день — соками, отражение в зеркале будет вас радовать день ото дня все больше.[b]— Это что касается питания. Но в вашей теории фигурируют еще и правильное дыхание, сон, водные процедуры, солнечные ванны...[/b]— А еще правильные физические нагрузки и многое другое. По существу, о питании-то я только обозначил азы, на самом деле важен грамотный подбор продуктов, их приготовление...Но, боюсь, одной беседой здесь не ограничишься. Сейчас готовится к выходу моя очередная книга, где будет изложено все подробно.[b]— Книга пока выйдет, пока ее найдешь, а здоровыми хочется становиться побыстрее.[/b]— Я готов поделиться с читателями «Вечерки» своими знаниями, если на ваших страницах на это найдется место.[b]Мы подумали и решили, что для благого дела места не найтись не может. Так что будем мы с вами и с Александром Михайловичем Савеловым-Дерябиным поправлять свое здоровье и продлевать молодость в наших четверговых номерах. Если, конечно, вы не хотите стариться по-прежнему.[/b][b]Досье «ВМ» [/b][i]Вице-президент Международного фонда экологии человека при ООН Александр Михайлович САВЕЛОВ-ДЕРЯБИН принадлежит к старинному дворянскому роду Дерябиных. Один из его предков — Патриарх всея Руси Иоаким — венчал на царство Петра I. Отец — князь, морской офицер, образованнейший человек — имел рост 2 м 10 см, мерился силой с самим Поддубным, во время революции 1917 года служил на «Авроре», а в советское время был объявлен «врагом народа». После долгих скитаний осел в городе Шахты Ростовской области, где и родился его сын Александр.За разработку препаратов «Виватон» А. М. Савелов-Дерябин удостоен звания лауреата премии Альберта Швейцера, присуждаемой ЮНЕСКО за особые заслуги в деле оздоровления человечества.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen