- Город

Выставка фотографий «Чечня. Война. Будни» открылась в Москве

Сергей Собянин: Более 14 километров новых линий метро ввели в Москве с начала года

Правительство Москвы упростило условия получения субсидий для бизнеса

Бесплатные спортивные занятия от НКО возобновились в Москве

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

В Генштабе назвали условие применения ядерного оружия

«По многочисленным просьбам»: Леонид Агутин отказался выступать в Белоруссии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Жириновский рассказал о своих самых больших ошибках в жизни

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Киберэксперт рассказал, как защититься от мошенников в Сети

Выставка фотографий «Чечня. Война. Будни» открылась в Москве

Снимок фотокорреспондента Максима Мармура, представленный на выставке, который он сделал во время чеченской войны

ФОТО: Предоставлено Максимом Мармуром

16 января в Центре фотографии имени братьев Люмьер на Болотной набережной открылась выставка работ одного из лучших российских фотокорреспондентов Максима Мармура «Чечня. Война. Будни».

В «Комсомольскую правду» никому тогда не известного фотографа взяли за одну серию снимков. На свой страх и риск, совсем еще мальчишкой, Максим летом 1992-го поехал в воюющее Приднестровье. Привезенные стрингером снимки не нуждались в сопровождении текстами. Война была показана такой, какая она есть, без героического пафоса и скулящего надрыва. Живые, мертвые, раненые, едущие в теплушках из Тирасполя в Одессу — как в 1941-м! — перепуганные женщины и дети. Комментарии были не нужны, избыточны.

Максим Мармур, 2000 год. Чеченская война / Предоставлено Максимом Мармуром

Максим Мармур, 2000 год. Чеченская война

ФОТО: Предоставлено Максимом Мармуром

С фотоаппаратом в руках Максим прошел потом не одну войну. Военный фоторепортер крупнейших мировых агентств Associated Press и France Press работал под пулями, снимал в Карабахе и Абхазии, Таджикистане, Ираке и в зонах еще полутора десятков вооруженных конфликтов. Фотографии Мармура печатались на первых страницах центральных российских газет, на обложках Time, Guardian, The Times, Washington Post, Figaro, Stern. Самыми страшными в своей профессиональной и человеческой биографии фронтовой фотокор считает две чеченские войны. Первая чеченская началась в конце 1994-го. Ее 25-летие только что прошло в России незамеченным. Как бы и не было ничего. Но целое поколение наших мужчин воевало на этой войне.

Они не забыли. И Чечня все помнит. Людям, воевавшим и жившим посреди войны, посвящена персональная фотовыставка Максима Мармура «Чечня. Война. Будни», только что открывшаяся в столичном Центре фотографии им. братьев Люмьер.

Снимок фотокорреспондента Максима Мармура, представленный на выставке, который он сделал во время чеченской войны / Предоставлено Максимом Мармуром

Снимок фотокорреспондента Максима Мармура, представленный на выставке, который он сделал во время чеченской войны

ФОТО: Предоставлено Максимом Мармуром

На сотне выставленных фотографий — не кровавые ужасы и не «героика ратных будней». Просто жизнь на просто войне. Вот как о ней написал фотограф Мармур:

«…я шагаю и шагаю по полю среди солдат и бронетехники, с трудом таская ноги в ботинках с налипшей на них грязью. Она здесь удивительная — очень липкая, налипающая на обувь слоями и не отваливающаяся от них. Даже появилось выражение «Грязевые курорты Чечни». Всему виной грязь. Запах… Соляры... Чем пахнет война? Кровью? Нет. Она пахнет солярой, керосином и мокрой ватой. Мокрой ватой из непросыхающих бушлатов. Иногда тушенкой, часто сгоревшим порохом и салом с луком без хлеба… Мокрыми сухарями и немытым телом... Пахнет липким ужасом обстрелов и яростным страхом атак. Изредка подлостью и предательством, но пахнет сильно, и запах проникает всюду, и от него много лет не удается отмыться. Он становится будничным, этот запах, очень будничным, и ты начинаешь жить на войне, не обращая на него внимания. Время… как быстро на войне летит время... Появляются и исчезают в твоей жизни люди, некоторые остаются в ней надолго, некоторые, мелькнув, исчезают навсегда… Жизнь… Что такое жизнь на войне? Все и ничто. Ее так легко лишиться... Хорошо, если это будет мгновенно… »

Что добавить? Как не нужны комментарии и к фотографиям Максима Мармура. Надо идти и смотреть.

Читайте также: Финалисты конкурса «Первозданная Россия» представили свои работы в «Музеоне»

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

187 576 + 1 353 (за сутки)

Выздоровели

245 468 

Выявлено

4 546 + 12 (за сутки)

Умерли

Камран Гасанов

Взрыв в порту — второй Чернобыль

Ольга Кузьмина  

Август пахнет горечью

Екатерина Рощина

Гармаш и Ефремов в театре абсурда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Кто кого обидел

Руслан Клинский

Только без паники: истории чудесного спасения

Оксана Крученко

Когда мужчина — жертва домогательств

Анастасия Заводовская

Человек смертен, интернет жив

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите