Главное
Карта событий
Смотреть карту

ПАСЕ. Как по команде

ПАСЕ. Как по команде
Фото: «Вечерняя Москва»
Видимо, в российской делегации, отправлявшейся в Страсбург на очередную сессию Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), были некие надежды, что политическую изоляцию России можно будет прорвать.

Что удастся возобновить диалог в этом хотя ничего и не решающем органе, но создающем некие настроения, которые потом так или иначе отражаются в поведении более ответственных европейских политиков. И не случайно в Страсбург отправился в составе делегации лично спикер думы Сергей Нарышкин.

Вроде бы даже и профильный комитет склонялся к тому, чтобы смягчить санкции против российской делегации, лишенной права голоса в прошлом году. Возможный компромисс состоял в том, чтобы право голоса вернуть, но не возвращать членство в руководящих органах ПАСЕ и мониторинговых комиссиях. Источники в российской делегации всячески давали понять, что их такой компромисс вполне устроит, и делегация на таких «урезанных правах» дверью хлопать не будет и останется в Ассамблее.

В качестве жеста доброй воли россияне предложили организовать даже встречу делегатов ПАСЕ с украинской летчицей Савченко, которая находится в российском СИЗО по обвинению в соучастии в убийстве российских тележурналистов (она выступала наводчицей артогня, по версии следствия). Савченко уже довольно давно проводит голодовку (ситуация эта накаляется и, судя по всему, превращается в еще один драматичный пункт обвинения Москвы). Профильному комитету не хватило всего одного голоса в пользу России. Зато Ассамблея компромисс отвергла и проголосовала с двукратным перевесом за лишение полномочий и права голоса нашей делегации до апреля. После чего предложение по Савченко (ходатайствовать соответствующим образом перед Следственным комитетом России) было тут же россиянами отозвано, а сама делегация объявила, что покидает ПАСЕ не до апреля, когда вопрос будет рассматриваться вновь, а до конца текущего года.

Так получилось в этот же день, что до конца года, по предложению глав МИД стран ЕС решено уже продлить и те санкции в отношении России, которые были наложены в прошлом году за присоединение Крыма. Так что теперь, скорее всего, вопрос уже не о возвращении в Страсбург наших делегатов а вообще о членстве России в ПАСЕ, а заодно и в Суде по правам человека и других организациях Совета Европы будет решаться тогда же. Собственно, это станет решением вопроса относительно всего комплекса наших отношений с Европой, как они выстраивались и оформлялись после распада СССР.

Судя по всему, компромисс – при всем своем символизме в рамках такой организации, как ПАСЕ, все же был возможен, более того, готовился обеими сторонами. Были кое-какие намеки на подвижки вообще в отношениях с ЕС. Не случайно с начала января стали прощупывать почву на предмет частичной отмены российского эмбарго на поставки продовольствия из ЕС. На середину месяца (затем перенесли вроде бы на 21 января) готовился саммит в Астане в так называемом нормандском формате (Россия, Украина, Франция и Германия). То есть Москва и Евросоюз реально, возможно, готовились к реализации первых конструктивных предложений в плане урегулирования украинского кризиса.

Однако примерно с середины января на Украине началась резкая дестабилизация ситуации, срыв хрупкого перемирия. Так и хочется добавить – как по команде. «Инициатива» исходила именно от украинских силовиков: усилились и участились артобстрелы жилых кварталов Донецка и Луганска, были стянуты новые силы Киева к линии соприкосновения с ополченцами, произошли несколько кровавых провокаций, повлекших гибель десятков мирных жителей юго-востока. Киев и не думал отводить тяжелое вооружение (как было условлено Минскими договоренностями) и явно готовил контрнаступление. Однако никаких окриков в его адрес с Запада не было. Таковые, как и угрозы ужесточить санкции – раздались мгновенно сразу после обстрела Мариуполя, вину за который возложили не только на сепаратистов, но и на «поддерживающую их» Москву. Это стало подозрительно «своевременным» спусковым механизмом резкого ужесточения риторики в адрес Москвы. Все намечавшиеся попытки начать сближение позиций сторон были сорваны. Киев же – тоже как по команде – резко ужесточил свою риторику в адрес России и ДНР и ЛНР. Москва в специально принятом заявлении Рады была названа «страной-агрессором», а самопровозглашенные республики были объявлены «террористами», что на практике означает отказ вести с ними переговоры.

Примечательно, что аналогичная поправка, внесенная украинской делегацией к резолюции о лишении права голоса россиян, даже в ПАСЕ не прошла ввиду своей очевидной провокационности.

Но дело уже было сделано: компромисс, если и намечался, то сорван, полномасштабная война опять висит в воздухе. Остается лишь задаться вопросом: а кто же так ловко срежиссировал это все, кто отдавал все эти «команды», оказавшиеся столь «своевременными»?

Впрочем, этот вопрос кажется совершенно риторическим.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты