Одним бедным соседом больше
Никита Миронов

Одним бедным соседом больше

Общество
Стало ясно, что Украина распадется, когда я побывал в ресторане «Криївка». Есть такой в центре Львова. Дверь всегда закрыта. Стучишь в нее — открывается маленькое окошко.

— Слава Украине! — кричит швейцар, сжимающий в руках «шмайсер».

— Героям слава! — следует ответить «официальным» отзывом бендеровцев.

— А москали серед вас е? — обязательно спрашивает цербер, одетый в военную форму.

Тогда мы сказали, что есть, но нас пустили. Теперь, подозреваю, не пустят.

Ну да, этот ресторанчик, стилизованный под бандеровский схорон, — просто маркетинговый ход. Но уровень ненависти к «клятым москалям» в некоторых областях Украины — как уровень радиации в Чернобыле. Даже в относительно русском Киеве водители маршруток часто не отвечают на вопросы. Делают вид, что не понимают по-русски.

«Западенцы, что с них взять», — пожимают плечами мои киевские знакомые.

В Одессе, Феодосии, Керчи — обратная ситуация. На улицах украинская речь не слышна. Полно машин с российскими номерами. В Севастополе я знаю несколько магазинов, которые держат москвичи. Во Львове, Луцке, Ивано-Франковске такое представить невозможно. Сожгут.

По сути мы имеем две Украины. Одна — восточные и южные области — много лет жила частью Российской империи. Крым был российской территорией до 1954 года — пока Хрущев не подарил его УССР, в честь 300-летия присоединения Украины к России. А западная часть Украины до 1918 года входила в состав Австро-Венгрии. Затем — в состав Польши и только с 1939-го — в состав СССР.

По своему отношению к России «западенцы» напоминают прибалтов, которые считают русских оккупантами. Они до середины 1950-х воевали в лесах за «незалэжность».

Западные и восточные украинцы недолюбливают друг друга. А если учесть, что в стране 11 миллионов русских — четверть населения, и в основном в восточных областях, то вероятность распада Украины очень велика.

Граница может пройти по Днепру. Один стольный град — Киев, другой — Харьков, который уже был столицей Украины в 1920-х. Не исключена и вероятность отделения Крыма. Хорошо ли это для России? Если к нам вернется Крым — российская территория с 1783 года — хорошо. Ведь все Черноморское побережье Краснодарского края — каких-то 250 километров. Из них большая часть уже недоступна для людей, это дачи олигархов и чиновников. У России нет теплого моря «для всех». Поэтому идея возврата Крыма нравится многим.

Но минусов в распаде Украины больше. Ведь в стране рухнет и без того чуть живая экономика. Обострится безработица, многие двинут в Россию. На шахтах Воркуты и Кузбасса и сейчас полно донбасских горняков. А будет еще больше. У нас может появиться еще один бедный сосед.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news