Главное
Карта событий
Смотреть карту

Переяславская рада. Кончились ли 360 лет взаимной терпимости

Переяславская рада. Кончились ли 360 лет взаимной терпимости
Фото: «Вечерняя Москва»
Вряд ли теперь на Украине кто-либо из официальных лиц помянет добрым словом эту дату – 360-летие Переяславской рады, когда состоялось воссоединение Украины с Россией. Это стало результатом осмысленного выбора тогдашней, как теперь говорят, правящей элиты.

Она знала от чего уходила – от угнетения украинского населения в Речи Посполитой, созданной на основе Люблинской унии 1569 года, когда в нее вошли также бывшая Западная и Южная Русь. Польское крепостное право, распространявшееся на белорусские украинские земли, было штукой жестокой: паны могли даже убивать своих крепостных, и это было законно.

Православие было в загоне, людей принуждали переходить в католицизм. Впрочем, казачество, охранявшее южные рубежи польского государства от татарских набегов, пользовалось относительной вольницей. Записанные в королевский реестр казаки получили жалование, помощь продовольствием и оружием. Однако и восставали против хозяев часто, тем более что Запорожская Сечь была местом, куда все более массово бежали беглые крепостные.

Начиная с 1630 года давление Речи Посполитой на казачество стало нарастать, на границе с их землями построили крепость Кодак, наняв для охраны немецкий (вот же гримасы истории) гарнизон. Впрочем, она была вскоре уничтожена восставшими казаками, немцы не помогли. А в 1648 году восстание стало всеукраинским, превратившись в освободительную войну против поляков под знаком защиты православия. Вождем стал Богдан Хмельницкий. Это был пример, когда оккупанты сами создали себе врага.

Хмельницкий был писарем в запорожском войске, - поляки его лишили должности. Он был лоялен польском королю – ровно до тех пор, пока один из панов не засек до смерти его сына, а поместье его было сожжено. Уже в 1649 году ему удалось получить для Запорожья и Восточной Украины существенную автономию. Но он мечтал о самостоятельном великом украинском княжестве.

Вряд ли он сумел бы достичь этой цели: то крымский хан, союзник казаков какое-то время, предаст, то собственная «пятая колонна» ослабит войско. После ряда поражений в 1651 году под контрольная Хмельницкому территория сильно ужалась. И он стал смотреть в сторону Москвы, - только она может помочь. Несколько обращений к московскому царю Алексею Михайловичу остались без ответа. Прозванный «Тишайшим», тот все медлил. Понимал, что битва за Украину простой не будет. Согласие взять под опеку Украину означало бы войну с Речью Посполитой, а к тому времени на счету России было на счету не одно от нее поражение. Лишь в 1653 году, когда крымский хан в очередной раз перешел на сторону поляков, а войско Хмельницкого оказалось в шаге от разгрома, 1 октября Земский собор принял решение Украину присоединить. 18 января Украинская рада, собравшись в Переяславле, одобрила воссоединение Московии и Южной (Малой) России.

Вот что говорил в своем выступлении на раде Хмельницкий: «Бог освободил нас из рук врагов нашего восточного православия, хотевших искоренить нас так, чтоб и имя русское не упоминалось в нашей земле. Но нам нельзя более жить без государя. Мы собрали сегодня явную всему народу раду, чтоб вы избрали из четырех государей себе государя. Первый - царь турецкий, который много раз призывал нас под свою власть; второй - хан крымский; третий - король польский, четвертый - православный Великой Руси, царь восточный. Турецкий царь басурман, и сами знаете: какое утеснение терпят братия наша христиане от неверных.

Крымский хан тоже басурман. Мы по нужде свели было с ним дружбу и через то приняли нестерпимые беды, пленение и нещадное пролитие христианской крови. Об утеснениях от польских панов и вспоминать не надобно; сами знаете, что они почитали жида и собаку лучше нашего брата-христианина. А православный христианский царь восточный одного с нами греческого благочестия… Этот великий царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной церкви в Малой Руси, не презрел наших шестилетних молений, склонил к нам милостивое свое царское сердце и прислал к нам ближних людей с царской милостью. Возлюбим его с усердием».

России пришлось вступить в войну из-за Украины с Речью Посполитой. Был отбит Смоленск, более тридцати белорусских городов, включая Полоцк. Но накануне разгрома Польши, которая воевала тогда еще и со Швецией, Москва зачем-то втянулась еще и в войну с империей Карла Х – за выход к Балтике. Не удалось. Правда, и земель не потеряли. Закончилась война с поляками лишь Андрусовским миром 30 января 1667 года: Россия закрепила за собой Смоленск и все Левобережье Днепра. Киев был отдан ей на два года. Но обратно Москва его уже не отдала. Запорожье было закреплено в совместном управлении Речи Посполитой и России, но русское влияние там было много сильнее. Окончательно же Украина была интегрирована в состав Российской Империи уже при Екатерине Великой.

Богдан Хмельницкий был не во всем доволен новым положением. Когда он напивался, то сетовал: «Не того я хотел», гневался на «москалей». Его сын Юрий хотел даже потом «отложиться» от Московии. Богдан же хотел, видимо, односторонней помощи без конкретных обязательств со стороны казаков, хотел вольности Сечи, «прислонившись» к сильному патрону (схожие черты можно и сейчас приметить в украинской политике). Такие настроения вообще были среди казачества весьма распространены. Так, гетман Иван Быговский жаждал «автономии» при польском покровительстве, гетман Иван Брюховецкий – при крымском хане. Однако главным козырем Московии в глазах простого украинского народа стало изгнание с земель, подвластных русскому царю, польских панов и их жесточайшего польского крепостничества.

И вот как описывал такие выгоды Лев Гумилев. Позволю себе длинную цитату, поскольку лучше и не скажешь. «Выбор, сделанный на основе естественного мироощущения народа, оказался правильным… В отличие от поляков, ограничивавших число «реестровых» казаков, московское правительство увеличило реестр на 60 тысяч человек по сравнению с требованиями Богдана Хмельницкого.

Фактически реестр охватывал все население слободской Украины. Кроме того, сохранилось пять-семь тысяч запорожских казаков. При польском господстве Украина могла только мечтать о подобном положении. Ни о какой дискриминации украинцев в составе России не было и речи. Более того, в XVII веке. очень сильно возросло интеллектуальное влияние украинцев на население России. Украинские монахи и священники - люди образованные, поднаторевшие в диспутах с католиками, знавшие языки, - высоко ценились московской патриархией. Имена Епифания Славинецкого, Симеона Полоцкого, Феофана Прокоповича стали неотъемлемой частью истории русской культуры. Впоследствии, когда на смену национальной политике России пришла политика имперская, украинцы тоже оказались не в проигрыше… Подавляющее большинство украинских казаков были записаны в реестр, поэтому возможность сделать карьеру была практически у каждого. Весь XVIII век украинцы этим и занимались… И хотя при Екатерине II Украина потеряла свое самоуправление, позиции украинцев при дворе поколеблены не были… Может быть, эта взаимная терпимость украинцев и великороссов и была важнейшим свидетельством правильности выбора, сделанного на Переяславской раде в 1654 году».

Скорее всего, именно это – взаимная терпимость – и была решающим фактором, Гумилев прав. Казалось, что ее хватит нам на века. А хватило лишь на 360 лет. И теперь она кончилась. Или просто прервалась на очередное «лихое время»?

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты