Диктатура клика
Фото: «Вечерняя Москва»

Диктатура клика

Общество
Многие блогеры не любят журналистов, а многие журналисты не любят блогеров. Когда одно совмещается с другим в одном человеке – не начнется ли в нем процесс раздвоения личности?

Я таких уже видал: самолюбование собой любимым в блоге ведет к утрате прежних профессиональных качеств – скажем, журналиста-расследователя. Зачем копать, если можно просто «звездануть» в блоге так, что это разлетится, как вонючие брызги от брошенного в затхлый пруд камня.

Заведя подписку на некоторых публичных фигур – мол, любопытно, что же они там пишут в своих откровениях, довольно быстро обнаружил, что сказать им по большей части нечего: мыслей меньше, чем знаков в «твите», но сотрясание информационного пространства бессмысленными постами продолжается. Потому что, как говорится, без паблисити нет просперити.

Меня раздражает, когда в ленте новостей соцсети идет нескончаемый мутный поток того, что называется «информационным шумом». Вот «милый котик», вот чей-то вид из окна, вот собственноручно приготовленное кем-то блюдо, вот и сам автор, его съевший. Вот физиологический перечень ощущений после обеда. Посты котиков перемежаются с социальными «воплями», которые можно отнести к категории «долой кровавый режим». Фильтровать весь этот «базар» неимоверно трудно.

Собственно, вот одно из последствий новой информационной эпохи: единицы информации («котики» и «долой») стали совершенно равнозначными. Дело читателя фильтровать и выстраивать собственную иерархию жизненных и общественно-важных (для него лично) событий. Никто не укажет – вот это «первая полоса», а это последняя, из разряда необязательного чтива «их нравы» и в «мире интересного».

Профессиональные журналисты получили теперь еще одну функцию – они сортируют весь этот мусор, пытаясь в своих профессиональных СМИ выстроить хоть какую-то иерархию. Однако действовать им приходится в условиях «диктатуры клика». То есть играть по тем же правилам, что и блогеры: чем больше у тебя «кликов» и «лайков», тем, значит, твоя статья «успешнее». Соответственно, выгоднее написать один хлесткий текст про, скажем, гомосексуалистов, умучивших, скажем, отца Кураева в подвалах Мавзолея, нежели десять текстов про хитроумные закоулки правительственной мысли насчет вашей пенсии.

Под воздействием блогосферы уровень профессиональной журналистики эволюционирует, увы, не всегда в лучшую сторону. С одной стороны, блогеры – помощники прессы. Они подкидывают информационные поводы, которые сами не в состоянии столь же оперативно и масштабно распространить («расшарить»), как профессиональное СМИ, особенно мультимедийное.

С другой стороны, соревнование в скорости обгоняет мысль – то есть идет в ущерб часто качеству информации. И пресса подчас забывает о своей обязанности перепроверять информацию, выслушать вторую сторону. С третьей стороны, уж и сама публика становится все менее взыскательна. Выращенный на блогах читатель не утрудит себя вниканием в слишком сложную для него проблему, если не увидит на поверхности лежащей сенсации. У молодого поколения вообще уходит привычка читать и понимать тексты длиннее, чем 20 строк.

В процессе взаимодействия блогов и СМИ создаются и некие «гибриды». Блогеры, кучкуясь, становятся сами по себе СМИ. Скажем, ежедневная онлайн-газета типа Huffington Post – ничто иное, как агрегатор блогов. И она сверхуспешна. Все больше СМИ напрямую обращаются к блогерам за информацией, сажая на контракты. Эдакий краудсорсинг делает процесс изготовления новостей намного дешевле. Однако кто сказал, что чем создание новости дешевле, тем она сама качественнее и ведет, в свою очередь к росту капитализации самого СМИ?

Не роют ли они тем самым яму журналистике как профессии? Может, и роют, но процесс этот бесконечный. Я не верю в смерть профессиональных СМИ в обозримом будущем. Зато охотнее поверю в кризис социальных сетей, состоящих из всевозможных блогов. Потому как многие люди могут подумать: зачем все это читать и тратить на это драгоценное время, если читать там, по большому счету нечего. То есть блогосфера будет все более специализироваться, сбиваться в группы по отдельным направлениям, объединяя людей, близких по профессиональным, ментальным и социокультурным потребностям и уровням.

А чего все-таки у блогосферы по-прежнему не отнять, так это свободы. Ее там столько, что можно подавиться, не переварив. И мало кто уже может пожаловаться на то, что какой-то информации нет. Она есть, ее просто надо уметь найти и воспринять. Последнее – не менее важно, чем первое. Ибо «стена», построенная в головах – из невежества, фанаберии, неготовности слушать иное мнение и утруждать себя мыслительным процессом для выработки собственного критического суждения – оказалась куда выше, прочнее и неприступнее, чем Берлинская стена на земле.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

ЕСТЬ МНЕНИЕ

О мой блог!

Колонка обозревателя Екатерины Рощиной

Новое время принесло новые реалии. Люди, конечно, всегда писали дневники. Обычно - в стол: в надежде, что станешь ты потом великим, и после смерти дневник опубликуют.

Тогда-то все и узнают, кто тебя обижал, о чем ты думал, лет эдак сто назад. Подавляющее большинство "дневников" до широкой публики не доходило, шли на растопку печки. Но некоторые - штучные - публиковали.

Мой любимый писатель Юрий Нагибин всю жизнь писал свой "Дневник". Писал для себя, не для публикации. Потом, уже в конце жизни, издал. Без купюр. Книга вызвала скандал: резкий, наблюдательный, острый, Нагибин "припечатал" многих (далее).

 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news