Суббота 24 августа , 13:08
Слегка Облачно + 22 °
Город

Люди, которые не сдаются: как работают поисковые отряды «Лиза Алерт»

В огромном отряде «Лиза Алерт» все делается добровольно, не за деньги. И даже люди, проводящие в поисках недели, в награду получают только благодарность от найденных и их родных
Фото: ПСО «Лиза Алерт»
В огромном отряде «Лиза Алерт» все делается добровольно, не за деньги. И даже люди, проводящие в поисках недели, в награду получают только благодарность от найденных и их родных
Фото: ПСО «Лиза Алерт»

73-летняя Ирина Николаевна (имя изменено) пропала 26 июля. Женщина отправилась в лес за грибами в подмосковном Щелкове и не вернулась. Она хорошо знает местность, ходила не раз, но, к сожалению, это ее не уберегло. На помощь семье пропавшей пришел Добровольческий поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». «Вечерняя Москва» решила принять участие в операции вместе со специалистами. 

В огромном отряде «Лиза Алерт» все делается добровольно, не за деньги. И даже люди, проводящие в поисках недели, в награду получают только благодарность от найденных и их родных. И то не всегда. У добровольцев все свое: оборудование, снаряжение, спецодежда. Добираются до самых труднодоступных мест они самостоятельно. Допустим, кто-то из отряда, выезжающий на автомобиле, пишет на форуме, откуда он поедет и сколько человек может взять с собой. Собирается экипаж. Вот и с «Щелковской» меня забрали Егор и Даша. Молодой человек в отряде уже семь лет, для девушки этот поиск — только второй.

— Я сидел дома, без работы, скучал, — рассказывает Егор. — Давно хотел служить в МЧС, но как-то не сложилось. Зато там работала моя девушка, которая как раз и предложила поехать на поиски с отрядом «Лиза Алерт». И вот я раз съездил, два. Потом отправился на неделю, и как-то затянуло...

— Ты работаешь?

— Конечно. Занимаюсь охранными системами и видеонаблюдением. Из-за поиска взял на завтрашний день выходной. Конечно, так я делаю не всегда, но этот идет уже очень давно и хочется добиться хоть какого-то результата.

Даша считается новичком в спасательном деле.

— Я работаю в турфирме, завтра утром пойду в офис. Выпью энергетиков и вперед! Как я сюда попала? Даже не знаю… Я много занимаюсь волонтерством, езжу в приюты для собак. Вот захотелось попробовать что-то еще.

За разговором мы добрались до СНТ «Мечта» в Щелковском районе. Штаб отряда «Лиза Алерт» расположился прямо в доме пропавшей. Небольшая кухня заставлена сложным поисковым оборудованием, на столе лежат карты, сухпайки, много бутылок с водой.

Фото: ПСО «Лиза Алерт»

На часах — около десяти вечера, но, несмотря на этот поздний час, жизнь бурлит: старшие в группе «Лис» — так называют поисковые отряды — по рации докладывают о прошлых и предстоящих действиях, картографы вместе с координатором отряда Григорием Сергеевым обсуждают новые маршруты.

— Ты с нами пойдешь или тебе только о работе отряда рассказать? — спрашивает Григорий.

— Пойду, конечно. О работе я могла бы и по телефону узнать.

Координатор скептически окидывает меня взглядом. Как оказалось, несмотря на то, что я вроде бы подготовилась на все сто — купила фонарь, три бутылки воды, надела плотные джинсы и теплую куртку, тщательно собрала волосы в пучок, побрызгалась от клещей и надела маленькие резиновые сапожки (других не было) — выпускать меня в таком виде нельзя. Главная проблема — сапоги. Обувь в лесу должна либо очень плотно прилегать к ноге и быть абсолютно непромокаемой, либо это должны быть высоченные сапоги, в которых я не наберу воды. Если это, не дай бог, произойдет, человек становится обузой для группы. К счастью, одна из добровольцев поделилась со мной поисковыми ботинками.

Пока собиралась моя «Лиса», было время пообщаться с добровольцами. Главный вопрос, который интересовал, почему до сих пор не прекратили поиск? На момент моего приезда со дня пропажи 73-летней женщины прошло уже около десяти суток. Есть ли смысл бросать на поиск все новых людей? На что надеются?

— Это очень нестандартная операция, — объясняет Григорий. — Когда мы отправляем «Лис», все они идут под номерами — «Лиса-1», «Лиса-2» и так далее. Сейчас их больше двухсот. Обычно при таких сроках мы переключаемся на другую задачу. Но здесь постоянно присутствует ощущение, что еще чуть-чуть — и мы ее найдем, успеем. Тем более очень не хочется оставлять родственников в состоянии неизвестности. Нужно, чтобы в их сознании вся эта история обрела некий финал. Говорить о том, есть ли шанс и надежда на позитивный конец, пройдена ли тут граница выживания, нет смысла. Позавчера мы закончили поиск мужчины в Шатуре. Ушел в лес в одной футболке и провел там неделю. Живой. Иногда люди оказываются просто невероятно крепкими.

Тем временем в штабе решали, на какое задание и с кем меня отправить. Так как в этом деле я новичок, задачу дали несложную — всего на четыре–пять часов. Главным в моей «Лисе» был молодой парень Леша, уже несколько лет занимающийся поисками в отряде, третьей стала Лена. Этот поиск для нее первый, а выход в лес — четвертый, один раз на задании она провела около 16 часов. Леша — около суток. Нам выдали мощные фонари с запасными аккумуляторами, ребятам — навигаторы и компас, по которым чуть позже меня учили брать азимут.

Фото: ПСО «Лиза Алерт»

Мы выдвинулись из дома Ирины Николаевны. Сначала нужно было выйти из СНТ, добраться до леса, затем преодолеть 2,5 километра, чтобы найти наш квадрат. Когда я ехала на репортаж, понимала, что поиск в лесу — не легкая прогулка по парку, но, как оказалось, я все равно до конца не представляла, какой будет эта ночь. Вначале нужно было преодолеть небольшое болото, к которому мы пробирались через густые заросли крапивы. Ручьи мы где-то перепрыгивали, где-то переходили по упавшим бревнам. Кстати, как позже предупредил меня Алексей, на упавшие деревья лучше не наступать — ствол может треснуть, сломаться и пробить артерию в ноге.

— Зашли мы уже далеко, а при таком раскладе дотащить тебя до цивилизации живой не успеем, — то ли серьезно, то ли в шутку сказал он.

После болота добираться до нашей точки было чуть легче: мы шли по относительно ровной земле, то и дело утопая в грязи по щиколотку. Передвигались быстро, молча, усиленно вслушиваясь в тишину и освещая лес фонариками. Наконец, примерно через час, мы были на месте.

— Так, — объясняет Леша, — Наташа, становись слева от меня. Лена, слева от Наташи. Идем в ряд, медленно, не расходимся, не обгоняем друг друга, заглядываем под каждое дерево и каждый куст. Все понятно?

Киваем.

— Проверяем, чтоб шнурки были завязаны, рюкзаки застегнуты, все было удобно и ничего не болталось, — Леша сверяется с навигатором, выстраивает маршрут. — Если что-то случилось, нужно остановиться, не можете обойти препятствие, сразу говорите. Все готовы?

— Да!

— Пошли.

Такой тип поиска называется «прочесом». Группа из двух–четырех волонтеров идет ровно в ряд на расстоянии около пяти метров друг от друга — только так можно быть уверенным в том, что не будет пропущено ничего важного. Препятствия, бурелом обходить нельзя, ведь пропавший вполне мог упасть и застрять под деревом. Как только мы разбредались, нарушая ряд и увеличивая расстояние друг между другом, Алексей останавливал группу и ждал, пока мы займем свои места.

Фото: ПСО «Лиза Алерт»

Периодически останавливались на пятиминутный привал, чтобы выпить воды. Наша «Лиса» вышла в полночь и, по моим расчетам, была в лесу уже часа полтора. Когда посмотрела на время, оказалось, что прошло три с половиной.

— Здесь время течет по-другому, намного быстрее, — объясняет Лена. — А у пропавших наоборот.

Еще один метод поиска во время «прочеса» — «работа на отклик». Это самый простой способ, знакомый каждому, когда встаешь и очень громко зовешь человека по имени. В отряде «Лиза Алерт» он устроен немного по-другому. Мы остановились, передохнули и повернулись в разные стороны, по указанию Алексея. Он объяснил, что, когда начнем кричать, свет нужно будет выключить — так как в темноте у человека обостряется слух и больше шансов услышать даже самый слабый отклик. Подождали, пока другая группа, работающая в соседнем квадрате, закончит кричать.

— А теперь выключили фонарики! — скомандовал Алексей.

Я заметила: когда спрашиваешь добровольцев «Лиза Алерт» о том, что их заставляет ездить на поиски, лишая себя сна, отдыха, жертвуя работой, семьей, здоровьем, никто не может внятно ответить. Одни неуверенно пытаются сказать что-то о долге и призвании, другие просто уходят от ответа. Я все поняла, как только погас свет. Никогда и нигде не видела такой тьмы, как в лесу. Если выключишь свет в комнате — это не то, если запрешься в кладовке без окон — тоже не то. Абсолютный мрак, в котором даже не видно неба, скрытого за кронами деревьев. Никогда в жизни мне не было так страшно, и никогда я не чувствовала себя такой незащищенной. Поняла, почему поисковики «Лиза Алерт» занимаются этим неблагодарным делом — если есть хоть малейшая возможность сократить время, которое человек находится в этом мрачном безумии, ее надо использовать.

По очереди, с разницей в 30–40 секунд, мы начали звать по имени нашу Ирину Николаевну. Крик отскакивал от стволов деревьев и оседал где-то, проглоченный темнотой. Ответа не было.

— Поняла теперь, каково нашим пропавшим? — спросила Лена. — А мы ведь так всего пару минут простояли, да еще и втроем.

Я кивнула.

Фото: ПСО «Лиза Алерт»

Мы закрывали свой квадрат до пяти утра, пока не начало светать. Пора было возвращаться. Обратно шли почти так же бодро и быстро, без особой усталости. Преодолели болото, прошли через крапиву. По пути о чем-то болтали, периодически вглядываясь в чащу — на всякий случай. Усталость навалилась ровно в шесть утра, с первым шагом из леса. До дома Ирины Николаевны оставалось всего метров двести, но то, как я до него дошла, вспоминать не хочется до сих пор. Представляла, как уже сажусь в машину Егора, который тоже вернулся с задания, и он везет меня до метро, от которого до дома — рукой подать. Но не тут-то было.

— Я вас с Дашей довезу до станции в Мытищах, а потом обратно поеду.

— Как? Ты же только что из леса вышел.

— Ну и что? Дел еще много. У нас ребята больше суток только на одном выходе были, потом пару часов отдыхали и снова на задание шли.

К сожалению, самопожертвование Егора и других добровольцев отряда «Лиза Алерт» не дало результатов ни в этот раз, ни в следующие дни. На момент публикации материала Ирину Николаевну так и не нашли. Пока возвращалась в Москву на электричке, сделала еще один вывод. Раньше, читая о поисковиках, я, как, наверное, и многие, романтизировала работу отряда и его добровольцев. В моем воображении были прекрасные юноши и девушки, почти летающие над лесами и полями, великолепные герои и героини, со смехом и улыбками способные на своих сильных руках выносить пропавших к родным. На самом деле все не так.

«Лиза Алерт» — не группа по интересам, не хобби и не способ провести выходные. Здесь нет прогулок по красивым лесам и песен у костра под гитару, а пропавшие далеко не всегда возвращаются домой. Девушки — не лесные нимфы, а парни не похожи на мифологических героев. От них пахнет потом и жидкостью от насекомых, у них мокрые ноги и грязные куртки, иногда они выглядят смешно в своих оранжевых жилетах. Они не всегда улыбаются и смеются, могут сутки провести в лесу, а потом отправиться на работу. Они делают свое дело молча, не хвастаясь, не требуя похвалы, и даже смущаются, если их просят ответить на вопрос, ради чего все это. Хотите увидеть невыдуманных героев — поезжайте на поиски с «Лиза Алерт». Они там — уставшие, с синяками под глазами. Люди, которые не сдаются.

Читайте также: Столичные полицейские заблудились в лесу во время рабочей операции

В огромном отряде «Лиза Алерт» все делается добровольно, не за деньги. И даже люди, проводящие в поисках недели, в награду получают только благодарность от найденных и их родных
Фото: ПСО «Лиза Алерт»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER