Главное
Карта событий
Смотреть карту

Проходящая мода на иностранщину

Развлечения
Проходящая мода на иностранщину
/ Фото: «Вечерняя Москва»
Новый, 2015-й, год ознаменовал лингвистическую тенденцию. Похоже, мода на иностранщину в языке заканчивается. Прогулявшись по столичной ярмарке, я убедилась в исчезновении из меню «глинтвейна». Нет, сам глинтвейн как напиток в меню присутствовал. А слова — не было.

Вместо него значилось — «горячий новогодний напиток», «горячий рождественский напиток», а также «пражский новогодний напиток» и «пражский новогодний напиток для взрослых» — что, по-видимому, обозначало глинтвейн алкогольный и безалкогольный, соответственно.

Не буду говорить, насколько эти конструкции удачны и приживутся ли в нашей речи. Но, на мой взгляд, тенденция особенно заметна, если читать разнообразные меню.

Обратите внимание: если раньше исконным русским словам владельцы точек общепита предпочитали заграничные и вместо «кекс» писали «маффин», бублики вытеснялись заморскими бейглами, то сегодня замечается обратное.

И уж, конечно, не случайно, модная кулинарная телеведущая Юлия Высоцкая новую книгу про бутерброды, которые нужно брать с собой на работу, назвала старым словом «ссобойки».

Филологи говорят: наш великий и могучий до той поры защищен от иностранных заимствований, пока он не ленится и на полную катушку делает родными и домашними иностранные слова. Правда, таких примеров было маловато.

Ведь чего проще калькировать с английского какое-нибудь популярное слово и не одомашнивать его совсем. Но с некоторых пор все изменилось. С легкой подачи Киселева, например, английское «крейзи», окопавшееся в языке, было вытесненно более интересным с лингвистической точки зрения прилагательным «майданутый».

В свое время травля романа «Доктор Живаго» привнесла в язык выражение «Я тебе не живага какая-та». В наши дни чрезмерная известность фильма Звягинцева «Левиафан» обогатила «великий и могучий» выражением «левиафан позорный». По наблюдению декана факультета журналистики ВШЭ Анны Качкаевой, острые на язык русские люди стали называть «левиафанами позорными» пьяных людей.

Не менее интересно начинание лингвиста Анны Воронковой. Уже несколько лет Анна занимается переводом на русский язык комиксов. Изобилие звукоподражательных слов, которые дотоле переводились английскими сочетаниями букв, она решила переводить не английским, а языками народов России. Так звук почесывания переводчица изобразила лезгинским словом «чарх», а звук прихлебывания горячего кофе — армянским «ссурч».

И еще одной замечательной новинкой языка может служить предложение писателя Павла Басинского. В наступившем году, как известно, являющимся Годом литературы, Басинский предлагает приветствовать друг друга не приветами и не «какделой», а фразой «Что ты читаешь?»

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты